Согласно сложившейся традиции, нобелевские лауреаты на церемонии вручения премии в Стокгольме и Осло должны прочитать лекцию по теме работы, за которую они получили эту престижную награду. «Теории и практики» собрали вместе наиболее важные и интересные речи лауреатов Нобелевской премии.

Иосиф Бродский

Литература, 1987 год

Выдающийся русский и американский поэт получил Нобелевскую премию по литературе в 1987 году за «всеобъемлющее творчество, насыщенное чистотой мысли и яркостью поэзии».

В своей речи рассказывает о том, почему можно поделиться возлюбленной, но нельзя разделить стихотворение Рильке, за что не любят поэзию представители тоталитарного режима, а также о том, должен ли писатель пользоваться языком толпы и, главное, почему эстетика первична по отношению к этике. Согласно Бродскому, эстетика — мать этики, понятия «хорошо и плохо» прежде всего эстетические, и именно поэтому Достоевский утверждал, что красота спасет мир. И примерно поэтому искусство и оказывается впереди истории, а за пренебрежение искусством в общем и литературой в частности человек расплачивается всей своей жизнью, а нация — историей.

«По крайней мере, до тех пор пока государство позволяет себе вмешиваться в дела литературы, литература имеет право вмешиваться в дела государства. Политическая система, форма общественного устройства, как всякая система вообще, есть, по определению, форма прошедшего времени, пытающаяся навязать себя настоящему (а зачастую и будущему), и человек, чья профессия язык, — последний, кто может позволить себе позабыть об этом. Подлинной опасностью для писателя является не только возможность (часто реальность) преследований со стороны государства, сколько возможность оказаться загипнотизированным его, государства, монструозными или претерпевающими изменения к лучшему — но всегда временными — очертаниями».

Дорис Лессинг

Литература, 2007 год

Английская писательница-фантаст и известная феминистка стала лауреатом премии по литературе в 2007 году. Нобелевский комитет говорит о ней как о «повествующей об опыте женщин, со скептицизмом, страстью и провидческой силой подвергшей рассмотрению разделенную цивилизацию».

В своей лекции вспоминает Зимбабве — пейзажи, закаты и слонов, а также школы, в которых не было ни одной книги. Лессинг рассуждает о жажде чтения, которая становится практически незаметна в переполненном книгами западном мире, о роли западной литературной традиции и африканском писателе, который учился читать на консервных банках. Сама Лессинг активно поддерживала просветительскую кампанию и снабжала книгами африканские учебные заведения в память о беременной женщине с двумя маленькими детьми, которая в очереди за водой читала «Анну Каренину».

«В каждом из нас где-то глубоко спрятался писатель. Писатель всегда с нами. Представим, что случилась война, и происходят все те ужасы, которые каждый может так легко себе представить. Реки затопят наши города, моря выйдут из берегов. Но наш рассказчик всегда будет с нами, потому что именно наше воображение творит нас, оно же нас сохраняет создает нас — в болезни и здравии. Именно наши истории возрождают нас из пепла, когда нас пытают, ранят и пытаются уничтожить. Писатель, создатель снов, создатель сказок, он наш феникс, он представляет самое лучшее, что есть в нас, наше созидание. Бедная девочка с трудом идет по пыли, мечтая об образовании для своих детей, и неужели мы думаем, что лучше ее — переполненные едой, с буфетом, полным одежды? Я думаю, что эта девочка и эта женщина, которые не ели несколько дней, но разговаривали о книгах и образовании, именно они отличают нас от всего остального в этом мире».

Роуланд Шервуд

Химия, 1995 год

За работы по роли газообразных галогеноалканов в истощении озонового слоя Земли был удостоен Нобелевской премии по химии в 1995 году.

В свой нобелевской лекции объясняет, как ему удалось спасти озоновый слой земли от аэрозольных баллончиков. Вещество, которое в них содержится — хлорфторуглерод — было широко распространено, поскольку долгое время считалось безопасным. Открытие Шервуда состояло в том, что это вещество вступает в разные реакции в нижних и верхних слоях атмосферы, что имеет просто катастрофические последствия для озонового слоя, лишая его примерно 100 000 молекул за счет каждой поступившего атома хлорфторуглерода. В результате открытия Шервуда производство хлорфторуглерода было запрещено.

«Появление в атмосфере новой, произведенной человеком молекулы повлекло за собой сложную научную химическую задачу: знаем ли мы достаточно о том, какие физические и химические процессы будут происходить в атмосфере с такими молекулами, как CCl3F, чтобы позволить предсказать то влияние, которые они неизбежно окажут на окружающую среду?

Когда Марио Молина присоединился к моей исследовательской группе в 1973, я предложил ему несколько направлений для работы, и он решил изучать проблему хлорфторуглеродов. Так мы начали научное исследование, чтобы определить дальнейшую судьбу этих молекул. В то время никто из нас не имел какого бы то ни было значимого опыта в области атмосферной химии, до того мы были работали в совершенно других областях».

Франсуаз Барре-Синусси

Физиология и медицина, 2008 год

Получила Нобелевскую премию по физиологии и медицине совместно с Харальдом цур Хаузеном и Люком Монтанье за открытие ретровируса ВИЧ, который вызывает синдром приобретенного иммунного дефицита у человека.

На церемонии вручения премии рассказала, как 25 лет назад совместно со своими коллегами сделала свое открытие. Это открытие помогло создать препараты, которые замедляют течение болезни, так что сегодня больные СПИДом могут прожить несколько десятилетий. Также Барре-Синусси упоминает о своей гуманитарной миссии: при содействии ее института Пастера в Камбодже было открыто около 200 клиник, и, возможно, в скором времени Камбоджа окажется первой в мире страной, где лечение будет оказано каждому ВИЧ-инфицированному.

«В конце 2007 года, 33 миллиона человек были заражены ВИЧ, из них 2,7 миллиона были недавно инфицированы и примерно 2 миллиона человек умерло от СПИДа. Эти цифры еще раз показывают, что ВИЧ/СПИД по-прежнему остается ключевой проблемой мировой медицины. С момента открытия ВИЧ был сделан невероятный прогресс как в развитии антиретровирусных препаратов, так и в распространение этих препаратов среди инфицированных. В 2002 году только около 2% людей, которые нуждались в лечении, получали его. С тех пор их количество возросло до 30% в 2008 году. Несмотря на то что лекарства становятся все более доступными, на каждого человека, который начинает лечение, приходится 2–3 новых случая заболевания ВИЧ. Преимущества противоретровирусных препаратов бесспорны: их важность можно продемонстрировать на примере Ботсваны, где после введения противоретровирусных препаратов было отмечено значительное сокращение числа смертей, вызванных вирусом СПИДа по всей стране».

Андрей Гейм

Физика, 2010 год

Получил Нобелевскую премию по физике за изобретение технологии получения графена — нового материала, представляющего собой одноатомный слой углерода.

В начале своей лекции отказывается обсуждать графен, предлагая почитать собственные статьи на эту тему, а взамен рассказывает о том, что привело его к нобелевскому открытию — включая летающую лягушку, дипломную работу, на которую ссылались всего дважды (оба раза — соавторы), и примерно 24 неудавшихся эксперимента.

«Последние десятилетия были относительно мирными и спокойными для планеты. Но, не имея очевидной опасности извне, мы сталкиваемся с другой опасностью, внутри. Мгновенная информация обо всем и обо всех часто позволяет индивидуальному мнению конкурировать с консенсусом и параноидальным настроениям — с доказательствами. Это время, когда одно слепое заявление может закончить чью-то политическую карьеру и один-единственный упрямый в сознании своей правоты журналист может запугивать правительство или королевскую семью. Наука не свободна от такого давления. Например, как вы думаете, сколько экспериментов, за которые были получены Нобелевские премии, могло быть остановлено, если бы этические нормы или правила здравоохранения и безопасности были такими же суровыми, каковы они сейчас? Я думаю, много».

Михаил Горбачев

Премия мира, 1990 год

Первый и последний президент СССР стал лауреатом Нобелевской премии мира «в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества».

В своей речи называет своими именами все те процессы, которые произошли в нашей стране на его глазах — холодную войну, угрозу ядерной войны, застой и перестройку. Что касается последней, Горбачев рассказывает о разных ее сторонах, от эйфории до хаоса, и принимает на себя ответственность за ее непредсказуемый исход. Что бы ни происходило далее, холодной войне объявляется конец — но вместе с тем на передний план выступают второстепенные конфликты вроде роста национализма, усугубления экологических проблем. Согласно Горбачеву, эти проблемы могут быть решены только путем мирной мировой политики, которой также требуется перестройка.

«Непросто выдержать мирный путь в стране, где люди из поколения в поколение приучались к тому, что если ты «против» или не согласен, а у меня власть или другая сила, то тебя надо выбросить за борт политики, а то и упрятать в тюрьму. В стране на протяжении веков все решалось в конце концов насилием. И это наложило трудно смываемый отпечаток на всю «политическую культуру», если уместно в этом случае употребить такое понятие. Демократия наша рождается в муках».

Тавакуль Карман

Премия мира, 2011 год

Правозащитница из Йемена — один из лидеров революции в арабской стране, самый молодой лауреат Нобелевской премии мира. Получила ее в 2011 году совместно с Леймой Гбови и Элен Джонсон-Серлиф «за ненасильственную борьбу за безопасность женщин и за права женщин на полноправное участие в построении мира».

В своей нобелевской речи говорит о женщинах, у которых тоже есть права, об арабской весне и о том, что все имеет свою цену. Карман рисует прекрасную утопию, которая может стать правдой, если смена власти осуществится, объясняет философию мирной революции и благодарит комитет от имени своего народа.

«Мир внутри страны не менее важен, чем мир между странами. Война это не только конфликт между государствами. Существует другой тип войны, который еще более горек. Это та война, которую деспотические правители ведут против собственного народа. Эту войну ведут те, кому люди доверили свою жизнь и свою судьбу, но они предали их доверие. Эту войну ведут те, кому люди доверили свою безопасность, но они направили оружие против своих людей. Это война, с которой люди столкнулись лицом к лицу в арабских государствах. Мир — это не только конец войны, это также конец репрессиям и беззаконию».

Роберт Ауманн

Экономика, 2005 год

Израильский математик, профессор Еврейского университета в Иерусалиме был удостоен премии по экономике в 2005 году за «расширение понимания проблем конфликта и кооперации с помощью анализа в рамках теории игр».

В своей нобелевской лекции утверждает, что разоружение никогда не сможет привести к миру. В своих рассуждениях Ауманн говорит не о конкретной войне, будь то холодная война или, например, война во Вьетнаме, а о войне как о естественном и повторяющемся процессе в человеческой истории. Война поддерживает мир примерно по тем же причинам, что и граждане в его стране не дают взятки полицейским — полицейские боятся быть пойманными за получение взятки, а нарушители боятся быть наказанными за попытку ее вручить, и в этом случае как полицейский, так и нарушитель представляют друг для друга потенциальную угрозу, что удерживает их от правонарушения. Эти рассуждения в своих доказательствах опираются на классическую дилемму узника, а также на достижения других нобелевских лауреатов в этом направлении — понятие стратегического равновесия Джона Нэша (1994) и понятие суперигры Шеллинга (2005).

«Если вы хотите мира сегодня, вы можете не получить его никогда. Но если у вас есть время и вы готовы подождать — то это может изменить общую картину, и именно тогда вам удастся установить мир сегодня. Это один из парадоксальных инсайтов теории игр. Только неделю или две назад я узнал, что глобальное потепление может быть причиной похолодания в Европе, поскольку может повлиять на направление Гольфстрима. Как потепление приводит к похолоданию, так и желание мира может привести к тому, что вы его никогда не получите — ни сейчас, ни в будущем. Но если вы подождете, то, возможно, вы сможете получить мир сегодня. Причина заключается в следующем: стратегии, которые позволяют достичь кооперации и привести к балансу сил в суперигре, включают в себя наказание на уровнях, которые предшествуют уровням со слабодостижимой кооперацией».