Окончив курс английской литературы в Оксфорде, Синди Галлоп занималась театральной публицистикой, после чего кардинально поменяла род деятельности — перешла в рекламный бизнес и вскоре возглавила одно из ведущих агентств Нью-Йорка. В 2004 году Галлоп решила заняться предпринимательством и основала свой первый стартап. На прошлой неделе она выступила на конференции DLD-Moscow. T&P поговорили с Синди Галлоп о ее проектах, а также о том, почему люди боятся разговаривать о сексе и как в будущем можно будет зарабатывать деньги на альтруизме.

— Вчера во время своего выступления на DLD вы сказали, что технологическое развитие никогда не вытеснит классический подход в образовании.

— Я постоянно повторяю людям по всему миру: социальные медиа строятся на старой основе и методологии, которая построена на все тех же человеческих инстинктах и привычках. Люди есть люди и всегда будут ими. Иногда некоторые говорят, что мы движемся в сторону онлайн-образования. Но снова повторю абсолютно верные слова своего коллеги с сессии: у каждого из нас есть хотя бы один-единственный преподаватель, который по-особенному повлиял на нас и отличался от всех остальных. У меня тоже был такой преподаватель во время моего обучения в Оксфорде. Я по-настоящему полюбила литературу именно благодаря ему. Что бы там ни говорили, нет и не будет замены человеческому вмешательству в развитие и рост личности. И концепция Web meets world является решением многих проблем. Будущее образования — это использование технологий для того, чтобы сократить, ускорить, расширить и демократизировать процесс обучения. Но не для того, чтобы заменить человека. Всегда главную роль будут играть учителя, которые любят свою работу, которые хотят реализовать человеческий потенциал, заложенный в их подопечных.

— Расскажите о своих стартапах. У вас два проекта, и они такие разные. Как так получилось?

— У меня два стартапа, и это произошло случайно. Я никому не советую вести два проекта одновременно, потому что моя жизнь превратилась в настоящий ад. Но связь между ними прямая. Мои стартапы — это своего рода демонстрация моих двух ипостасей. IfWeRanTheWorld — результат моей профессиональной деятельности, а MakeLoveNotPorn — результат моего личного опыта. И оба проекта служат подтверждением тому, что, когда я сталкиваюсь с чем-то, что вызывает у меня сильные чувства, я тут же начинаю с этим что-то предпринимать. Я всегда ориентирована на действие и реализацию задуманного и, если честно, имею низкий уровень толерантности к тем, кто постоянно жалуется на жизнь и ничего не делает.

Так вот, я пришла к выводу, что один из нетронутых и практически неиссякаемых источников ресурсов — это благие намерения людей, намерения, которые никогда не превращаются в реальное действие. И имея огромный опыт работы в рекламном бизнесе, я пришла ко второму выводу: еще один такой источник — это корпоративные благие намерения. У компаний они тоже имеются. Но так же, как и людям, им трудно найти быстрый и простой способ действовать в соответствии с этими намерениями. В случае с компаниями есть еще один немаловажный фактор — они должны действовать так, чтобы их шаги были осмысленными и продвигали их бизнес.

Поэтому я создала IfWeRanTheWorld как платформу, работающую в соответствии с концепцией Web meets world, чтобы благие намерения людей и компаний соединились в единое целое и вместе привели к общим действиям, направленным на общие цели и на получение взаимовыгодного результата. Я бы хотела, чтобы сайт IfWeRanTheWorld содействовал созданию бизнес-модели будущего — делать хорошие дела и зарабатывать деньги одновременно.

«Я хочу сделать из MakeLoveNotPorn в XXI веке то, что получилось сделать у Хью Хеффнера с Playboy в XX веке, — легитимизировать секс. А также создать публичное пространство, в котором можно будет говорить о запретных вещах и делиться своим опытом»

Нужно отходить от старой модели, принятой в компаниях: мы зарабатываем деньги в определенной сфере, а потом подписываем чеки на благотворительность, чтобы очистить нашу совесть. Должна быть причинно-следственная связь между хорошими делами и зарабатыванием денег. Социально-ответственный подход должен быть интегрирован в каждодневную предпринимательскую деятельность, одно должно вытекать из другого — это и есть бизнес будущего. Такая модель приведет в будущем к огромному скачку в развитии мировой экономики и росту прибыли. Вот идеал, к которому надо стремиться, — чем больше хороших дел мы делаем, тем больше денег мы зарабатываем. Это так называемая win-win ситуация.

— Вы вчера упомянули вашу концепцию рекламы будущего — action-branding. Расскажите подробней.

— IfWeRanTheWorld позволяет получить пользу от этой концепции. Личный action-branding для людей и корпоративный action-branding для брендов компаний. Речь идет о самоидентификации как сумме производимых действий: я — это то, что я делаю.

Я говорю об action-branding как о рекламе будущего. Я уверена, что в ближайшее время поменяется подход к рекламе. Будет абсолютно не важно, что вы говорите о себе, будет важно, что вы делаете. Компании будут оцениваться так же, как люди, — по делам, которые они делают. Это бизнес-модель будущего, которую можно очень просто описать: общие ценности плюс общие действия равно общая прибыль.

Большинство компаний уже дошли до того уровня, который я называю «сотворчеством»: они привлекают потребителей к созданию контента и делиться им. Я же говорю о совершенно другом подходе: общая деятельность производителей и потребителей, которая будет таким образом влиять на мир, что будет приносить прибыль и выгоду потребителям, обществу и брендам компаний. Вот к чему мы стремимся.

— Наглядный пример такого подхода — ваш второй проект. Расскажите о нем.

— Дело в том, что я встречаюсь с молодыми людьми и они намного младше меня. Я непосредственно, на своем личном опыте, испытала и осознала влияние хардкор-порнографии на нашу культуру. На сегодняшний день порно, как никогда ранее, открыто для доступа, дети имеют опыт общения с порно во все более и более раннем возрасте. И уже сложилось целое поколение молодых людей, которое уверено, что то, что ты видишь в хардкор-порно, — это и есть то, что происходит в реальной жизни. Это усугубляется тем, что мы все занимаемся сексом, но никогда не говорим о нем. Родители слишком стеснительны, чтобы говорить об этом со своими детьми, а школы и колледжи не делают этого из соображений политкорректности. Поэтому по умолчанию хардкор-порно заменило собой сексуальное образование. Очевидно, что это проблема.

Когда я задумалась над этим, я решила предпринять что-либо. И три года назад я вложила небольшие деньги, чтобы создать очень простой, минималистичный и конкретный сайт MakeLoveNotPorn, который иллюстрирует этот диссонанс: вот, что нам показывают в порнографии и вот, что происходит в реальной жизни.

Книги, которые рекомендует Синди Галлоп:

— Ваше выступление об этом проекте на TED — одно из самых рейтинговых видео с конференции 2009 года.

— Да, я получила возможность рассказать о своем проекте на TED-2009 и преднамеренно решила выражаться во время своего выступления прямолинейно, используя нецензурные выражения, для того, чтобы аудитория обратила внимание на мои слова и осознала всю серьезность ситуации. И я добилась своей цели — все, кто присутствовал на этой конференции, запомнили мое выступление. Это был первый TED-talk, во время которого спикер несколько раз произнес выражение «кончать на лицо» (смеется).

Реакция была ошеломляющей: наш сайт с тех пор посещают люди из более чем ста стран. Я каждый день получаю сообщения на электронную почту, в том числе из России, от людей разных возрастов, мужчин и женщин. Аудиторию привлекло то, что я публично заговорила о вещах, известных всем, но о которых не принято рассуждать вслух. И поэтому люди доверились мне и делятся со мной своим опытом того, как порнография повлияла на их восприятие секса. Они сами признавались, что ни с кем, никогда в жизни не заговорили бы об этом, если бы не мой проект.

После этого я почувствовала личную ответственность. Я решила идти дальше и превратить MakeLoveNotPorn в нечто еще более полезное и эффективное. Я буду действовать в соответствии со своим видением бизнес-модели будущего — приносить пользу и зарабатывать деньги одновременно. Моя цель — представить людям сервис, который затрагивает настоящую социальную проблему и при этом приносит прибыль.

Я собираюсь использовать возможности социальных медиа в сфере, в которой ни одна из существующих социальных платформ еще не действовала или не осмеливалась действовать, — сексуальность. Я хочу сделать из MakeLoveNotPorn в XXI веке то, что получилось сделать у Хью Хеффнера с Playboy в XX веке, — легитимизировать секс. А также создать публичное пространство, в котором можно будет говорить о запретных вещах и делиться своим опытом. Цель — переосмыслить и изобрести заново порнографию. Возможно, мы придумаем порнографию будущего. Я и моя команда запустим платформу в течение 5 недель.

— Вам не кажется, что ваш месседж слишком очевиден. И то, что люди не говорят об этой проблеме, еще не значит, что они не понимают ее. Может быть, они просто любят потреблять подобного рода продукцию?

— Вы знаете, TED очень сильно поддержал меня. Но они так и не опубликовали мое выступление у себя на сайте — они выложили его на YouTube. Они исходили из того, что их сайт посещается детьми. Но он также посещается их родителями и учителями, так что меня лишили миллионов людей — моей целевой аудитории. Наш сайт достаточно известен, но люди в большинстве случаев попадают туда случайно, и, когда это происходит, это оказывается для них зачастую настоящим открытием. Мне часто пишут посетители сайта, что то, о чем мы пишем, соответствует их опыту, и что они никогда не рассматривали это под таким углом.

«Дети, естественно, не ищут порнографию в интернете. Это в большинстве случаев происходит в результате милой и невинной шалости вроде: «Хи-хи-хи, давай наберем в гугле слово пенис». Получается, хардкор-порно находится на расстоянии одного клика от вашего ребенка»

Еще одна вещь, которую я постоянно пытаюсь объяснить: MakeLoveNotPorn — это не сайт против порнографии. Я сама смотрю порно. Проблема, которую мы поднимаем, — это не сама порнография, а тотальное отсутствие здорового диалога в обществе о сексе и хардкор порно. Этот разговор позволил бы сформулировать для людей понимание и ясное соотношение реальности и искусственно созданных развлечений.

— Как вы считаете, в чем все-таки причина боязни разговоров на эту тему?

— Есть глубинные причины этой проблемы. О них написано огромное количество книг. Но если вкратце и упрощено — почему людям так тяжело об этом говорить? Почему мы так уязвимы, когда мы голые? Казалось бы — мы занялись сексом со своим партнером, так почему же не поговорить о том, чем мы только что вполне осознанно занимались? Вся загвоздка в том, что сексуальное эго представляет собой нечто очень ранимое. Мы до смерти боимся обидеть любимого человека и поставить под сомнение нашу любовь и наши отношения. Но с другой стороны, мы хотим удовлетворить партнера, и в результате единственный источник, где мы можем получить сексуальные навыки, — это порнография. Такой замкнутый круг, получается.

Но при этом очевидно, что это далеко не лучший источник информации: 99 процентов порнографии производится мужчинами для мужчин. В большинстве случаев не учитываются женщины, вы из порно не можете узнать о том, как удовлетворить ее. И женщины, в свою очередь, не могут понять из этого источника, чего ожидать и чего требовать от мужчин. Такая, мягко говоря, искаженная картина. Речь идет, разумеется, о гетеросексуальной порнографии.

— А как насчет детей? Как родители могут контролировать этот процесс?

— Есть специалисты, которые занимаются мониторингом интернета в этой сфере. По их данным, возраст, в котором дети сталкивались впервые с хардкор-порно, в 2009 году составлял 11 лет. В этом году — уже 8! Дети, естественно, не ищут порнографию в интернете. Это в большинстве случаев происходит в результате милой и невинной шалости вроде: «Хи-хи-хи, давай наберем в гугле слово пенис». Получается, хардкор-порно находится на расстоянии одного клика от вашего ребенка. Все же знают, что оно достаточно часто появляется на мониторе, даже если вы не ищете его. И никак невозможно проконтролировать этот момент. Вы можете установить многочисленные фильтры, заблокировать все подобные сайты, но вы никак не застрахованы от того, что, когда ваш ребенок пойдет в гости к своему другу с соседнего двора, он не увидит порнографию в чьем-нибудь мобильном телефоне.

Еще удивительная вещь — никто не изучает эту проблему. По моим подсчетам, всего лишь 5 процентов родителей говорят со своими детьми о сексе. Раньше все разговоры об этом сводились к механике: примеры из флоры и фауны, птички и пчелы, «когда мужчина влюбляется в женщину…» и так далее. Теперь же ребенок от родителей должен услышать примерно следующее: «Дорогой, мы знаем, что ты постоянно в интернете. И мы все смотрим порно. Но запомни одну вещь: не все женщины любят, когда их привязывают, душат, насилуют или кончают им на лицо. И не всем мужчинам нравится вести себя таким образом». Вот чего я добиваюсь — спровоцировать родителей на такой разговор.

— Что обычно говорят о вашем проекте?

— Вы себе не представляете, как сложно заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь. Я частенько нахожусь в деморализованном и демотивированном состоянии, потому что я сталкиваюсь с каждой из многочисленных преград, поставленных обществом на пути тех, кто пытается завести откровенный разговор на такие чувствительные темы. Но каждая из этих преград убеждает меня в своей правоте. Я должна напомнить, что я не сексопатолог и не доктор. Это мое личное исследование, основанное на моем личном опыте отношений с молодыми людьми и информации из первых рук, так сказать.

И знаете, мы смотрим на вещи и видим не то, что из себя представляют эти вещи, а то, что мы представляем из себя. Все проецируют свою личность и свой опыт на то, что делают окружающие. Некоторые, например, пытаются рассуждать и делать выводы обо мне: «Ох уж эта хищная, изголодавшаяся… тут обычно следует грубость… женщина, отчаявшаяся получить удовлетворение от своих неумелых малолеток». У меня нет таких проблем. Я не преследую молодых людей. Они сами за мной ходят по пятам. Обычно все мои партнеры прекрасные люди, и не все из них вели себя так, что мне приходилось часто думать об этом стартапе (смеется).

— Посоветуйте три книги.

— Конечно, мою — Make Love Not Porn (смеется). В ней я говорю о том, как я на практике реализую философию и видение бизнес-модели будущего: делать полезные вещи и зарабатывать деньги на этом. Вторая — Rework Джейсона Фрайда и Дэвида Хенссона. Я считаю, что, прочитав эту книгу, вы сможете больше не обращаться к бизнес-литературе. И последнее — одно из лучших художественных произведений последнего времени, книга Дэна Шона Await Your Reply, по прочтении которой вы некоторое время будете размышлять об этом романе.