Коренной москвич Антон Малышев вместе с другом и коллегой пытается изобрести препараты, способные лечить детскую шизофрению и аутизм, сожалеет о том, что заниматься наукой сейчас не модно, но уезжать из России никуда не собирается. Новый герой постоянной рубрики на T&P.

Где учился: биологический факультет МГУ, кафедра физиологии человека и животных.

Что изучает: пептиды группы казоморфинов.

Особые приметы: фотографирует, любит живую музыку и концерты.

Всю свою жизнь живу в Москве, недалеко от Арбата, очень люблю наш город. Окончив самую обычную среднеобразовательную школу, я с первого раза поступил на биофак МГУ. Уже на втором году обучения я начал активно участвовать в исследовательских работах нашей научной группы на кафедре физиологии человека и животных. Сначала я был подмастерьем: помогал старшим товарищам и всему учился потихоньку. К 4-му курсу я определился с темой собственных исследований.

Я уже защитил диплом, продолжаю исследования в рамках кандидатской диссертации. Также веду семинары у студентов младших курсов и являюсь научным руководителем у студентки из нашей лаборатории.

Сейчас мы вместе с моим хорошим другом и коллегой, биохимиком по образованию, Игорем Дорониным работаем над тем, чтобы перевести наши фундаментальные исследования в практическую плоскость. Наша научная группа занимается поиском способов коррекции расстройств нервной системы при помощи пептидных препаратов. Моя работа посвящена изучению действия пептидов группы казоморфинов, которые являются важнейшими компонентами грудного молока животных и человека.

При помощи государственных грантов и вложения собственных средств нам удалось провести фундаментальные исследования свойств этих пептидных биорегуляторов. Если вкратце, то нам удалось показать, что эти вещества являются незаменимыми для полноценного развития нервной системы новорожденных детей, а также обладают профилактическим эффектом при развитии некоторых тяжелых заболеваний нервной системы детей. Для этого был создан проект Lactocore, в рамках которого мы разрабатываем новый препарат для здорового состояния и созревания нервной системы у новорожденных детей.

Книги, которые рекомендует Антон:
Андрей Камкин, Андрей Каменский, «Фундаментальн...

Андрей Камкин, Андрей Каменский, «Фундаментальная и клиническая физиология»

John Nicholls, From Neuron to Brain

John Nicholls, From Neuron to Brain

Ян Буреш, Ольга Бурешова, «Методики и осно...

Ян Буреш, Ольга Бурешова, «Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения»

Цель моих исследований — это выявление механизмов действия и свойств пептидных биорегуляторов различных групп, а также поиск путей коррекции с их помощью таких страшных заболеваний, как аутизм, детская шизофрения, синдром дефицита внимания и гиперактивности, которые очень распространены.

Исходя из своего опыта, могу сказать, что, к сожалению, заниматься наукой у нас в стране сейчас не модно. Не модно в первую очередь потому, что очень трудно. Это связано как с недостаточным финансированием научных исследований в целом, что приводит к неоптимальному обустройству лаборатории, так с и низким уровнем оплаты труда ученых. Здесь на помощь приходит преподавательская деятельность, а также коммерческий потенциал собственных фундаментальных исследований.

Многие мои сокурсники, которые закончили биофак МГУ, уехали работать в западные лаборатории, в основном расположенные в Европе (Италия, Германия, Нидерланды, Скандинавские страны). Поддерживая с ними общение, я понимаю, что там гораздо выше средний уровень обеспечения лабораторий и оплаты труда сотрудников. Но их проблема в том, что за рубежом гораздо сложнее, чем в России, стать широко известным, выдающимся ученым. По всей видимости, это связано с высоким уровнем конкуренции, которого в России просто нет, так как немногие ребята остаются в науке. Я бы не хотел никуда уезжать работать на всю жизнь, это связано с личностными, эмоциональными контактами с домом, но съездить в какой-нибудь ведущий университет мира на стажировку, конечно, было бы интересно.

По роду своей научной деятельности за несколько лет работы в лаборатории я участвовал примерно в 10 различных научных конференциях, одна из них проходила в Голландии, в славном городе Лейдене. Конференция называлась LIMSC (Leiden International Medical Student Conference) и проходила в Университете Лейдена. Это одно из старейших высших учебных заведений в Нидерландах, работающее с XVI века. В настоящее время Лейденский Университет объединяет 9 факультетов и около 40 научно-исследовательских институтов. Пребывание в Голландии длилось примерно 10 дней, из которых первые 3 были полностью экскурсионными: мы посетили Амстердам, Гаагу, Дельфт, Роттердам. Затем началась программа конференции, которая включала в себя лекции ведущих специалистов в различных областях медицины, практические занятия и мастер-классы, а также доклады, стендовые и устные, участников конференции. Тогда, кажется, я впервые рассказывал о своей работе на английском западным коллегам и получил очень полезный фидбек.

Если говорить про ощущения, то понравилось практически все: интересные, познавательные лекции по специальности удачно совмещались с экскурсионными и развлекательными мероприятиями, знакомством с городом и страной. Атмосфера на LIMSC была просто отличная. Студенты со всех континентов свободно общались между собой, в том числе и в неформальной обстановке.

Для меня наука не делится явным образом на фундаментальную и прикладную. Если говорить в общем, то меня привлекает сам факт открытия чего-то нового, доселе неизвестного никому, а восхищает то, что в наших силах принести реальную, ощутимую пользу людям и обществу, используя эти данные.

Я считаю, что фундаментальные исследования, безусловно, нужны. Во-первых, они позволяют обществу развиваться, являются базой любого прогресса, а во-вторых, они приводят и к практической сфере: без фундаментальных исследований не было бы создано ни единого лекарственного препарата. Я надеюсь, что у нас с коллегами все получится, мы сможем достойно самореализоваться в науке, открыть что-то новое, а наш проект Lactocore в идеале поможет детям.