В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Дарья Моргунова в 40 лет решила сделать перерыв в работе и уехала учиться в Испанию — теперь она живет в мужском доминиканском монастыре Святого Фомы и собирается писать дипломную работу о взаимоотношении туризма и кинематографа.

Дарья Моргунова, 41 год


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Я учусь на программе постдипломного образовании в Университете Саламанки — самом древнем университете Испании и третьем по возрасту в Европе. Моя магистерская программа называется «Мастер по внутреннему туризму». Наша учеба началась в ноябре 2011 года, и совсем скоро, в июне 2012 года, наш лекционный курс уже завершится, и потом до сентября я буду готовить к защите финальную работу за курс.

Надо пояснить, что внутренним туризмом здесь называется отнюдь не путешествия внутри своей страны. Здесь внутренний туризм — это туризм внутри Иберийского полуострова в противоположность массовому пляжному туризму на его окраинах, при этом неважно, путешествуют испанцы или иностранцы. Мы изучаем все многообразие туристических возможностей — культурный туризм, сельский туризм, активный туризм, лингвистический туризм, орнитологический туризм, грибной туризм, археологический туризм, экспресс-туризм, медленный туризм! Вообще, я бы очень советовала обратить внимание на эту программу специалистов туристической отрасли России: для нас, с нашим дефицитом пляжей, надо развивать именно нишевый внутренний туризм, и Испания — это как раз то место, где этот опыт точно стоит изучать! Здесь к этой сфере, не забывая о коммерции, относятся как к творчеству, высоко чтут качество и дотошно анализируют динамику и результаты.

Но шла я к этой учебе в университете очень долго. Давно, уже больше 20 лет, я изучаю испанский язык. Он мне всегда очень нравился, но я никогда не находила ему практического применения в своей жизни. В Испанию впервые я попала в 2006 году и влюбилась в Саламанку. Этот золотой город очаровал меня своим духом какой-то веселой учености, смесью традиций и современности. Я помню, что подумала, когда оказалась на пороге университета: «Как, наверное, здорово тут учиться! Но мне уже поздно…» На следующий год я приехала в Саламанку на месяц поучиться в языковой школе, потом сделала сайт о Саламанке и поняла, что не жить мне без этого города, без этого университета. Прошло пять лет с моего первого путешествия в Испанию, и моя мечта стала явью.

Иногда я спрашиваю себя: не поздно ли? И понимаю, что именно сейчас у меня появились удивительные преимущества для такой поездки, которые раньше были недоступны. Я бы не рискнула уехать, если бы не было связи с домом по скайпу, не было маленького ридера, в который я смогла загрузить русскую классику, mp3-плеера и бесплатного навигатора в телефоне — словом, всех тех технических вещей, которые обрели свою компактную форму и сложились в единую систему буквально года два-три назад. Всему свое время, и время всякой вещи под небом.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Честно сказать, процесс поступления был довольно формальным. Требовалось просто заполнить графы бланков нужными цифрами и буквами (имя, фамилия, адрес, номер паспорта и другая базовая информация), правильно перевести и заверить диплом, заплатить предварительный взнос, а потом отправить весь пакет документов в нужное время по нужному адресу. Экзаменов, собеседования или мотивационного письма не требовалось. Нужно было подтвердить знание двух иностранных языков, но пакет подтверждающих документов не был формализован.

Я думала по поводу грантов и пыталась найти возможности, но поняла, что в моем случае игра не стоит свеч. Гранты более-менее реально получить, когда тебе меньше 35 лет, а когда уже больше 40, то шансы резко снижаются. К тому же в Испании сейчас затяжной финансовый кризис, который очень сказывается на системе образования. И я решила не тратить свои силы на поиски гранта, не терять времени на ожидание у моря погоды, а вкладывать в это обучение собственные средства здесь и сейчас, тем более что программа не стоит заоблачных денег. В частности, мне пришлось взять потребительский кредит в России — не столько для того, чтобы заплатить за обучение, сколько для того, чтобы предоставить финансовые гарантии в консульстве Испании для получения долгосрочной визы. Однако судя по тому, что три моих юных сокурсницы из России тоже учатся здесь без грантов и стипендий, не только у меня были проблемы с привлечением дополнительного финансирования.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Я закончила журфак МГУ в 1994 году с красным дипломом. С одной стороны, мне эти годы вспоминаются как самое счастливое время в жизни, несмотря на тяжелую экономическую ситуацию того времени (я помню, что даже позвонить из телефона-автомата за 2 копейки для меня тогда было значимым расходом). Университет очень многое мне дал — учителей, знания, друзей, и мне совершенно не на что обижаться.

С другой стороны, я помню гигантские объемы программ, которые невозможно было освоить с полной отдачей. Я помню свои регулярные недосыпы над печатной машинкой, дрожь перед экзаменом из-за того, что не все успела прочитать. После университета, в самые творческие, казалось бы, молодые годы, у меня около трех лет не было эмоциональных сил взяться за какой-то новый проект. Мне даже читать не хотелось! Была какая-то внутренняя пустота, выжженность. И что-то не в порядке с образованием или с моим отношением к нему, если оно оставляет такой психологический след. Еще одна печаль — после университета я чувствовала, что многие вещи, которые я изучала, оказываются ненужными, и мне было очень жаль. Например, как я уже сказала, в моей профессиональной жизни оказались практически невостребованными иностранные языки, английский и испанский, — кто бы мог подумать, да? А вот что очень пригодилось и с большим перевесом оправдало все вложенные усилия, так это практический курс русского языка и литературного редактирования!

— Где ты сейчас живешь? Снимаешь или в общежитии? Как условия? Далеко ли до вуза?

— Надо сказать, что кампус по нашей специальности находится не в самой Саламанке, а в соседнем с ней городе Авила. Оба этих города, благодаря своим архитектурным достопримечательностям, входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и имеют много общего в своей истории. Но есть и принципиальные различия: если Саламанка много веков развивалась как учебный центр, то Авила — в большей степени как центр религиозный. Именно поэтому в Авиле студентам предлагают кров, в основном монастыри или другие религиозные сообщества. Я обосновалась в королевском мужском доминиканском монастыре Святого Фомы (или, как он называется на испанском, Santo Tomás). Этому монастырю больше 500 лет. В его истории были и жуткие, и светлые стороны. Например, говорят, что именно здесь был похоронен великий инквизитор Томас Торквемада, хотя могила его утрачена. Но также монахи-доминиканцы прославились своей миссионерской деятельностью и путешествиями по всему миру, поэтому на территории монастыря находится самый значимый в Испании музей восточного искусства. Сегодняшние монахи очень образованы, скромны и доброжелательны, каждый из них знает несколько языков. Склонность к просветительству сподвигла братьев на то, чтобы построить на территории монастыря около 50 лет назад пристанище для студентов.

Я планировала пожить здесь две недели, а потом снять отдельную квартиру. Но меня так очаровал вид из окна на зеленые поля и синие горы, что я не смогла отсюда уехать. К тому же монастырь находится буквально в пяти минутах ходьбы от здания, где у нас проходят лекции. А еще у меня под окном бродят лошади с жеребятами, которых оставляют здесь пастись цыгане, и наперебой щебечут птицы: дрозды, скворцы, щеглы. Моя жизнь в монастыре, правда, похожа на жизнь «у Христа за пазухой». Это очень гостеприимное место! Здесь нет проблем с отоплением, что, как ни странно, в теплой Испании и особенно в нашей высокогорной Авиле зимой становится очень актуальным. Здесь вкусно, разнообразно, по-домашнему и очень по-испански кормят. Есть круглосуточный бесплатный wi-fi доступ к интернету по всему зданию нашей резиденции. Комната индивидуальная с душем и туалетом. И главное — очень светлая! В месяц весь пакет услуг с трехразовой едой, еженедельной уборкой и сменой постельного белья мне обходится в 600 евро.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Для меня это — «обратный билет», способ на год вернуться в молодость, в свежее мироощущение юности. Конечно, все мои сокурсники значительно моложе меня, но мне это, как ни странно, совсем не мешает. Я задаю много вопросов преподавателям, стремлюсь узнать о том, что меня действительно интересует. Огромное разнообразие впечатлений, которое я здесь получаю, кажется мне отдыхом, а не тяжелым трудом, особенно по сравнению с учебой в российском университете. Но когда я спрашиваю себя, много ли я здесь узнала, понимаю, что да, что это был очень большой и серьезный опыт, хотя способ изучения другой — без заучивания и нервотрепки.

А вообще, университет Саламанки — многовековая марка. Название города даже вошло в испанские пословицы как символ ума, знаний. Откройте «Дон Кихота»: там чуть ли не на каждой странице вы найдете упоминания о выпускниках этого университета. Так что, когда здесь говоришь при знакомстве, что учишься в университете Саламанки, к тебе сразу возникает особое, уважительное и теплое отношение. То есть для меня статус студента дает бонусы не материального, а психологического свойства.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Сейчас я готовлюсь к летней практике, а также думаю над написанием финальной работы. Мне хочется объять необъятное, взять от этого года все по максимуму, поэтому моя практика и письменная работа, на первый взгляд, совсем не связаны друг с другом. Практика будет проходить в нескольких национальных парках крупнейшего автономного сообщества Испании Кастилия-и-Леон, а работа, как я пока планирую, будет посвящена взаимоотношениям туризма и кинематографа.

На самом деле связь между этими двумя разными делами существует. В туризме меня больше всего интересует роль информации, коммуникации, то есть соотнесенность с моей первой профессией. Мне хочется понять, как каждый регион или местность создает свой имидж, как рассказывает о себе, какая информация оказывается наиболее значимой.

В национальных парках я планирую помочь в описании и презентации пеших туристических маршрутов: сами маршруты уже распланированы и оборудованы, а информации для посетителей, особенно визуальной, пока не хватает.

Тема же кино и туризма возникла, потому что на родине я вела как постоянный автор и менеджер анимационный проект «Мульти-Россия» — цикл одноминутных пластилиновых мультфильмов о городах и регионах нашей страны. Мы много общались с руководством регионов, когда делали этот проект, и я буквально пропустила через себя все проблемы. Очень часто мне приходилось сталкиваться с тем, что люди не знают своей земли, традиций того места, где живут, не находят слов, чтобы рассказать об этом. Тема маркетинга регионов, бренда территорий, креативных городов сейчас в нашей стране активно обсуждается, но поле здесь еще непаханое. Кино разных жанров — это один из способов продвижения территориальных брендов. Мне интересен здесь менеджерский аспект: как совместить экономические задачи с творческими? Кто должен проявить инициативу при развитии кинопроекта, и на какой стадии регион, и какие его структуры, могут оказать поддержку кино? Можно ли спланировать какой-то результат при взаимодействии с киноиндустрией, которая, безусловно, является очень рискованной сферой инвестиций?

— Как успехи?

— Оценок нам в процессе обучения не ставят, так что динамику придется отслеживать по своим внутренним ощущениям. Для меня главный итог, что апатия и многолетняя усталость сменились желанием действовать. Наша магистерская программа создана не только университетом Саламанки, но и Ассоциацией предпринимателей Авилы (CONFAE), поэтому упор в лекциях делается на развитие в студентах личной инициативы, изобретательности, открытии новых возможностей. Вообще, я бы сказала, что из нас тут стараются вырастить полноценных менеджеров проектов. И даже не важно, к туризму ли это будет в дальнейшем применяться. Туризм в этом случае хорош в качестве сферы приложения сил как очень гибкая и многообразная область деятельности. Я сама не ожидала, что то, чему нас тут учат, окажется настолько близким, например, к проблемам продюсирования, с которыми мне приходилось сталкиваться по работе.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Выделить кого-то одного невозможно, потому что у нас на программе нет сквозных дисциплин и соответственно нет постоянных преподавателей. На каждую отдельную тему приглашается свой лектор. Редко бывало, чтобы один преподаватель читал две лекции по разным темам. Однажды произошел даже курьезный случай: мы пришли на лекцию и увидели знакомое лицо, но человек вел себя с нами так, как будто в первый раз видит. Первые пять минут мы ничего не могли понять, а потом он сказал: «Наверное, вам кажется, что вы со мной уже встречались? Но просто несколько дней назад с вами занимался мой брат, с которым мы очень похожи».

У нас есть два руководителя программы, два Хавьера, которые уже много лет работают вместе: Франциско Хавьер Мелгоса Аркос и Франциско Хавьер Хименес Морено. Они что-то вроде наших опекунов, классных наставников. Кто-то из них обязательно появляется на лекции, чтобы представить нам очередного преподавателя и сказать о нем несколько важных и добрых слов. Но на самом деле, именно авторитет и широкие знакомства руководителей программы позволяют привлечь такой интересный преподавательский состав. Они хорошо чувствуют людей, умеют гармонично сочетать в рамках своего курса именитых профессоров и новичков, теоретиков и практиков, выстраивают единую логику курса из пестрых тем и разнообразного человеческого опыта. К нам на занятия постоянно приезжают преподаватели из разных университетов и разных городов Испании.

Хавьер Мелгоса и Хавьер Хименес

Хавьер Мелгоса и Хавьер Хименес

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Будет нагляднее, если я опишу учебную неделю, а не учебный день. С понедельника по четверг мы занимаемся в вечернее время по окончании сиесты, с 17:00 до 21:00. У нас небольшая аудитория в «Школе образования и туризма Авилы», куда помещаются все 30 студентов программы. Каждый вечер, как я уже сказала, посвящен одной теме. А вот по пятницам нам устраивают рабочие практические выезды. Администрация заказывает автобус, и мы едем на места знакомиться с различными практиками туризма. Это один из самых привлекательных моментов программы. Мы посещали города с богатым культурно-историческим наследием, древние городища, выставки, конгресс-центры, отели и рестораны, горнолыжную станцию, телевидение, сельскохозяйственные фермы, винодельни, и везде нам показывают как раз внутреннее, а не парадное устройство этих предприятий; рассказывают о привлечении туристов и регулировании турпотоков. И вот это обилие практических кейсов, реальная жизнь, живые люди, активное общение — для меня, пожалуй, самое притягательное. Может быть, это мое личное свойство — благодаря журналистскому образованию я воспринимаю жизнь через судьбы людей? Но это обилие практических решений дает ощущение твердой земли под ногами.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Я думаю, что это, так сказать, прививка здорового сознания, которая возникает не только из-за обучения, но и из-за жизни в другой социальной среде. Как-то в России все время приходится жить по принципу «три пишем, два в уме». Вообще-то, я в душе — очень романтичный человек, который безотчетно верит в добро, справедливость и правильность устройства мира. Но в России мне приходится все время говорить об этом с какими-то оговорками, стесняться этого, предполагать, что все пойдет как-то не так, по-кривому. Например, мне на раз приходилось сталкиваться с таким штампом, что качественный продукт и коммерческий продукт — это два разных продукта, что мы должны изначально сделать попроще и похуже, чтобы «пипл хавал», чтобы продать побольше, чтобы жить припеваючи. Здесь одна из аксиом обучения как раз в том, что основа любого бизнес-проекта — это качественный продукт. Не можете создать продукт, качеству которого вы сами доверяете, — не выходите на рынок! В справедливость этого очень трудно не верить, потому что об этом говорят все: и теоретики, и практики — и говорят очень искренне. Я не помню случая, чтобы у кого-то я видела циничную ухмылку: мол, все это слова, а жизнь, детка, устроена иначе, уж поверь мне! Мне-то по-прежнему хочется жить с наивным убеждением, что и мы в России будем когда-то использовать именно такой подход. Во всяком случае, теперь, когда мне будут ссылаться на то, что качественный продукт никому не нужен, мне будет что возразить, опираясь на собственный жизненный опыт.

Практическое занятие по археологическому т...

Практическое занятие по археологическому туризму

— Дорого жить и учиться?

— Я не экономлю. Дело в том, что я сохранила возможность работать онлайн с Россией по разовым договорам (время днем у меня на это есть, интернет есть, налоги я аккуратно плачу, а писать тексты можно в любой точке мира), и уровень доходов у меня остался практически таким, каким был дома. Но трачу я почему-то здесь несколько меньше. Более того, на время обучения я купила тут старенькую, маленькую и смешную машинку, которая вполне исправно работает, поэтому я все выходные провожу в разъездах по стране, по ее тайным и привлекательным уголкам, о которых даже не все испанцы знают.

Я не веду подробного учета финансов и не могу сказать, почему именно возникает у меня экономия, но общее ощущение, что в России деньги летят, а здесь — остаются.

Но я точно знаю, как я экономлю «переплавленные деньги» — время. Я трачу ежедневно на обучение в университете ровно столько времени, сколько у меня в Москве уходит на дорогу из дома до офиса и обратно. Я считаю, что в любом случае это очень выгодное вложение времени и денег.

— Планируешь вернуться?

— Да, я планирую вернуться. У меня уже есть обратный билет на самолет на 28 июня. Расставаться с Испанией будет сложно. Буду скучать по ней.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Я хочу вернуться, пусть и с новыми знаниями, но на прежнее место работы. Я благодарна своим коллегам, что они позволили осуществить мне этот эксперимент. Знаю и чувствую, что они меня очень ждут, и хочу надеяться, что мое временное отсутствие вызовет не только проблемы, но и принесет в результате ощутимую пользу нашему общему делу. Я думаю, что нас впереди ждут новые смелые проекты, в которых будет применим мой испанский акцент в знаниях и опыте.