«Теории и практики» составили список классических вопросов и попросили ответить на них пятерых выпускников различных зарубежных языковых программ — длительностью от двух недель до полугода и расположенных от Стамбула до Лондона.

— На каком этапе изучения языка пора отправляться в поездку?


Настя Линева, учила французский при Сорбонне: «Отправляться нужно чем раньше, тем лучше, чтобы какие-нибудь неквалифицированные преподаватели не успели засорить мозг своим видением иностранного языка. Но даже если они успели это сделать, ничто вам не мешает уехать учить язык к носителям и все исправить. Так что уровень может быть абсолютно любым. Я уезжала в Париж после четырех лет университетского французского, и мое прагматическое альтер-эго было уверено, что мой уровень владения языком при этом был между совсем начинающим и средним. Тем не менее, когда я приехала, выяснилось, что я способна не только молча понимать французскую речь, но даже что-то отвечать. Это меня приятно удивило».

Катя Золотова, учила английский на Мальте: «Учиться языку меня отправили в 15 лет, сразу как закончила 10 класс. Моя школа была, что называется, «с уклоном» — английскому учили со второго класса, так что предположительно к 10-му классу мой уровень знаний назывался upper intermediate (в 11-м классе мы должны были достигнуть advanced). В школе, понятное дело, пока сама себя не пнешь, учить ничего не станешь, такая в наших школах мотивация. Словарный запас у меня был приличный, а вот применять его я наотрез отказывалась. Поэтому родители решили подбодрить: месяц в семье по обмену на Мальте с обучением в школе шесть дней в неделю. И хорошо, что только месяц, еще месяц баров и четырехчасового сна организм вряд ли бы выдержал — это вам не пуританская Англия».

Маша Романова, учила французский в Париже в школе English First: «Я думаю, неправильно ехать на учебу совсем «нулевым». Во-первых, можно получить намного большее удовольствие от пребывания за границей, будучи в состоянии заказать себе кофе и бутерброд в кафе и спросить дорогу до ближайшего парка с газоном и уточками. Во-вторых, выгоднее начинать обучение в языковой школе не с самых азов, поскольку основы вполне успешно можно освоить и дома — на курсах эконом-класса, с другом-студентом языкового факультета либо вооружившись достойным интерактивным учебником. Мой французский на момент приезда, конечно, оставлял желать лучшего: учить его я начала буквально за месяц до предполагаемой поездки. Было так интересно, что и за такой несерьезный срок удалось освоить всю базовую грамматику и лексику — подтверждаю, нет ничего невозможного. Обучение в школе поэтому продолжилось уже с уровня B1 (пропустив A1 и A2). Я ужасно гордилась собой».

Бас Грасмайер, учил турецкий в Стамбуле: «Вероятно, есть множество академических обоснований на этот счет, но благодаря своему немного кочевому и эмигрантскому опыту у меня сложилось свое мнение. Я считаю, что изучение языка «на земле» будет в несколько раз более эффективным, чем изучение его еще где-то как-то. Поэтому сейчас, отправляясь в другую страну, я не считаю нужным учить что-то, кроме «да», «нет», «привет» и «пока». Изучая язык в стране, где все на нем говорят, за день можно выучить столько, сколько в родной стране вы учили бы неделю. Если кратко, то я считаю, что уровень владения языком должен быть ровно таким, чтобы его хватило найти дорогу к языковой школе».

Ангелина Александрова, училась английскому в Лондоне в школе Kaplan: «Я оказалась в школе “Kaplan» в Лондоне совершенно случайно: двухнедельное обучение досталось мне в качестве приза. Я, в общем-то, не планировала подтягивать свой английский — мне вполне хватало знаний, полученных в школе с углубленным изучением языка, да и профессия этого пока не требует. Курс «General English», что мне достался, — это для тех, кто не знает, что такое «present simple» и как спрягать глагол «go”. Мне было скучновато на уроках грамматики, единственное, чем я развлекалась, так это наблюдала за своими одноклассниками из Бразилии, Чехии, Испании, Японии и Бельгии, которые никогда ничего не слышали об английской грамматике. Самые забавные ученики — это, конечно, французы. Они настолько влюблены в родной язык, что даже по-английски говорят на французском».

— Как выбрать страну?


Настя Линева: «Полагаю, это наверняка будет зависеть от языка, который вы изучаете или хотите изучать. А когда круг стран сузится, выбираете или ту, в которой у вас уже есть друзья (потому что их в подобных поездках не хватает больше всего), или ту, в которой вы всегда мечтали побывать, ну или ту, в столице которой готовят самый вкусный фалафель и постоянно проходят классные музыкальные фестивали. Мой выбор пал на Париж, потому что моей целью было выучить французский, и я недолго думала над выбором города. Никто еще не отказывался от перспективы изучать красивый язык в красивой столице. Тем более, я ехала на языковые курсы. Тщательно выбирать университет, а в зависимости от этого и город — это прерогатива поступающих в магистратуру, бакалавриат».

Маша Романова: «Однозначно, в процессе поиска школы стоит остановить свой выбор на той стране, где проживают носители языка. Было бы нелогично изучать немецкий в Италии, английский в Нидерландах, а испанский в Швейцарии. Все прочие нюансы остаются исключительно на усмотрение будущего студента, возможностей кошелька, интересов, желания терпеть неудобства дороги и проживания. Осваивать французские глаголы с равным успехом можно как в Париже, так и в Монреале».

— На что стоит обратить внимание при выборе языковой школы? Какой курс лучше выбрать?


Настя Линева: «В первую очередь, это зависит от целей. Если вам необходимо сдавать какой-то экзамен, то, конечно, будет логично пойти на курсы по подготовке к этому экзамену. А если вам надо просто выучить язык, чтобы общаться со своим боссом и говорить с друзьями по скайпу, то вам вполне хватит базового полугодового курса, но все опять же зависит от начального уровня языка и ваших способностей. Ни в коем случае не думайте, что если вы совсем бегиннер, то стоит сразу брать супер-мега-интенсив с занятиями без перерывов на праздники и выходные. Сначала освойте базовый курс и поймите, стоит ли себя загружать дополнительными часами занятий, или все же лучше оставить свободное время на то же чтение или просмотр фильмов в оригинале».

IMAGE 13388 NOT FOUNDКатя Золотова: «Приехав на остров и едва закинув вещи в “семью”, я отправилась в школу, где сразу дали тест не размениваясь, так что и выбирать самостоятельно ничего не пришлось. Школа была не только языковая, помимо собственно английского, мы изучали общие дисциплины: историю, английскую литературу, биологию (больше, конечно, анатомию человека), математику (скорее логику, но назывался предмет math). Тест определял уровень и соответствующую программу изучения всех предметов. Я попала в шестую группу из семи, где седьмая была тот самый upper intermediate. Аdvanced в школе не было, предполагалось узнать его к концу месяца. Нас познакомили с кураторами, расписанием, культурной программой и развезли по семьям — адаптироваться».

Маша Романова: «К счастью, интернет позволяет составить определенное мнение о школе, еще ни разу в ней не побывав — форумы, блоги, сообщества в социальных сетях, общительные бывшие студенты вам в помощь. Не поленитесь расспросить об оснащенности классов, используемых пособиях, преподавательском составе, среднем возрасте обучающихся. Если вам тридцать, невесело будет сидеть над несерьезным учебником в окружении подростков, хотя все, конечно, индивидуально».

Бас Грасмайер: «Изначально я должен был сделать выбор: изучать турецкий язык в течение трех недель на интенсивных занятиях перед началом занятий по моей полуторагодовой программе (занятия, конечно, проходили на английском) или заниматься турецким раз в неделю в течение всего периода обучения. Я выбрал интенсивный курс, который и оказался самым что ни на есть интенсивным. Темп был невероятно высоким, после двух-трех дней занятий преподаватель разговаривал с нами только на турецком. К тому же нас поселили в общежитии и большинство живущих там не говорило на английском — поэтому полученные знания приходилось использовать сразу же. В общем, понять насколько это был интересный опыт, можно, например, из этого видео».

Ангелина Александрова: «Если в вашем сертификате об окончании языковой школы будет написано, что ваш уровень владения языком — «General English», знающие люди поймут, что вы просто закончили неплохую российскую школу. По моему опыту лучше не выбирать general english, а по возможности попадать на продвинутый уровень. Кстати, перейти из класса с одним уровнем изучения языка в другой совсем несложно, только если у вас в запасе не две недели, как это было у меня».

— Стоит ли как-то готовиться к такой поездке?


Настя Линева: «Готовиться, наверное, стоит только морально, потому что, даже если первый месяц, проведенный в прекрасном городе с прекрасной погодой и прекрасными людьми, пролетит незаметно, то второй-третий-четвертый вы проведете в неминуемой тоске по друзьям и по Родине. Ну по крайней мере так получилось у меня и у многих моих русскоговорящих друзей, которые учатся за границей. Что касается подготовки к самому обучению, то могу только посоветовать серьезно отнестись к учебе уже по приезду, потому что чаще всего видно, что преподаватели стараются и готовятся с занятиям, и прямо-таки становится неловко их подводить невыполненным домашним заданием. Моя подруга, которая училась на тех же курсах годом раньше меня, поделилась тайной, что всех подобных лентяев называли «американскими туристами». Так что, если не хотите прослыть таковым, делайте упражнения, не подглядывая в ответы!»

Бас Грасмайер: «Нужно знать, куда ты едешь. Понимать определенные культурные особенности и уважать их. В зависимости от того, в какой город вы едете — изучите те места, которые нужно избегать и не пренебрегайте советами от местных. Вообще, мне всегда хочется больше посвящать времени изучению жизни этого города, чтобы иметь возможность как можно быстрее начать вести себя как местный. Никто не любит туристов. Или это только моя проблема?»

— Помимо занятий в школе, чему еще стоит посвящать свое время?


Ангелина Александрова: «Чтобы действительно начать понимать живой английский, мне потребовалось всего лишь заблудиться в Лондоне. Британцы очень услужливы и были рады помочь мне обрести ночлег, так что я вынуждена была включать все свои переводческие ресурсы. Когда житель Лондона не понимает, что вы иностранец, он шпарит так, как будто всю жизнь накапливал словарный запас именно для встречи с вами. Еще неплохо помогают кафе: если хочешь поесть именно то, что хочешь, — выбирай слова. Но самый большой лингвистический арсенал мне предоставила принимающая семья: за ужином мы обсуждали все на свете, и они всегда уточняли, все ли слова я понимаю. Игру «Крокодил» британцы тоже знают».

IMAGE 13388 NOT FOUNDКатя Золотова: «В мальтийской школе было немного русских, может, с десяток в общей сложности. Общались мы с девочкой из Словакии с мужским именем Миша на нашем ломаном upper-intermediate. Русский забываешь быстро, когда услышать его не от кого. Обращение к молодым родителям: если ваш ребенок на Мальте, звоните ему чаще. Через неделю я узнала, где достать weed, в каком баре нальют крепкое без лишних вопросов, как правильно разговаривать с police officer. Мы с Мишей иногда купались в бассейне местного Гранд Отеля, а вечерами танцевали на барных стойках. Спала я всего по 5-6 часов. Помню, в субботу утром у нас был урок по математике, я его весь проспала, подперев щеку рукой. Преподаватель — молодая женщина из местной школы — решила меня не беспокоить. И, надо сказать, я ни разу не пропустила школу. Три дня в неделю, когда клубы и вечеринки были закрыты, мы посещали школьную библиотеку (она работала до 10 вечера), красивую, с какими угодно книгами. По выходным собирались у меня, пили лимонад, готовились, обсуждали ночные похождения».

Маша Романова: «Мои одиночные прогулки по Парижу подарили мне несколько приятных знакомств и кучу совершенно кинематографичных моментов. Однажды, скрываясь от внезапно начавшегося ливня, я забежала в первый попавшийся парфюмерный бутик без особой надежды на спасение. Но выбежавшая на шум мадам проявила чудеса доброжелательности, вытерев меня полотенцем, обсудив судьбы русских князей во Франции, Стравинского и подарив целый пакет маленьких баночек и пузырьков. Отсюда мораль — делайте, что хочется: гуляйте, тратьте деньги в магазинах, заходите в домашние кафе почитать меню, валяйтесь на пляже с локальной газеткой — только поближе к носителям языка. И ради бога, не молчите!»

— Какого результата стоит ожидать от такой учебы?


Настя Линева: «Если вы работаете на полную катушку, то и результата стоит ожидать соответствующего. Тем не менее, все зависит от того, на что делать упор: если вам надо развивать навыки письменной речи и вы много и старательно пишите, то стоит ожидать того, что вскоре вы начнете писать сложные предложения с минимальным количеством ошибок. Но, прежде всего, курсы в другой стране — это бесценные навыки устной речи и сленга, без знаний которого довольно трудно воспринимать окружающую вас иностранную действительность».

Маша Романова: «Всего-навсего пара недель за границей может дать больше, чем полгода на курсах в родной стране. Как правило, недешевые языковые школы стоят каждого фунта, доллара, евро запрошенной суммы. Вы поймете, на что стоит обратить внимание при дальнейшем изучении, а что до поры до времени можно и отложить. Самое главное, что дарит обучение в иностранной школе — желание и умение говорить, вдохновение совершенствоваться дальше, чувство незнакомого, но интересного языка. Вкус к жизни французов нельзя было бы прочувствовать, не пожив в этой стране хотя бы чуть-чуть, поэтому поездка в языковую школу дала мне больше в плане французского мироощущения, чем в плане языка — что и считаю самым ценным».

Бас Грасмайер: «Сейчас я владею турецким на базовом уровне, что похвально, учитывая сложность этого языка. Турецкий радикально отличается от любого европейского языка, который я знаю. Все европейские языки довольно похожи — даже пропасть между славянскими и германскими языками не настолько уж велика. Особенность турецкого языка в том, что, вместо того чтобы строить предложение слово за словом, иногда слова развиваются в целые предложения. Сейчас я понимаю, что язык — это не только средство для общения. Язык определяет отношения с самим собой и с миром в глобальном смысле».

Никита Шилеев
менеджер образовательных проектов Британского Совета

«На что обратить внимание, выбирая языковую школу? На наличие аккредитации. Под эгидой Британского совета и English UK функционирует схема «Аккредитация Великобритании». Аккредитованные учебные центры, включая частные школы английского языка и подразделения английского языка в колледжах и университетах, проходят проверку в рамках этой схемы и соответствуют установленному набору стандартов качества преподавания. Независимые эксперты проводят регулярные проверки, включая проверки без предварительного предупреждения. Цель подобных мероприятий — оценка четырех показателей: качества преподавания и условий обучения, управления, учебных ресурсов и условий проживания, а также благополучия студентов и уровня студенческих сервисов. Наличие аккредитации гарантирует соблюдение процедур при рассмотрении жалоб и позволяет студентам завершить их обучение даже в случае, если аккредитованная языковая школа закрывается (что происходит очень редко). В сферу обязанностей представителей государственной инспекции также входит проверка деятельности колледжей, учебных заведений дополнительного образования и университетов.

Самый простой и доступный способ выбрать учебное заведение в Британии — воспользоваться поисковой системой на сайте Educationuk.ru. С помощью поисковика можно найти любое учебное заведение и учебную программу и даже стипендию. Также можно сходить на выставку британского образования Education UK, ближайшая состоится 29 и 30 сентября, и пообщаться с представителями школ».

Екатерина Акинина
директор международных академических программ EF Education First

«Безусловно к таким поездкам стоит готовиться, шоковая терапия никому не нужна. Этап языковой адаптации, через который все проходят, надо пройти как можно лучше и быстрее. Сначала надо определиться с учебной целью, потому что выбор курса зависит от твоих планов. Я лично считаю, что надо выбирать уровень выше и работать над зоной ближайшего развития. Это понятие — зона ближайшего развития — ввел ученый Л.С. Выготский, основоположник психолингвистики. Когда человеку помогают сделать то, что он или она не может сделать самостоятельно, а может сделать с помощью преподавателя. Этим, кстати, часто отличаются студенты из России — они просят, чтобы их определили в группы уровнем выше. Поначалу им может быть сложно, зато результат, который они получают, в разы превосходит ожидания».