В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Мария Дудко бросила учебу в российском вузе и поступила в Университет Мельбурна, где изучает архитектуру и готовит проект, включающий в себя элементы уличного искусства и инсталляции.

Мария Дудко, 23 года


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Я учусь на специальности «Архитектура» в The University of Melbourne на втором курсе. До этого я училась два года в Москве на специальности «Дизайн кино и телевидения», но у меня очень быстро наступил юношеский максимализм. И бунт против системы — однажды я просто не пришла на сессию. Когда я оканчивала школу, возможности уехать за границу не было.

В университет я поступала с расплывчатыми представлениями о том, чем я буду потом заниматься. Но в то же время я всегда считала, что образование само по себе никогда за меня этот вопрос не решит. В итоге я поработала какое-то время в Москве и подала документы в три разных университета в Мельбурне. Меня приняли в два из них: тот, где я учусь сейчас, и на отделение живописи в Monash University.

Университет Мельбурна — один из крупнейших университетов Австралии и старейший в штате Виктория. Наиболее сильные направления — искусство и биомедицинские науки. Занимает 38-е место в рейтинге Top 100 Universities in the World.
Программа в нашем университете довольно нестандартная по сравнению с другими местными учебными заведениями. В 2008 году все программы бакалавриата перестроили под Болонский процесс, а также были включены элементы американской системы Liberal Arts, по которой ты выбираешь специализацию только на последних курсах, а остальное время изучаешь более общее предметы. Таким образом, архитектура — это одна из 11 специальностей, которые можно выбрать на Bachelor of Environments (дословно — бакалавр среды, пространства). На первом курсе мы изучали эко-этику и другие обязательные дисциплины: урбанистику, дизайн, природные процессы, другими словами, причины и последствия взаимодействия человека с его окружающей средой. Так как определенную часть предметов мы должны выбирать из тех, что преподаются на других факультетах — для общего развития, в этом году я также занимаюсь сценарным мастерством для театра и кино.

В Австралию я уехала, потому что жила там, когда была маленькой и имела уже общее представление о том, как все будет. В Австралии британская традиция образования, и у университетов довольно хорошая репутация. Я выбирала между Сиднеем и Мельбурном, но так как о Сиднее у меня отложились не самые приятные воспоминания, я решила попробовать Мельбурн. Как мне кажется сейчас, я не ошиблась. Здесь гораздо

приятнее и удобнее жить во многих смыслах, а также происходит больше разных событий в мире искусства.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Для поступления нужно было принести аттестат из школы, справку с оценками из университета, где я училась раньше, и сдать TOEFL. Все абитуренты автоматически рассматриваются на получение гранта в виде скидки на стоимость обучения. Для того чтобы его получить, надо иметь очень высокий средний бал в школе и начинать высшее образование впервые.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Самое четкое воспоминание связано с тем, что мы постоянно рисовали одни и те же натюрморты из бутылок и фруктов, и я вдруг осознала, что не смогу это делать еще четыре года. Не потому что это плохо или не полезно — академический рисунок на самом деле самый проверенный способ научиться изображать свою мысль на бумаге, но сама мысль от такой художественной практики не рождается. Здесь, наоборот, ни в архитектурных, ни в художественных институтах рисовать с натуры практически не учат. Подразумевается, что технические навыки ты выработаешь сам, именно те, которые тебе самому нужны, а преподаватели лишь помогут тебе определиться и направят тебя в нужное русло. В Москве у меня было огромное количество предметов, но по многим из них ничего не надо было делать в течение семестра, а на экзамене все можно было просто списать. Здесь предметов гораздо меньше, но по ним постоянно приходится работать.

— Где ты сейчас живешь?

— Я живу в доме из красного кирпича с высоченными потолками и торчащими поперек промышленными трубами, на шестом этаже. В нашем доме раньше находилась фабрика по производству товаров для универмага, потом все переделали под квартиры. Вообще винтаж и гранж, как в одежде, так и в дизайне интерьеров здесь очень популярен. До этого я снимала комнату над книжной лавкой, хозяин которой был в Австралии знаменитым специалистом по истории буддизма. Сейчас я дохожу пешком до университета примерно за 20 минут. Наш главный кампус расположен в центре города. Туда легко добраться на трамвае или метро из дальних районов, но довольно легко найти жилье неподалеку, хотя стоимость, конечно, будет выше, чем в спальных районах.

Общежития как такового у нас нет, но есть жилые комплексы, построенные специально для студентов. Там жить довольно дорого, зато все уже обставлено мебелью и заранее подготовлено. Еще есть так называемые residential colleges, но в них надо проходить отбор и подавать заявление еще до того, как тебя приняли на курс. В них тоже аренда совсем не низкая, несмотря на то, что кухню и ванную приходится делить с остальными студентами, но в дополнительные бонусы входит трехразовое питание в столовой и дополнительные занятия с преподавателями университета по многим предметам прямо не отходя от кампуса.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Любой студент может вступить в студенческий профсоюз (членский взнос 100 долларов в семестр) и получать скидки в барах и кафе. Также ты получаешь возможность ходить на разные выставки и клубные мероприятия, многочисленные вечеринки и даже на бесплатный совместный завтрак по понедельникам.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Сейчас я работаю над личным проектом городской арт-интервенции — это смешение форм инсталляции и уличного искусства. Продолжаю серию графических работ, исследующих гендерные вопросы и представление их зрителем. В прошлом году я начала переносить свои работы в городскую среду. Меня уже давно интересуют разные методы модификации и арт-вторжения в облик города как самый доступный способ непосредственно повлиять на то, как люди взаимодействуют и чувствуют себя в окружающем их пространстве. Мне хотелось бы и в дальнейшем работать с этим форматом, так как у меня еще много нереализованных идей.

— Как успехи?

— Всегда есть к чему стремиться, я пытаюсь ставить себе все более сложные задачи и двигаться к ним.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Самое смешное, что самый крутой профессор у меня из России — Станислав Рудавский. Он читает лекции по предмету Virtual Environments, то есть виртуальные пространства, на котором мы создавали «телесную архитектуру», объекты архитектуры, которые можно надеть на себя. Его занятия невероятно вдохновляли и позволили по-новому отнестись к процессу дизайна в целом. И вообще он любил отправлять всему курсу электронные письма со словами «You will all fail this subject», а здесь это большая редкость, потому что личная успеваемость — это очень деликатная тема и большинство преподавателей традиционно поощряет к дальнейшим изысканиям только позитивными высказываниями.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— В этом семестре я появляюсь в университете всего два дня в неделю, потому что удалось удачно сгруппировать все семинары (в отличие от России здесь каждый сам составляет себе расписание с помощью персональной страницы на сайте университета). На лекции я хожу довольно редко, потому что их всегда выкладывают для прослушивания в интернете. Такая возможность, правда, есть не для всех предметов, но мне пока везло. Вообще семинары делятся на два типа: те, где обсуждаешь пройденный материал, и те, где непосредственно разрабатываешь проекты — они называются студии. На студиях каждую неделю проходит презентация наших работ. В одних случаях только руководитель студии дает тебе оценку и комментарии о работе, а в других — вся группа участвует в обсуждении. Руководители студии, конечно, бывают разные — некоторые тратят много времени, чтобы подробно разобрать твой проект на части и обратить внимание на то, что надо исправить или учесть в будущем. Другие, наоборот, делают минимальные замечания и стараются не вмешиваться в творческий процесс, предпочитая оставить все, что они думают, на финальный зачет в конце семестра. Финальный зачет, к слову, обычно не проходит без слез, причем так эмоционально реагируют, в основном, почему-то мальчики.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Я научилась не откладывать полученную информацию в дальний уголок мозга с пометкой «потом, наверное, пригодится», а активно использовать все, что я узнаю, в творчестве и не бояться, что мне чего-то будет не хватать для решения поставленных задач. Еще одно важное умение — анализировать сам процесс создания объекта так же тщательно, как законченный результат.

Кафедра ботаники, одно из самых старых зда...

Кафедра ботаники, одно из самых старых зданий университета

— Дорого жить и учиться?

— Мельбурн уже обогнал Лондон в списке самых дорогих городов мира, а стоимость хлеба, например, выросла в три раза за последние 10 лет. Единственное, что помогает, это довольно приличная зарплата на самых начальных должностях, таких как официант или бармен. В Австралии в целом лучше всего живут разного рода «ремесленники», к примеру, сантехники, которые умеют только чинить унитазы, а все из-за мощнейшего движения профсоюзов в XIX веке. При этом комнату на одного человека можно арендовать за 600 долларов в месяц, а квартиру или дом за 2000 долларов и больше. Кофе стоит как минимум 3,50 доллара, но зато он невероятно вкусный, причем везде.

— Планируешь вернуться?

— Мне кажется, важно сделать так, чтобы ты не зависел от места, в котором находишься. И не бояться в любой момент уехать, если захочется. Из-за этого к любому городу, в котором я живу, я стараюсь относиться, как к временному месту. Сейчас я уже начинаю прощупывать почву на предмет моей жизни после окончания Университета Мельбурна, но пока не могу предсказать, окажется в этих планах Москва или нет.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Я не очень хочу связывать свою профессиональную деятельность с чистой архитектурой. Учеба здесь — это для меня скорее способ развить свой мозг, заставить его по-другому работать. Я буду дальше развивать свои личные проекты и посмотрю, куда это меня приведет.