Центр современной культуры «Гараж» объявил о запуске издательской программы. Совместно с издательством Ad Marginem планируется публикация важных книг о современной культуре. Среди авторов — Жиль Делез, Сьюзен Зонтаг и Борис Гройс. Руководитель образовательного отдела «Гаража» Анастасия Митюшина рассказала T&P об издательских планах центра и новом проекте — учебной лаборатории Garage Lab.

— Расскажите о вашей издательской программе. Что и почему собираетесь издавать?

— При довольно бурном развитии институций, которые в Москве занимаются современным искусством, и при ощутимом интересе публики к нему уже давно ощущался определенный пробел, а именно — отсутствие литературы о современном искусстве и культуре на русском языке. Даже если сравнить любой музейный магазин за границей и музейный магазин в Москве, то сразу бросается в глаза разница: у нас на полках — в лучшем случае ташеновские альбомы, но совсем нет современных исследований.

Слушатели после лекций или друзья после выставок постоянно просят посоветовать книжек, чтобы приобрести вкус к предмету и разобраться, как устроено современное искусство и почему оно совершенно другое, чем было 20 или 100 лет назад. Предложить на русском языке было в общем-то нечего — стандартная история искусства пониманию процесса не поможет. Так и появилась идея издательской программы. Мы издаем книги для жадных, ненасытных людей, которых интересует все, что происходит вокруг. Для них сам пульс культуры, современность важнее, чем строгое разделение на жанры, виды, локальные области знания. У нашей целевой аудитории острота переживания момента складывается не только из социально-политического аспекта культуры. Это книги для тех, кто любит наблюдать и думать. Человек посмотрел выставку или фильм — у него появились вопросы, идеи, комментарии. И он не просто хочет притупить свой информационный голод, а хочет испытать наслаждение от чтения, разобраться в тонкостях языка или улыбнуться шутке автора, наконец, удивиться силе мысли. Таков наш читатель, таков самый любимый посетитель центра «Гараж».

«Я за академическое знание — оно прививает чистоплотность мысли, привычку перепроверять самого себя и понимание, чего можно не знать, а чего нельзя. Я встречала многих студентов, которые делали фактические ошибки, и оказывалось, что они взяли эту информацию из Википедии»

Ориентация на постоянно меняющуюся современность, конечно, мешает строго описать концепцию программы. Мы хотим издавать книги, которые важно прочитать сейчас. Именно поэтому среди 12 книг — есть и произведения середины ХХ века, и конца 2010-х. Это труды XX века по теории и философии, давно уже ставшие классическими, — они либо до сих пор не переведены на русский язык, либо выходили на русском больше пяти лет назад самиздатовскими тиражами. Я до сих пор помню, как в студенческие годы копировала на ксероксе книгу Зонтаг, которую мне дали на один день родители подруги. Книга «Кино» Делеза, которую мы издали, до этого выходила в 2004 году и ее тираж давно был распродан. Или Барт и его работа о театре, которую мы еще только готовим к публикации. И нельзя забывать про большой пласт современных западных авторов, пишущих о культуре, которые на русский не переведены вообще и никак не фигурируют в русском культурном пространстве.

— Почему в качестве партнера вы выбрали именно издательство Ad Marginem?

— Быть ультрасовременным — это риск. В издательском деле, с таким же нюхом, как центр «Гараж» в искусстве, есть только одно издательство — Ad Marginem. Опять же вспоминая универские времена, могу сказать, что каждая их книга была революцией сознания. С тех пор Ad Marginem не потерял хватки, у Александра Иванова и Михаила Котомина грандиозное чутье и вкус.

Подобных издательств в России больше нет. Есть издательства, которые издают какие-то редкие и важные книги, но занимаются строго определенной линейкой и не готовы к экспериментам. У нас есть определенный драйв, желание создавать что-то новое и работать с нишами, которые пока никем не заняты и которые мы хотим развивать. В этом году будет издано двенадцать книг, в следующем — запланировано восемь, и они уже в работе, то есть делаются переводы или же выкупаются права. К осени, думаю, к этим восьми прибавится еще книги четыре точно.

— На какие зарубежные издательские программы вы ориентируетесь?

— Жесткого ориентира нет. Мы не думали, что хотим скопировать программу какой-то институции или издательства. Но, безусловно, есть разного рода центры современного искусства и издательства, по стилистике и по духу очень нам близкие. Например, роттердамский Witte de With. Они одни из первых сделали свою издательскую программу, среди проектов которой, например, книжка Cornerstones, изданная ими на основе музейного цикла лекций, проведенного у них же. Они работали над ней с издательством Sternberg Press. Их каталоги тоже часто публикуются под штампом этого издательства. Мы много ездим, смотрим, изучаем. Хорошая программа у Tate Publishing. Но мы пока в основном самостоятельно планируем свои книги. И даже получаем пожелания от читателей — к нам приходят письма с просьбами перевести тех или иных авторов или какую-нибудь важную книгу. Ира Кулик, например, хочет написать о Дюшане. Конечно, сложно на такое не реагировать. Но данная издательская программа — это не ликбез по истории искусства.

— Где можно будет найти ваши книги? Вы уже думали о распространение ваших книг в регионах?

— В первую очередь в нашем книжном, который появится во временном павильоне и потом — уже после реставрации основного здания — переедет туда. Но, естественно, мы хотим, чтобы наши книги продавались не только у нас. Первые две — Делез и Сибрук — уже появились в центральных книжных и на Озоне. Озону мы придаем особое значение, потому что все-таки это способ распространения по всей России. Насколько я знаю, в Москве продается 65% вообще всех книг, выпускаемых в России, в регионы идет мизерное количество. И поэтому мы надеемся, что, может быть, через сотрудничество с культурными институциями в регионах мы сможем посылать туда наши книги. Важно охватить не только Москву — здесь все-таки нет такого книжного голода. Но вообще наш проект можно назвать просветительским даже в рамках Москвы. Мы хотели бы заполнить лакуну, дать толчок другим издательствам. Как только появляется какой-то продукт, он сразу рождает спрос и дает импульс всему сектору.

Книги, которые уже опубликованы:

— Как вы считаете, какая из публикуемых книг будет пользоваться особым успехом?

— Наверняка дневники Сьюзен Зонтаг (впервые опубликованы на английском в 2008 году): всех всегда волнует, как жили и о чем думали каждый день светлые умы человечества. Мы планируем издать три ее книги. Кстати, в нашей транскрипции она станет Сонтаг — именно так, кстати, произносится ее фамилия на английском. Хотим приучить читателей к правильному произношению и написанию ее фамилии. Одна из них — «О фотографии» — признана хрестоматийным трудом. Интересно, что AdMarginem издавало книгу Ролана Барта Camera Lucida, подтолкнувшую Сонтаг к собственному труду о фотографии. Третья — знаменитый сборник эссе «Против интерпретации». Некоторые эссе давно выходили в журналах, например, в «Иностранной литературе».

Кроме того, не должна остаться незамеченной книга Бориса Гройса, учитывая его популярность здесь. Это будет авторский сборник статей на основе его двух книг, опубликованных на английском и цитируемых по всему миру текстов — Art Power и Going Public. Провальных вариантов у нас точно нет, но трудно угадать, которое из наших изданий будет хитом. Вот, например, из двух изданных на данный момент книг большим спросом пользуется Делез, хотя его книга — это своего рода кинобиблия: сразу много не прочтешь. А Сибрук — легкое и отчасти игривое чтение, его рассуждения о крушении старой иерархии ценностей — больше на злобу дня.

— У нас сейчас вообще наблюдается повышенный интерес к европейским философам 60-70-х годов.

— А вот в Европе сейчас по-другому. Гройс на недавней лекции на Стрелке — без всякой связи с нашей издательской программой — говорил, что на Западе уже нет прежней глубины знания культовых философов 60-70-х годов. У молодых читателей больше предложения, больше возможностей, и поэтому многие классические труды отходят на второй план. И Барта, и Делеза, и Фуко знают намного меньше.

— Расскажите о других образовательных проектах, которые готовит «Гараж».

— Планов очень много. Мы хотим запустить новый проект — учебную лабораторию Гаража Garage Lab, это будет первая ступень к школе арт-менеджмента. Это будет курс, рассчитанный на два-три месяца — «Введение в арт-процесс. Уровень первый». Арт-менеджмент — это та дисциплина-гибрид, выросшая из менеджмента и истории искусства. Она позволяет очень четко отличить менеджера, отвечающего за продакшн выставок или студию художника, от творческо-исследовательской профессии под названием куратор. Сейчас есть большая проблема в России: размывание этих границ и несоответствие терминов. Многие из тех, кто не является кураторами (то есть теми, кто создает новые смыслы), называют себя таковыми. Если всем будет четко ясно, где куратор, где менеджер, где художник, а где критик, то это в будущем только сыграет нам на руку. Сейчас арт-сцена встрепенулась и подобных проектов много, но наш будет интенсивным и инновационным по формату, кроме того, ни у кого нет под рукой такого уникального кейса, как центр «Гараж». Первый уровень будет ориентирован на студентов 3-4 курса — либо студентов-искусствоведов, которые хотят приобщиться к практике и понять, как они себя могут применить, либо студентов-менеджеров, которым хочется дополнить свои знания ориентацией в так называемых creative industries.

Еще мы возобновим самый популярный среди студентов цикл «Тексты об искусстве: секретные опыты». Это была серия из 14 мастер-классов, на которых студенты могли услышать выступления пишущих практиков и узнать, какими бывают и как устроены жанры текстов об искусстве: от пресс-релиза до искусствоведческого текста и диссертации. Откроем в октябре второй набор студии арт-журналистики ArtTextsStudio. За тринадцать занятий по три часа под руководством журналиста Марты Агеевой молодые авторы создали модель редакции и писали о том, что их больше всего интересовало: поведение и судьба зрителя. Ужасно любопытно, что увлечет учеников набора 2012. Конечно, мы не можем научить всему за такой короткий период, но наша студия — хорошая базовая платформа для самого первого рывка. Пока пробуешь себя в роли репортера, точно понимаешь, кто ты: ученый исследователь, активный коммуникатор или наивный обыватель, убежденный в общедоступности и простоте искусства. Так или иначе, большинство ребят получили этот опыт, став стажерами и сотрудниками Russia Today, «Независимой газеты», газеты «Ведомости», Артгида. Отличием новой программы станет дополнение обучающих игр лекциями по истории искусства.

— Нет ли у вас планов по созданию на базе «Гаража» полноценного учебного заведения, которое будет готовить специалистов в области современного искусства: кураторов, критиков, галеристов?

— Пока это не план, а мечта. Лет через 10 мы, надеюсь, что-нибудь сугубо образовательное откроем. Сейчас я уверена, что это должен быть двухлетний post-graduate. То есть программа для тех людей, которые уже получили высшее образование и четко понимают, что хотят попробовать себя в качестве кураторов или арт-менеджеров. Это образование с зарубежной основой: в России, думаю, программу, основанную на практике, не валидируешь. В ходе работы над Garage Lab я встречалась с представителями многих европейских учебных заведений, и все очень открыты и с удовольствием идут на контакт. Но в России мы не можем просто скопировать всю образовательную модель целиком, потому что здесь совсем другая система у людей в головах. Хочется делать образование, которое позволит как постигать предметы и дисциплины, так и овладеть навыками здравомыслящего человека: выражать свои мысли устно и письменно, быстро принимать решения, анализировать. Это может показаться бредом, но именно это сейчас актуально. По крайней мере, в гуманитарных дисциплинах, о чем я могу судить по нашим стажерам.

— Как вы считаете, чему и как надо учить сегодня специалистов в области искусства?

— Должна оставаться классическая история искусства, которую можно читать по-разному: как историю направлений, историю персоналий, историю институций или национальные истории искусства. В рамках нашей учебной платформы мы будем пытаться разработать такие курсы, чтобы в них обязательно была история — для понимания общей логики развития, и ее разные ракурсы — для возможности выбора. Основу предмета можно рассказать и в 15 часах, важно отослать к первоисточнику и объяснить его значимость. Самое главное, что есть в классическом образовании и что сейчас тотально убивает интернет, — это отсылка к первоисточнику. Я за академическое знание — оно прививает чистоплотность мысли, привычку перепроверять самого себя и понимание, чего можно не знать, а чего нельзя. Я встречала многих студентов, которые делали фактические ошибки, и оказывалось, что они взяли эту информацию из Википедии. Классическое образование учит находить правильные первоисточники и перепроверять все факты. Это нужно не только в сфере искусства, но и просто для того, чтобы нести ответственность за каждое свое написанное или произнесенное слово.

3 автора программы «Гаража» и Ad Marginem


  • Паоло Вирно
    Итальянский философ-семиотик, активный участник марксистского движения в Италии, преподает в Университете Рима. В книге «Грамматика множеств», которая будет в ближайшее время опубликована, социальные процессы и проблемы антропологии объясняются при помощи понятия «множества» — филосовского термина, введенного в дискурс Спинозой в XVII веке.
  • Ханс-Ульрих Обрист
    Один из самых влиятельных кураторов современности, директор лондонской галереи «Серпентайн». Будет опубликована его «Краткая история кураторства» — сборник интервью, взятых Обристом у своих коллег. В книге 11 настоящих пионеров кураторского дела обсуждают основные события в мире современного искусства, произошедшие с 60-х годов прошлого столетия.
  • Джон Берджер
    Художник, поэт, арт-критик, автор романа G., за который получил Букеровскую премию. Готовится к изданию «Блокнот Бенто» — попытка Берджера воссоздать легендарный скетчбук Баруха Спинозы, утерянный после его смерти. Эта книга — фантазия на тему рисования, взаимодействия с реальностью и ее восприятия.