В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Аня Ильдатова после театроведческого факультета ГИТИСа поступила в Университет Ниццы, где разбирает пьесы на тему теории телесности и феминизма, а также пользуется прелестями внеучебной программы вуза, на которой можно научиться управлять яхтой, сражаться на самурайских мечах, играть в гольф и кататься на серфе.

Аня Ильдатова, 23 года


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Я учусь на магистерской программе Erasmus Mundus в Университете Ниццы. Это мой первый год, на втором году обучения я перееду во Франкфурт, но финальная защита будет здесь. На английском языке эта программа называется Erasmus Mundus in Performing Arts.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Я никогда всерьез не рассматривала программы Erasmus. Меня не устраивал выбор университетов, программ. Мне скорее хотелось поехать в конкретный университет, к конкретному профессору. Но все-таки в какой-то момент я решила попробовать подать документы и выиграла стипендию. Я отправляла мотивационное письмо, два рекомендательных письма, диплом с оценками. Еще нужно было доказать, что я не жила в Европе, я подтвердила это, прикрепив к остальным документам сканы всех своих виз. Также был необходим проект моей магистерской диссертации — я написала о своей дипломной работе. Самое сложное, наверное, языковые экзамены. Программа включает в себя семь университетов в разных странах Европы, и за два года нужно учиться как минимум в двух. Чаще всего в трех. То есть нужно владеть двумя языками на достаточно высоком уровне. Я сдавала TOEFL и экзамен по немецкому — Goethe Institut, уровень B1. От того, какие языки знает абитуриент, зависит, в какую страну его отправят. Велико было мое удивление, когда я узнала, что еду во Францию.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

[Ежи Гротовский](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%95%D0%B6%D0%B8) — польский театральный режиссер и инноватор в области экспериментального театра.

— Я окончила театроведческий факультет ГИТИСа и сейчас числюсь там на заочной аспирантуре. Конечно, это совсем разные заведения! ГИТИС — это дом, это то, как ты дышишь и как смотришь на мир. Тут все-таки заведение построже. Здесь у меня нет курса, за исключением четырех девочек из моей же программы. То есть все студенты сами выбирают себе занятия и курсы, поэтому в первое время сложно было всех запомнить. Еще дико раздражает то, что у всех учащихся слишком разный уровень знаний. На занятиях по театральной теории кто-нибудь обязательно спросит, кто такой Ежи Гротовский. Но были и предметы, в которых я совсем не разбиралась, например, курс «Антропология танца».

— Где ты сейчас живешь?

— Я живу в общежитии в пяти шагах от университета, почти что в одном здании. Здания находятся на холме, поэтому вид из общежития и университета — потрясающий. Ну, а я, конечно же, живу в комнате с видом на стену. Плачу за общежитие сама. По местным меркам это недорого — 230 евро. Потому что в городе из-за большой популярности места хозяева квартир дерут по три шкуры даже со студентов. Плюс есть стипендия CAF, которая покрывает почти половину расходов студентов. Но ходить в CAF, это как ходить в ЖЭК: если тебе повезет, у тебя примут документы, а если очень повезет — дадут денег. Я, например, не пошла туда, а заполнила анкету через интернет, в итоге мне сделали скидку 30 евро. Директор нашего общежития сказала, что никогда за все время ее работы не видела, чтобы кому-то так мало платили.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Льготный проезд на автобусе разве что. И льготные билеты в Синематеку. Есть скидка для молодежи младше 25 или 26 лет (везде по-разному), например, в театр.

— Над чем ты сейчас работаешь? Как успехи?

— В конце июня у меня защита половины диссертации. Я пишу об античном мифе на сцене и в современной культуре. Моя работа пока что называется «Тело Медеи». Спектакли и произведения искусства, которые я выбрала для анализа, связаны с теорией телесности, визуальной теорией и, ура, с феминизмом. В общем, нужно много работать, а здесь такое красивое море.

© Trois-Têtes

© Trois-Têtes

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Все профессора у нас очень умные и вдохновляющие. Но руководитель моей диссертации лучше всех. Ее зовут Марина Нордера, она итальянка, историк танца и в прошлом сама танцовщица. Преподает у нас анализ хореографии, старинный танец и теорию тела. Марина — потрясающе интересный преподаватель, а самое главное, лучший руководитель диссертации. Бывает, что ты говоришь-говоришь и думаешь, ну вот, она уже заснула. Но она вдруг дает совет по твоей работе, который ты принимаешь на сто процентов. Часто преподаватели думают о своем и советуют то, что хотелось бы видеть им, но не студенту. Еще она постоянно организует конференции, показы и мастер-классы. Например, она организует фестиваль Sillages в Ницце. В этом году он был целиком посвящен Пине Бауш и немецкому экспрессионистскому танцу: мы участвовали в мастер-классах с танцорами Бауш, смотрели кино.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Занятия обычно проходят не каждый день. Но бывало так, что мы занимались с утра до вечера. Первая пара начинается в 8:30. Когда нет занятий, я долго сплю, а потом иду в библиотеку или фото-лабораторию, которая также является одним из удивительных достоинств этого университета.

Университет поражает своими внеучебными программами. Можно записаться в хор, выбрать какие угодно танцы, кататься на лошадях, учиться управлять яхтой, сражаться на самурайских мечах, играть в гольф и заниматься серфом. Например, мои друзья в конце месяца собираются прыгать с каких-то горных водопадов. В феврале я ездила с университетом кататься на сноуборде: в двух часах от морского курорта ты оказываешься на высоте 2000 м. Если нужна высокая оценка, можно сдать экзамен по спорту или по другим факультативам. Так студенты пытаются поднять общий финальный балл. Я, например, ходила на занятия по греческому языку.

Наш факультет находится в гуманитарном корпусе и прославлен как самый разгильдяйский из университетских кампусов. В администрации могут все напутать, поставить неправильные оценки, отправить преподавателя к другой группе и всякое такое. Но такая организация почти везде. Когда я приехала сюда, выяснилось, что общежития у меня нет, а мой организатор в отпуске, и на телефон она ответила только через месяц. Можно было бы сказать, что это юг и люди не особо хотят работать. Но, например, Брюссельский университет, который курирует нашу программу, работает точно в таком же режиме. Поэтому иллюзии в отношении европейской организованности у меня развеялись в первый же день и, надо сказать, это был болезненный процесс. В первый месяц, с нулевым разговорным французским мне пришлось узнать, что такое чеки, как открывать счет в банке и что французы думают об английском языке.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Наверное, учиться. Не хочется повторяться, все, кто учился за границей, знают, что только, так скажем, в странах СНГ студенты живут от сессии до сессии. И только думают, как бы ухитриться и не доработать. Здесь это не то чтобы не работает, а просто незачем. Еще самое главное для любого француза — это план. Я не сдала в первую сессию один экзамен и когда пришла на встречу к профессору, чтобы обсудить свои итоги, она меня спросила, был ли у меня в работе подробный план ответа. Она, кстати, не была в курсе, потому что все листки с экзаменов анонимны. Так вот, если есть план, значит, экзамен сдан. Иметь план — это очень круто. Я пока только учусь этому.

— Дорого жить и учиться?

— Моя программа стоит восемь тысяч евро в год, для европейцев три тысячи, что очень-очень много. Просто так приехать из России и записаться в университет будет намного дешевле. У меня есть две одногрупницы, которые не получают стипендию. Одна из них, итальянка, могла бы заплатить 500 евро за год и учиться так же, как мы, — никакой разницы между студентами университета и нами нет. А я за обучение я не плачу. У меня есть месячная стипендия — тысяча евро, с двойной надбавкой в сентябре — на переезд и все, что называется installation.

— Планируешь вернуться?

— Благодаря Марине я придумала новую тему исследования, которая связана с Россией, поэтому мне нужно ехать в архивы. Я очень скучаю по друзьям и родителям, но в Москве мне делать нечего. Если я возвращаюсь, значит я работаю. А с работой об учебе можно забыть. Стипендия в очном отделении аспирантуры ГИТИСа составляла тысячу рублей. Без комментариев. А все еще хочется путешествовать и учиться. Хотя учиться — это, конечно, мазохизм.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Я выиграла учебную стажировку на театральном фестивале в Авиньоне этим летом. И у меня есть планы на рабочие стажировки во Франции. В следующем году хотелось больше участвовать в конференциях. Посмотрим, как пройдет мой второй год во Франкфурте, который я жду и на который я возлагаю большие надежды. Мне бы хотелось остаться в академической среде, меня привлекает возможность преподавать. Но для начала надо научиться делать план.