В каждом крупном университете за границей существуют программы по художественному тексту, и некоторые из них предлагают студентам возможность научиться письму у всемирно известных писателей. «Теории и практики» выяснили, в каких зарубежных вузах преподают знаменитые литераторы и в чем особенность их курсов.

Джонатан Сафран Фоер, Нью-Йорский университет, преподаватель писательского мастерства


Автор бестселлеров о крупнейших гуманитарных катастрофах в свои 35 уже курирует программу писательского мастерства Нью-Йоркского университета. Его курс называется «Невероятное писательство» и отличается экспериментаторскими методами обучения.

К примеру, если Фоер задает студентам написать «локальные истории», то с определенными условиями: один пишет любовные письма, сидя в Вашингтон-парке, а другой сочиняет социальную драму, устроившись в забегаловке городских трущоб.

В итоге ученики должны каждую неделю сдавать текст размером до четырех страниц.

Свой необычный стиль преподавания Фоер объяснял так: «Как и любое искусство, литературная форма определяет то, что возможно. Во время курса мы расширим границы формы через серию «невозможных» упражнений».

Салман Рушди, Университет Эмори, почетный профессор факультета английского языка


Лауреат Букера и рыцарь Британской империи Салман Рушди преподает в университете Эмори. Ему предоставлена свобода в выборе тем, дат и формата выступлений. Поэтому на одни лекции Рушди может попасть любой желающий всего за 10 долларов, тогда как на другие не всякому студенту удается пробиться.

В основном писатель высказывается о злободневных проблемах, к примеру, о противоречиях различных культур, которые могут привести к расколу мирового сообщества. Однако порой Салман Рушди посвящает свои лекции вопросам творчества: «Технология креативного процесса», «Правда и воспоминание» и так далее. Университет регулярно публикует информацию о лекциях, а также выкладывает видеозаписи на YouTube.

Кстати, в университете Эмори находится и архив писателя — там выставлены его блокноты, фотографии, письма от Барака Обамы и Боно из U2. Составление архива позволило Рушди структурировать прошлое и помогло в написании 600-страничной автобиографии, которая должна быть опубликована в ближайшее время.

Майкл Каннингем, Йельский университет, преподаватель английского языка и писательского мастерства


За роман «Часы» Майкл Каннингем получил Пулитцевскую премию и Фолкнеровскую награду, а за творчество в целом писатель удостоился профессорского кресла в Йельском университете. Сейчас он читает два базовых курса — профессиональное чтение литературы и создание художественного произведения.

Студенты Каннингема анализируют структуру рассказов, учатся слышать авторский голос, следят за развитием характеров и пытаются ответить на ключевой вопрос: «Как автор это сделал?» Вся эта теоретическая часть необходима им для выполнения практических заданий, то есть для создания собственных текстов. Каждый опус зачитывается в классе, после чего Каннингем советует, как доработать материал, чтобы в итоге получилась полноценная история.

Каннингем не раз отмечал, что обсуждать писательство ему не так интересно, как, например, рутбир или женские юбки. Тем не менее он ценит лекции за то, что они снова и снова ставят перед ним вопрос о предназначении писателя.

Амос Оз, Университет им. Бен-Гуриона в Беэр-Шева, преподаватель еврейской литературы


Амос Оз — один из тех писателей, благодаря которым Израиль отмечен на литературной карте мира. Десяток его книг переведено на русский, в том числе и автобиография «Повесть о Любви и тьме». В ней он делился своими переживаниями по поводу того, что его отец, выдающийся ученый, почти всю жизнь проработал в библиотеке, мечтая стать профессором, а он сам, сын, после успешной публикации нескольких книг запросто получил место в главном университете страны.

Писатель начал преподавать, когда кампус, находящийся практически в пустыне, еще не был толком построен, а вокруг здания была гора мусора. По воспоминаниям Оза, его привлекла «атмосфера кибуца», то есть неформальные, теплые отношения между преподавателями и студентами. Даже сейчас, когда Университет Бен-Гуриона совсем не походит на домик на краю света, в нем царит особая атмосфера, уверяет писатель.

Амос Оз проводит лекции о еврейской литературе, задает очень много читать и тщательно проверяет все задания. Помимо повышенной требовательности у него есть еще одна особенность — он пишет истории обо всех, с кем доведется встретиться. Однако писатель галантно предупреждает об этом перед началом каждого курса.

Тобиас Вульф, Стэнфордский университет, преподаватель английского языка и писательского мастерства


Тобиас Вульф прославился полу-автобиографической повестью «Жизнь этого парня», которая посвящена излюбленной американской теме — взрослению неглупого подростка, который страдает из-за отчима-тирана и духоты захолустного городка.

Теперь «этот парень» считается мастером короткой прозы, а его истории пользуются огромным спросом у кинематографистов (по упомянутой книге снят фильм, в котором сыграл тогда еще никому неизвестный Ди Каприо). Более того, Тобиас Вульф преподает в престижном Стэнфордском университете.

Под его началом студенты изучают социальный и исторический контекст произведений, анализируют инструментарий писателя и, конечно же, пишут рассказы. В одном интервью Вульф признался, что поначалу каждую плохую фразу воспринимал как личное оскорбление, однако со временем стал терпимее относиться к начинающим писателям и работает с ними по принципу «не сделай больно». Кстати, на его факультет конкурс составляет 140 человек на место.

Умберто Эко, Болонский университет, преподаватель семиотики


Знаменитый постмодернист Умберто Эко основал свою программу по семиотике еще в 1988 году, до громкой публикации книги «Имя розы». Его курс со временем мало изменился. Он включает в себя изучение языка в культурном контексте, обзор лингвистических и философских традиций, анализ новых медиа, рекламы и других текстов. Студентов учат разбираться в медиаобразах, декодировать их и, соответственно, шифровать собственные мысли с помощью различных инструментов медиа-манипуляции.

Журналист издания Independent со скепсисом оценил курс семиотики в Болонском университете, назвав его «темной, запутанной и умышленно непонятной дисциплиной».

Однако, как говорится на сайте университета, все эти «темные» знания пригодятся тем, кто собирается в дальнейшем работать в сфере коммуникаций.

Тони Моррисон, Принстонский университет, профессор гуманитарных наук


Тони Моррисон начала писать в стенах Университета Ховарда, в компании молодых и амбициозных авторов. Впоследствии Моррисон стала первой темнокожей женщиной, получившей Нобелевскую премию по литературе.

В Принстонском университете она открыла специальную мастерскую, в которой студенты работают совместно с профессионалами. Художник может объединиться с композитором, хореограф — с инженером, архитектор — с политологом, вместе они разрабатывают творческий проект и в конце концов представляют его широкой публике. В мастерской уже принимали участие писатель Габриэль Гарсиа Маркес, художница Ирина Нахова, перкуссионистка Эвелин Гленни и другие.

Тони Моррисон считает, что «сотрудничество с настоящими профессионалами позволяет студентам взглянуть по-новому на их работы, довести до ума и выпустить в мир первоклассный продукт».

Терри Пратчетт, Тринити-колледж в Дублине, преподаватель писательского мастерства


Фантаст-сатирик присоединился к Тринити-колледжу в 2010 году. В СМИ шутили, что Пратчетт решил преподавать, чтобы понять, чем реальный колледж отличается от «Незримого университета». По крайней мере, сам он отличается от «незримых академиков» тем, что даже не окончил школу, что не помешало ему стать профессором старейшего учебного заведения Ирландии.

Лекции Терри Пратчетта посвящены популярной литературе. Вместе со студентами он разбирает книги Дэна Брауна и Стивена Кинга, комиксы и графические новеллы, популярные песни и фантастику. Писатель объясняет студентам, какую роль играет популярная литература в современной культуре, а также пытается вместе с ними понять причины неприязни критиков к бестселлерам.

В курс для начинающих писателей также входит серия мастер-классов, на которых студенты читают свои тексты, выслушивают критику и узнают, как грамотно сотрудничать с издательствами. Чтобы попасть на курс к Терри Пратчетту, нужно отправить несколько собственных текстов на английском, в числе которых должны быть 6–8 стихотворений или рассказ на 12 страниц.

Орхан Памук, Колумбийский университет, профессор сравнительной литературы


Лауреат Нобелевской премии по литературе поначалу просто прятался в Колумбийском университете от радикалов, которые преследовали его за высказывания о геноциде армян на территории Турции. Сейчас он просто занимается там любимым делом — литературой.

Памук преподает сравнительную литературу — одну из дисциплин программы литературного мастерства Колумбийского университета. Каждую неделю в стенах университета проходят мастер-классы на 7–12 человек. Как минимум три раза в неделю они представляют свои работы в различных жанрах (поэзия, художественная литература и нон-фикшн) и получают рецензии как профессоров, так и однокурсников. Конец учебного года посвящен шлифовке текста и подготовке его к публикации.

Эндрю Моушн, Университет Восточной Англии, преподаватель писательского мастерства


Эндрю Моушн знаменит в Англии не только как лауреат престижной национальной премии в области поэзии, но и как слагатель стихов по случаю королевских торжеств.

У нас он известен благодаря стихотворению «У могилы Иосифа Бродского».

До того как Моушн начал преподавать в Университете Восточной Англии, аспирантов этого вуза обучали писать только прозу. Он открыл программу мастер-классов для начинающих поэтов. Курс предназначен только для тех, кто уже давно пишет стихи — неважно, опубликованы они или нет. Главное, чтобы человек относился к своим текстам требовательно и серьезно, а также умел работать в рамках дедлайнов. На сайте университета сказано, что «успешному писателю необходимы талант, гибкость и удача».

У Эндрю Моушна иное представление о том, что действительно нужно поэту. Он должен писать так, чтобы читатели «почувствовали себя в мире, который казался бы им знакомым, но оказался страннее, полнее и волнительнее, чем они предполагали до того, как они взяли в руки книгу».