Открытый университет Сколково работает уже год: организаторы программы помогают студентам создавать коммерчески успешные стартапы, проводят лекции Жореса Алферова и Стива Возняка и готовят более 200 выпускников российского бакалавриата к поступлению на международные технические программы уровня MIT. «Теории и практики» поговорили с директором Андреем Егоровым о том, возможно ли в России сделать свой Университет Сингулярности.

— Что вообще такое Открытый университет? Вы сейчас выдаете какие-то дипломы?

— C формальной точки зрения, мы — не университет. У нас нет юридического лица, нет лицензий на образовательную деятельность. Мы — программа фонда «Сколково», его часть. Если посмотреть на мировой опыт, открытые университеты часто называют университетами для домохозяек. Это не самые топовые заведения для тех, кому нужен сам факт получения образования, либо нужна дополнительная специальность, квалификация. Этот стереотип сначала нам мешал, но сейчас мы добились того, что наши зарубежные партнеры понимают разницу.

Есть образовательные модели, на которые мы ориентировались. Первая — это Singularity University, который тоже фактически университетом не является. Второй для нас пример — это College de France, который был основан в XV веке и по сей день играет важную роль в интеллектуальной жизни французского общества. Это площадка открытого образования — есть профессура, которая читает то, что считают нужным, и есть публика, которая может свободно ходить на занятия.

Мы тоже стремились не ставить себе никаких искусственных ограничений. Например, нас не останавливает то, что какой-то курс не аккредитован. Если он интересен, мы можем его провести. Поэтому академическая публика не всегда воспринимает то, что у нас происходит. Считается, что это не очень научно. С другой стороны, мы обладаем определенной свободой — слушатели могут рассмотреть альтернативные темы и сами выбрать направления, которые им ближе.

— Можно ли вас назвать точкой входа в Сколково?

— Сколково — это в первую очередь город, который будет построен к 2014 году. В нем будет жить и работать 20 тысяч человек. Где их взять? Ведь этот проект позиционируется как претендующий на статус российской Кремниевой долины. Ему придется конкурировать с другими инновационными центрами, которые проектируются в Арабских Эмиратах, Франции и других странах. Понятно, что люди, которые приедут в этот город, должны быть определенного уровня. В этом смысле наш университет — это инструмент привлечения в еще не построенный город лучших и талантливых молодых людей.

— Есть какие-то критерии, по которым вам нужно привлекать студентов ?

— Мы имеем дело в основном со студентами технических специальностей. Пока мы не ставим перед ребятами цели стать определенного рода специалистами, мы просто вводим их в среду Сколково. Дальше у них есть основные траектории, по которым они смогут развиваться внутри Открытого университета и возможность поступить в Сколковотех — университет, который сейчас создается совместно с MIT, где можно будет получить степени мастера и доктора международного уровня.

**Три стартапа, созданных в университете Сколково:** **[PrimerLife](http://primerlife.com/)** — интернет-ресурс в области персонализированной медицины, основанный на использовании генетических данных, социальной сети и интегрированной технологии искусственного интеллекта. **[Tutorion](http://tutorion.ru/)** — инновационная разработка в области частного образования через интернет. Позволяет открыть новые возможности дистанционного образования для массовой аудитории. **[Engex Lab](http://engexlab.ru/)** — лаборатория инженерных инноваций, которая сейчас занимается разработкой интеллектуальной системы управления энергопотреблением здания.

Первый пилотный набор в Сколковотех показывает, что не так много выпускников российского бакалавриата готовы поступать на международные программы такого уровня. Часто отсутствует знание инженерного английского. Мы будем готовить наших студентов к поступлению. Понятно, что мы не можем давать глубокие научные курсы, которые они в своих вузах получают, но глобальное видение, лекции на английском языке ведущих мировых специалистов, какие-то технические вещи — это мы даем.

В рамках второй траектории студенты создают стартапы и становятся резидентами Сколково. Потому что основная цель создания этого проекта — помощь в коммерциализации новых разработок и технологий. Если у вас есть научные идеи, их необходимо упаковать, сделать продукт, вывести его на рынок. На данный момент 6 наших студентов уже сделали проекты и стали резидентами. Двое студентов на днях подписали контракт со Сколково на грант в 3 миллиона рублей. Другой студент 1,5 миллиона получил пару месяцев назад. Есть еще около 20 студентов, которые дорабатывают свои проекты, надеюсь, из этого тоже что-то получится.

Наконец, третья траектория — в Сколково будет много офисов и исследовательских центров мировых корпораций. И им нужны будут квалифицированные сотрудники, которыми смогут стать наши студенты. Плюс, в человеческих ресурсах будут нуждаться и те стартапы, которые начнут развиваться в Сколково.

— Кто у вас формирует повестку дня и отвечает за программу, курсы, лекторов?

— В стадии стартапа мы сами устанавливаем правила игры и экспериментируем. Но не так давно у нас появился экспертный совет, который будет помогать нам разрабатывать образовательную программу. В совет вошли и представители научного мира и практики: от Александра Галицкого и Дмитрия Пескова до Юрия Батурина и Владимира Бетелина, которые про науку и технику знают не понаслышке. Директор Центра синергийной антропологии ВШЭ Олег Генисаретский — его председатель. Решения совета носят рекомендательный характер, мы встречаемся, обсуждаем, какую программу сделать, по каким направлениям вести студентов. Есть еще внутренняя экспертиза в фонде Сколково. Кроме того, к нам все чаще приходят компании-партнеры Сколково и говорят, что приехал ученый, например, из Кремниевой долины, и мы можем организовать его лекцию. Если нам интересно, мы соглашаемся.

— У вас на сайте и сейчас в разговоре часто упоминается предпринимательство. Это магистральное направление?

— У нас 3 основных направления, которые мы выделили в программе. И первое — это предпринимательство, потому что, повторюсь, основная задача Сколково — из научной разработки сделать успешный бизнес-проект. Мы будем учить наших студентов тому, как делать продукт, а туда уже входят вопросы интеллектуальной собственности, финансовые аспекты и прочее.

Второе направление мы назвали «Технологические горизонты». Оно связано с пятью кластерами развития Сколково — IT, космические и телекоммуникационные технологии, биомедицинские технологии, энергоэффективность, ядерные технологии. На стыке этих сфер мы делаем курсы — например, «Технологическое предпринимательство в космической сфере». Многим кажется, что космос — это что-то огромное, чем занимаются только госкорпорации, а ведь там огромное количество мелких вещей, которые могут делать небольшие компании. Сейчас проектируем курс технологического предпринимательства в биомедицинских технологиях, но тут много сложностей и тонкостей. По энергоэффективности и энергетическим технологиям сейчас планируем курс. Причем планируют сами студенты: составляют программы, выбирают, каких экспертов необходимо приглашать, а мы потом смотрим и при необходимости дорабатываем программу.

Третье направление мы назвали «Глобальное видение и культурные горизонты». Мы стараемся не забывать про культурно-этические вещи, у студентов должен быть широкий кругозор. У нас уже были лекции настоящих звезд — выступал Жорес Алферов, Элиас Зерунин, Джон и Дорис Нейсбитт, Стив Возняк. Владимир Малявин, известный китаевед, рассказывал про китайскую схему управления и стратагемы. Сейчас искусствовед Паола Волкова читает нашим студентам лекции по искусству.

— Как вы набирали студентов?

— Год назад мы открылись и делали первый набор студентов. Мы не можем всех охватить, у нас небольшой ресурс. Тогда мы работали с шестью московскими вузами — МГУ, ВШЭ, МИФИ, МИСИС, МГТУ и МФТИ. Мы брали студентов от первого курса до аспирантуры разных технических специализаций. Нужно было пройти несколько этапов. Первый — заочный: заполнить подробную анкету о своих достижениях и сделать мотивационный ролик на английском языке, разместить его на ютьюбе. Мы получили сотни роликов: кто-то в масках моджахедов рассказывал про любовь к инновациям, Путину и Медведеву на фоне наноковра, кто-то говорил «фром хиз харт», кто-то мультики рисовал. Потом была очная часть — во всех шести вузах мы провели игры на целый день, куда приглашали экспертов из технологических областей, hr-специалистов. Тогда мы выбрали 111 московских студентов. А в декабре мы проводили второй отбор — Москва, Томск и Питер. Немного формализовали правила, добавили технические задачи на логику, опцию с мотивационным роликом оставили, но в этот раз она была необязательной. Студенты заочно все заполняли и присылали нам. Потом были собеседования, тестирование по английскому. Итого у нас сейчас 230 студентов в трех городах: в Томске и Питере по 50 и 130 в Москве.

— Как организован образовательный процесс?

— Пока мы решили, что студенты у нас будут заниматься по два года. Они учатся в своих городах в вузах, параллельно занимаются у нас. И в Томске, и в Питере есть менеджер и тьютор, которые помогают организовывать процесс. Там мы ориентированы на развитие местных инновационных сообществ. При этом мы стараемся смешивать три города. Когда площадки оформятся физически, будем устраивать регулярные видеоконференции, потому что в рабочие группы по разным проектам входят студенты из разных городов. Кроме того, иногда мы часть студентов из Томска и Питера приглашаем в Москву. В июле планируем провести летнюю школу, чтобы вместе работать над общими задачами в одном месте.

**Книги, которые следуюет прочитать поступающим в Сколково:**
[The Scientific Way of Warfare](http://www.amazon.com/The-Scientific-Way-Warfare-Battlefields/dp/0231700784), Antoine J. Bousquet
[On Intelligence](http://www.amazon.com/On-Intelligence-Jeff-Hawkins/dp/0805074562), Jeff Hawkins
[The Idea Factory: Learning to think at MIT](http://www.amazon.com/The-Idea-Factory-Learning-M-I-T/dp/0452268419), Pepper White
[«36 стратагем. Китайские секреты успеха»](http://www.ozon.ru/context/detail/id/102924/), Владимир Малявин

— Есть какие-то достижения у студентов первого набора?

— На днях завершился полуфинал отбора в пилотную программу — 20 студентов отправляют с сентября учиться на год в Стэнфорд, MIT и другие университеты, после чего вернутся доучиваться в Сколково и на выходе получат дипломы Сколковотех.

В полуфинал из 40 участников вошло 10 студентов Открытого университета Сколково. Неизвестно, кто победит в итоге, но уже этот результат радует. Часть студентов участвует в проектировании курсов нашего университета. Некоторых ребят берут на работу в команды разработчиков. Кто-то уже работает в кластерах Сколково в качестве стажеров.

— Планируется ли набор в этом году, по каким принципам он будет проводиться?

— Возможно, новый набор будет в сентябре, но скорее всего в конце года. Начиная со второго набора, мы принимаем только тех студентов, которые уже закончили второй курс в своих университетах. Других ограничений не будет. Немного уточнятся правила, потому что кластеры Сколково подключились к нам в плане технических задач. Вместе мы поймем, каких абитуриентов они хотят потом видеть у себя, и будем набирать студентов, учитывая и их требования тоже.

— К вам могут попасть студенты из других городов?

— Если они готовы все бросить и ради Открытого университета Сколково переехать в Москву, Томск или Питер. Кстати, у нас в первом наборе была пара умников, которые прикинулись студентами московских вузов, а когда мы их приняли, признались, что они учатся в других городах. Тем не менее, один уже перебрался в Москву, мы ему помогли найти место в общежитии МИФИ, а Ольга Аврясова из Саратова, которая в прошлом году прошла в Singularity University и сейчас дописывает диссертацию, периодически приезжает к нам заниматься.

— Как-то отличаются студенты по городам?

— По Питеру и Томску не скажу, они у нас недавно. В Москве студенты очень избалованные, тут миллион вариантов, чем себя занять, поэтому затащить студентов даже на каких-то звездных лекторов не всегда легко. В Питере и особенно в Томске, если приезжает иностранная звезда, благодарные слушатели всегда находятся.

Я недавно летал в Томск, первый вопрос от студентов был таким: «А что, если томский ОтУС станет самым лучшим?» Чувствуется, что они хотят отличиться.

По поводу современного студенчества — видно, что молодежи сложно думать глобально — либо предлагают копировать проекты, реализованные в Америке или где-то еще, либо придумывают проекты локального, местечкового уровня. Есть проблемы с английским языком. Даже те, кого мы отбирали, признаются, что сложно слушать англоговорящих лекторов. Поэтому кто-то пошел повышать уровень языка на курсы.

— К большому Сколково многие относятся скептически, а кто-то откровенно негативно. На вас это как-то отражается?

— Мы в принципе являемся заложниками этой ситуации. Сколково многие считали проектом по распилу денег, и на нас это отношение тоже распространялось. Сейчас отношение сильно изменилось в лучшую сторону, но все равно каждая маленькая ошибка отражается в общественном сознании. Я к этому отношусь спокойно, у меня есть своя зона ответственности, я знаю, что действительно происходит, и мне нисколько не стыдно перед остальными. Плюс мы зарабатываем кредит доверия и от студентов, которые становятся нашими агентами влияния в своих вузах и могут рассказать о реальном положении вещей.