В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Илана Жолубовская поступила в медицинский университет в Будапеште, где дважды в неделю хладнокровно работает в анатомичке и старается найти свой собственный стиль учебы, чтобы освоить весь объем знаний, необходимый для врачебной практики.

Илана Жолубовская, 20 лет


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Живу в Будапеште и учусь в Медицинском университете имени Игнаца Семмельвайса на факультете общей медицины. Сам Семмельвайс был великим врачом, хотя, к сожалению, остался непризнанным. Университет был основан в 1769 году. Факультетов на сегодняшний день у нас всего пять: стандартные стоматология, медицина, фармацевтика, а также физического воспитания и факультет госслужбы здравоохранения. Преподавание ведется на трех языках: венгерский, английский, немецкий. Я учусь на английском.

Я приехала сюда в 2009 году сразу после школы, мне было 17. Тогда я год проучилась на подготовительных курсах, потому что медтерминологию, биологию и химию на английском я особо не знала. После этого училась один семестр в другом медицинском вузе тоже здесь, в Венгрии, в городе Печь. А в прошлом году поступила в Семмельвайс, тут мне больше нравится. Люблю Будапешт. Я изначально хотела поступить в Семмельвайс, но с первого раза, увы, не получилось. Вторым в списке был Печский университет. Печь — это маленький приятный город, в котором большой процент населения — студенты и преподаватели, но я не смогла прижиться, жить в маленьком городе было очень непривычно и сложно было смириться с фактом, что поступила не совсем туда, куда хотела. Поэтому после первого семестра я вернулась в Будапешт, провела месяц в библиотеке за книжками и успешно поступила туда, куда и собиралась изначально. Можно было прождать два года и после второго курса перевестись, но это рискованно — могут и не взять по самым разным причинам.

Еще с детства я собиралась уехать учиться за границу, родители очень этому способствовали — мы много путешествовали. Мне всегда казалось, что это очень интересно — пожить в другой стране, увидеть мир, узнать другие культуры.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Вступительные экзамены в Семмельвайс проводятся во многих странах, я на свой вступительный ездила в Осло — он проходил раньше других, в середине марта. Конкуренция есть, конечно, но поступить не так сложно, как кажется. Учиться куда сложнее. Экзамен состоит из двух частей: четыре письменных теста (биология, химия, общий английский и медицинский английский) и устный экзамен в виде собеседования. Я ужасно волновалась, чуть себе губы в кровь не искусала, но экзаменатор попался очень спокойный. Так что все прошло хорошо, потом мы с ним обратно в Будапешт одним рейсом летели.

А тех, у кого уже есть другая специальность в биологии или химии, например, берут зачастую вообще без экзаменов. Грантов здесь, к сожалению, нет. Можно получить скидку в 10 или 15 процентов при успешном обучении (средний балл 4,51 и 5 соответственно), но это редко кому удается. По крайней мере на моем курсе я про такое не слышала.

— Почему ты выбрала именно Венгрию?

— На самом деле я не выбирала страну, я выбирала вуз. Семмельвайс был самым приемлемым в списке по соотношению цена-качество. Так что я сюда приехала практически без особых ожиданий каких-то.

Венгрия — это такая европейская страна с отголосками советского прошлого. Это страна прекрасной архитектуры, практически каждый старый дом уникален, некоторые фасады просто приковывают взгляд. К счастью, советских сталинских построек нет хотя бы в центре города. Здесь сравнительно недорого жить и тут достаточно спокойно, сравнивая с Россией. Надо помнить, что когда-то эта страна была частью великой Австро-Венгерской империи, тут все еще осталось очень много красот тех времен. Здесь действительно есть что посмотреть. Ну и гуляш, конечно же, правильно приготовленный, он очень хорош!

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Нет, я сюда приехала сразу после школы. Так что о российском высшем образовании я только наслышана от друзей.

Потеряла ли я что-нибудь? О качестве российского образования сложно судить издалека, да и вряд ли я могу быть объективна, ведь я только знаю со слов других. Само собой, многое варьируется от вуза к вузу, но в общем и целом я слышу больше негативного, к сожалению. Рада, что избежала коррупции, которая, как ни крути, по сей день процветает в российских вузах. Может быть, тут и нет возможности учиться бесплатно, но и взяток никто не берет. Наверное, немного завидую некой студенческой сплоченности — тут больше конкуренции. Здесь нет таких вещей, как квартирники, капустники, «картошка» — мне кажется, такие вещи очень сближают.

— Где ты сейчас живешь? Снимаешь или в общежитии? Как условия? Далеко ли до вуза?

— Так получилось, что в 2008 году мои родители купили здесь квартиру, тогда цены были смехотворные, гораздо ниже, чем в России. Так что я живу, по сути, у себя дома, в 20 минутах ходьбы от вуза — 40 минут свежего воздуха в день мне обеспечены. Но, должна сказать, что снимать в разы проще, потому что при любой, даже самой мелкой, проблеме можно просто обратиться к своему арендодателю. У меня вот, например, сегодня стекло сквозняком выбило, а я даже и не знаю, к кому бежать и куда звонить.

Общежития при нашем вузе как такового нет, и, насколько я знаю, в Венгрии студенты часто снимают квартиры, общаг не так уж много. Найти квартиру здесь не проблема, ценовой диапазон очень большой, на любой вкус. Примерно половина студентов снимает квартиры в старых домах. У всех, у кого я ни бывала, разные планировки. Это так интересно — здесь все дома очень характерные и особенные. Некоторые, конечно, предпочитают новые здания. С ними тут тоже проблем нет. Студенты часто кучкуются: например, есть целый комплекс домов, который наполовину заселен студентами Семмельвайса.

— Какие бонусы дает статус студента?

— В Будапеште студентом быть очень удобно. Только один проездной стоит в три раза дешевле обычного, а это очень большая экономия — услуги общественного транспорта здесь почему-то дорого обходятся. В метро, кстати, все еще ездят вагоны московского мытищинского завода. В кино мы тоже за полцены ходим (то есть часто). Плюс в Семмельвайсе есть специальное студенческое сообщество: у нас у всех есть специальные карточки, много где можно по ним получить скидку.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Прямо сейчас над сдачей летней сессии. Это моя главная задача. Я учусь на первом курсе, у нас в этом году не было никакой научной деятельности, но у меня все-таки был маленький опыт на кафедре биохимии — попросили помочь с переводом русской статьи про дыхательную электротранспортную цепь на английский, было очень интересно. По окончании работы меня пригласили к ним присоединиться после второго курса уже в самом исследовании. Было бы здорово.

— Как успехи?

— В целом неплохо, спасибо. Если честно, бывает тяжело, но это медицина — было бы глупо ожидать, что здесь все можно сделать левой пяткой и получить нормальную оценку. Важно найти какой-то баланс и свой собственный стиль учебы, если можно так выразиться.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Сложно сказать, но, наверное, это мой преподаватель по анатомии Дэвид. Мы — его первая группа, ему самому еще 28. Он очень старается. Крут он тем, что его интересы не ограничиваются микроскопами и анатомическими атласами. Он большой меломан и каждый год работает волонтером на местном музыкальном фестивале «Сигет». Крупное событие, проходит на острове на Дунае в центре города, очень хочу туда попасть.

Еще химики очень классные. Немного не от мира сего, такие интеллектуалы и интеллигенты. Я вообще считаю, что в принципе все преподаватели в некоторой степени крутые, потому что преподают свой предмет на трех языках одновременно. Это достойно уважения.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Почти весь семестр мы учились преимущественно с 8 утра. То есть встать надо примерно в 6:30. По некоторым предметам полсеместра были лекции, а вторая половина — практики. Первая пара, завтрак, вторая и третья пара, обед с одногруппниками и занятия в библиотеке, если время есть. Библиотеки тут очень популярны — иногда доходит чуть ли не до драк за место.

Два раза в неделю практики в анатомичке. У нас очень много «материала», то есть трупов. Формалин пахнет отвратительно, но на этом неприятные эмоции в общем-то ограничиваются. Хотя я понимаю, что для некоторых препарирование внутренних органов представляется чем-то ужасным.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— За одну ночь нельзя подготовиться к экзамену, в нашем вузе, по крайней мере. Нужно хотя бы две, да. Еще полезно помнить, что выспавшийся мозг куда проще абсорбирует информацию, иногда необходимо остановиться и переключиться (или просто выспаться), чтобы потом процесс подготовки был более результативным.

— Дорого жить и учиться?

— Смотря с чем сравнивать, как всегда. Семестр на моем факультете стоит 8000 долларов. И так пять лет. У стоматологов чуть дороже. У фармацевтов чуть дешевле. Шестой курс стоит гораздо меньше, там почти никакой учебы — одна практика в больницах. Жизнь в целом недорогая, дешевле, чем дома, как минимум.

— Планируешь вернуться?

— Честно — нет. Я стараюсь внимательно следить за всем, что дома происходит и хотя понимаю, что издалека всегда все красочнее выглядит — как плохое, так и хорошее — ситуация кажется очень плачевной. Но я скучаю, люблю ездить домой, особенно летом.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Я пока еще об этом по-настоящему глубоко не задумывалась, но хотелось бы жить в англоговорящих странах. Люблю, когда все разговаривают на понятном языке. Если подтяну французский, то во Франции тоже было бы неплохо поработать. Вообще, я всему открыта, ужасно хочется посмотреть мир.