Как воспитать талант, что скрывает Ватикан и в чем ошибаются эволюционисты — T&P рассказывают об интересных новинках нон-фикшна, которые поступят в продажу в мае.

Алекс Росс, «Дальше — шум. Слушая XX век»


Если академическая музыка XX века для кого-то по уровню сложности схожа с какой-нибудь научной дисциплиной, то Алекса Росса — музыкального критика The New Yorker — можно назвать популяризатором науки. Он пишет как о Малере,

Шенберге или Кейдже, так и современной поп-музыке. Росс выпустил две книги, первая из которых — с названием, отсылающим к Шекспиру — выходит в мае на русском. Это музыкальная история прошлого столетия: от 1900-х годов до начала экспериментальных 2000-х, а в этом временном отрезке — и Париж 20-х годов, и гитлеровская Германия 30-х, и сталинская Москва 40-х, и Нью-Йорк 70-х. Книга вошла в список финалистов Пулитцеровской премии и получила Национальную премию литературных критиков.

Джонатан Уэллс, «Анти-Дарвин»


Изданная 10 лет назад в Америке книга Джонатана Уэллса «Иконы эволюции» в России выходит под названием «Анти-Дарвин», и это один из редких случаев, когда русскоязычное название чуть ли не более удачно, чем оригинальное. Работа Уэллса — это такая развернутая аргументация против основных доказательств дарвиновской теории эволюции. Уэллс довольно небрежно, как будто мимоходом их перечисляет и произносит ключевую для всей книги фразу, что эти доказательства «так или иначе искажают истину». Книгу Уэллса много критиковали — за недостаточную научность некоторых аргументов, за вырванные из контекста высказывания других ученых, — в общем, примерно за все то, что обычно и становится объектом критики, когда заходит речь о работе, идущей в разрез с господствующей научной теорией. Но что действительно вызывает легкое недоумение — так это навязчивая констатация некой истины, которая почему-то известна одному лишь Уэллсу.

Коррадо Ауджиас, «Секреты Ватикана»


В этом десятилетии Ватикан, видимо, решил полностью избавиться от образа главного хранителя человеческих тайн. И если кто-то все же надеется, что в тайниках Святого Престола найдутся некие рукописи или манускрипты, в которых — в духе Дэна Брауна — раскрываются самые невероятные мистические истории, то его ждет

разочарование. Книга итальянского историка Коррадо Ауджиаса — как и

открывшаяся в конце зимы в Риме выставка «Lux in Arcana. Секретные архивы Ватикана открывают свои тайны» — преподносит совсем другой образ Ватикана, не религиозного института или исполнителя божественной воли на земле, а феномена, сформировавшегося за двадцать столетий мировой истории — религиозной конфессии, сумевшей жестко структурироваться в форме суверенного государства, обладающего органами власти, территорией, флагом, гимном, валютой и даже армией.

Хосе Антонио Марина, «Воспитание таланта»


Хосе Антонио Марина — знаковая фигура для современного испанского общества. Философ и писатель, представитель того поколения, которое в конце 60-х годов устраивало в Европе студенческие революции. Сегодня Марина — степенный педагог, разрабатывающий программы по повышению уровня воспитания детей в Испании. Он выпустил множество работ по проблемам психологии и педагогики, а выходящая в мае на русском языке книга «Воспитание таланта» — это своеобразное продолжение масштабной работы Марины по изучению человека. На русском уже были изданы его книги о феноменах страха и глупости, на этот раз в фокусе — талант и возможность его развития. Марина классифицирует различные дарования и объясняет, как создавать специальные условия для того, чтобы каждый человек с детства развивал лучшее, что ему дано природой.

Умберто Эко, «Полный назад!»


В мае выйдет переиздание сборника статей и публичных выступлений Умберто Эко, написанных и прочитанных в период с 2000 по 2005 год. Эко исследует и критикует новую действительность — как мировую, так и свою, итальянскую: в сборнике много статей об Италии при Берлускони. Но интеллигент, по Эко, и должен быть критично настроен, более того, он должен уметь «устраивать кризисы». Своевременное переиздание, надо сказать. Эко, в свое время запугавший Европу новым Средневековьем, уже в новой общественной обстановке сможет запугать и российского читателя, предрекая ему не эволюционное или, на худой конец, революционное движение вперед, а, наоборот, постепенное отступление назад.