Еще один способ получать знания и навыки — это устроиться на стажировку в профильную компанию. Чем занимаются такие интерны: приносят кофе или получают реальный практический опыт работы? Платят ли за это деньги и есть ли смысл тратить свое время? На эти и другие вопросы T&P отвечают каждую неделю. Ярослав Мисонжников прошел стажировку в студии дизайна Кики ван Эйк и Йоста ван Блейсвийка, где разрабатывал флакон для французского парфюма и участвовал в создании мебельного гарнитура для миланской галереи.

Ярослав Мисонжников, 23 года


Род занятий: дизайн.

Место стажировки: голландская студия дизайна Кики ван Эйк и Йоста ван Блейсвийка.

Город: Эйндховен.

Срок стажировки: три месяца.

Обязанности: работа над проектами.

Место


Я только что вернулся со стажировки в голландской студии дизайна Кики ван Эйк и Йоста ван Блейсвийка. Хоть эти дизайнеры и делят одну мастерскую уже больше десяти лет, их имена являются отдельными и самостоятельными брендами. Лишь в последние годы они стали периодически работать над совместными проектами, как, например, диван для американской компании Bernhardt. Кики и Йост — профессионалы с мировым именем, которые работают с такими компаниями, как Hermes, Swarovski, Moooi, Skitsch, их объекты выставляются в нью-йоркской галерее Moss и крупнейших музеях мира и уже продаются на аукционе Sotheby’s.

Компания сама по себе небольшая, но работа идет параллельно над разными проектами. В студии работает всего несколько человек на постоянной основе — сами дизайнеры и мастер, который делает объекты. Для того чтобы не держать целый штат сотрудников, в компании построена следующая схема: шесть человек приходят два раза в неделю, они работают или с бумагами (документацией, сайтом), или в мастерской, или создают 3D-модели за компьютером. В большинстве своем — это молодые практикующие дизайнеры, у которых уже есть свои небольшие студии. Кики и Йост таким образом помогают ребятам иметь стабильный заработок. Также работают около трех стажеров. Больше сотрудников нет.

«Конечно, должность интерна подразумевает решение каких-то бытовых вопросов, например, приготовление обеда или упаковку объектов для выставки, но эти занятия занимали у меня не так много времени: Кики и Йост, понимая, что я приехал не на очень длительный срок, давали мне по-настоящему творческие и интересные задания, чтобы я мог большему научиться»

Я получил приглашение из двух голландских студий. Первый дизайнер в ответном письме просто написал, что ему понравились работы и готов принять меня на стажировку. Другая студия, как раз мастерская Кики и Йоста, предложила приехать на собеседование лично. В итоге мы договорились на разговор по скайпу, после которого они сделали мне предложение. При всем уважении к первому дизайнеру, я выбрал их. На это было несколько причин: во-первых, они хоть еще довольно молодые, но уже опытные и известные профессионалы, которые работают с крупными компаниями, во-вторых, взаимодействуя с двумя мастерами, можно получить больше знаний, чем с одним, в-третьих, меня подкупила их студия — ее площадь 1100 квадратных метров, можно работать с керамикой, деревом, металлом, текстилем и другими материалами. Некоторые вещи так и остаются в единственном экземпляре и затем продаются в галереях как произведения искусства. Кики и Йост — одни из немногих голландских авторов, кто создает не только штучные дизайн-объекты, но и работают с крупными фабриками, которые производят продукт тысячными тиражами.

Обязанности


Все сотрудники приходят в студию в 8:45. Первые 15-20 минут пьют чай и обсуждают рабочие вопросы, которые чаще всего сводятся к более личным темам: какие планы на вечер или с кем начал встречаться наш новый интерн. Далее, до 12:30 все работают, после чего обед, при хорошей погоде он проходит на улице и длится 45 минут. Если ты закончил пораньше, то можешь пойти поиграть в пинг-понг, настольный футбол либо покидать баскетбольный мяч в кольцо. В 15:30 перерыв на чай, а в 17:45 рабочий день заканчивается. Конечно, пару раз бывали случаи, когда приходилось работать в выходной день, чтобы закончить проект.

Я параллельно работал над несколькими проектами: разрабатывал флакон для французского парфюма, название которого сказать до официальной презентации пока не могу, участвовал в создании мебельного гарнитура для миланской галереи, немного помогал с концепцией нового здания, которое должно быть вскоре построено по проекту Йоста совместно с Маартеном Баасом и Питом хейн Ееком. Также рисовал обои для голландского музея и доделывал проект светильника для крупной амстердамской компании.

«Мне очень понравилась их студия — ее площадь 1100 квадратных метров, можно работать с керамикой, деревом, металлом, текстилем и другими материалами. Некоторые продукты студии так и остаются в единственном экземпляре и затем продаются в галереях как произведения искусства»

Искренне радует то, с каким уважением ко мне, молодому и неизвестному интерну-дизайнеру из Росиии, относились Кики и Йост, дизайнеры с мировым именем. Важно то, что они не просто прислушивались к моим советам, но и доверяли серьезные проекты, как профессионалу. Доходило вплоть до того, что, уезжая в командировку на неделю, Кики могла дать задание полностью разработать дизайн керамической плитки для турецкого бренда. Ты получаешь колоссальный опыт, работая в таких условиях. Самой важной моей задачей в работе в студии было зафиксировать, а потом суметь применить на практике процесс создания объекта от и до. Это самое интересное, как и собственно участие в его разработке.

Хоть во время собеседования мы говорили с Кики и Йостом о том, что я смогу делать свои собственные объекты во время стажировки, прибыв на место, я понял, что самое интересное — это поработать над реальными проектами, которые потом будут выпускаться тысячными тиражами! Конечно, должность интерна подразумевает решение каких-то бытовых вопросов, как, например, приготовление обеда или упаковку объектов для выставки, но эти занятия занимали у меня не так много времени: Кики и Йост, понимая, что я приехал не на очень длительный срок, давали мне по-настоящему творческие и интересные задания, чтобы я мог большему научиться.

Роль образования


Я получил образование в разных областях дизайна и искусства. Бакалавриат закончил на кафедре «Декоративно-прикладное искусство» Санкт-Петербургского государственного университета. Там я работал с керамикой, текстилем, стажировался в витражной мастерской — то есть изучал материалы и предметы, которые заполняют интерьер. После бакалавриата я пошел в магистратуру на «Дизайн архитектурной среды», где занимался абсолютно другим и в другом масштабе: архитектура, ландшафт, урбанистика и другие средовые решения.

Мы создавали концептуальные предложения для городской среды, редко вдаваясь в инженерные подробности, ведь невозможно за два года выучиться на архитектора. Я написал магистерскую диссертацию на тему, связанную с современными фасадами зданий — мне удалось вывести новую типологию. Не думал, что эти знания мне потом помогут при проектировании реального здания в Эйндховене. В университете я получил хорошее академическое образование — меня не только научили рисовать и проектировать, но и в отличие от той же Мухи (СПбГХПА), нас научили писать тексты, серьезно подготовили в области истории искусств, иностранных языков.

«В компетенции студий либо оформить рабочую визу, но это все очень проблематично для российских граждан, но не каждая компания пойдет на это. Либо выслать частное приглашение на три месяца, как это сделали мне Кики и Йост. Да и этот вариант довольно исключителен, дизайнеры действительно должны быть в вас заинтересованы, чтобы пойти на это»

Хоть я и получил свое последнее образование в области средового дизайна, на протяжении последних лет занимаюсь дизайном мебели, светильников и интерьеров и именно с этими направлениями собираюсь связать свое ближайшее будущее. Я стал работать в этой области также благодаря учебе в петербургской школе дизайна ArtFuture, которая отличается своим активным участием в международных выставках — в Милане, Кельне, Нью-Йорке, Стокгольме, Хельсинки и других городах. Выиграв конкурс на бесплатное обучение в этом учебном заведении, мне удалось не только получить знания по своей дисциплине — дизайну интерьера, но и поучаствовать во всех этих выставках с разными проектами. Удивительно, но школа делала все объекты по эскизам студентов за свой счет. Именно там я получил большой опыт в разработке мебели и продакт-дизайне. Таким образом, у меня сформировалась определенная профессиональная подготовка, которой оказалось вполне достаточно для прохождения стажировки! Но, возможно, в других студиях мне бы не хватило каких-то знаний в компьютерном моделировании.

Корпоративная культура


В студии комфортная, почти домашняя обстановка. Каждый выполняет поставленную задачу, нет никаких конфликтов и недопонимания, а о повышенном голосе речь не идет вообще. Так устроено, что никто не будет отчитывать тебя за опоздание или какой-то недочет, тебя не будут гнать с обеда на рабочее место — все это подразумевается само собой. В студии играет рок, работают все не торопясь, в свое удовольствие, но умудряются все успевать. Сложно представить такое в России, с нашим-то подходом делать все в последний момент! Конечно, в первую очередь, это заслуга Кики и Йоста, которые сумели сформировать вокруг себя такую команду и наладить все детали рабочего процесса. Сотрудники студии общаются не только во время работы, но и вместе проводят свой досуг. Так, мы не раз ходили на чемпионат по настольному теннису или на дни рождения, а в последний вечер моего пребывания устроили отличное барбекю!

Стажировка проходила в Эйндховене — столице голландского дизайна. Довольно важно было пожить и поработать именно там. Я готовил репортаж для петербургского дизайн-блога и мне удавалось попадать в лофты, где находятся все ведущие мастерские страны, и знакомиться с дизайнерами. Многие приходили в гости и к нам в студию. И, конечно, крайне любопытно было знакомиться со студентами Академии дизайна.

Как попасть


На последнем курсе магистратуры СПбГУ я начал понимать, что мне не хватает западного опыта обучения. Было несколько причин не поступать в вуз: во-первых, не было финансовой возможности обеспечивать себя на протяжении нескольких лет, да и учиться уже изрядно надоело, особенно после шести лет университета. К тому же не хотелось покидать Петербург на долгий срок. В европейских университетах, где преподают дизайн, студент старших курсов обязан пройти стажировку, которая длится три или шесть месяцев в практикующей студии. Что-то подобное существует и в российских вузах, но, как показывает опыт, практика носит более формальный характер, а иногда вообще сводится на нет. В Европе же это считается престижной и важной частью обучения, а в хорошую мастерскую очередь выстраивается на долгие месяцы вперед. Зная о стажировках такого рода, я сразу решил, что именно это самый подходящий вариант.

Кстати, студии чаще всего не требуют никаких сертификатов о знании английского языка, достаточно иметь хороший разговорный, в особенности это касается профессиональной лексики. На протяжении нескольких месяцев я проводил анализ практикующих дизайн-студий. Была создана целая таблица, в которой отмечались существенные для меня моменты. Например, мне нравится работать в студии с материалами, сводя работу за компьютером к самому минимуму. Поэтому я сразу вычеркивал из списка компании, где не было ничего кроме компьютера. Другие немаловажные моменты, которые я учитывал при поиске студии — это город (важна не только большая активность в области дизайна, но и умеренные цены на жилье и транспорт), возможности студии (материалы, оборудование, клиенты с именем), и, конечно же, самое важное — это авторитет и авторский стиль дизайнера.

«Я больше всего хотел попасть именно в эту студию, поэтому расстраивался, когда Кики и Йост не отвечали на письма. Я написал им четыре письма и получил ответ только через месяц. Но потом, во время собеседования, они сказали, что увидели в этой настойчивости мою большую заинтересованность в стажировке»

Я уже несколько лет веду колонку про промышленный дизайн для петербургского интернет-издания Tutdesign, что помогает мне быть в курсе всех заметных событий в этой области — поэтому составить список студий не составило особого труда. Хотя он и получился внушительный (более 40 компаний разного уровня), я для себя решил, что буду отправлять заявку в лучшие 15. Для этого понадобилось портфолио в формате PDF, CV и мотивационное письмо. У некоторых дизайнеров на сайте написано, что открыт конкурс на стажировку, к другим приходилось «стучаться» самостоятельно. Радует тот факт, что отвечали практически все студии, кому было отправлено письмо — а это ведь дизайнеры с мировым именем. У кого-то уже были стажеры, кто-то их не набирал в этот момент, ну, а кому-то, что абсолютно нормально, не подходили представленные мною работы.

Было несколько сложностей, с которыми я столкнулся во время подготовки к стажировке. Во-первых, это вопрос с визой. Так как стажировки проходят в частных студиях дизайна, то они не могут сделать вам учебное приглашение. В их компетенции либо оформить рабочую визу, но это все очень проблематично для российских граждан, да и не каждая студия пойдет на это. Либо выслать частное приглашение на три месяца, как это сделали мне Кики и Йост. Да и этот вариант довольно исключителен, дизайнеры действительно должны быть в вас заинтересованы, чтобы пойти на это. Во-вторых, нужно быть внимательным с поиском комнаты. В небольших городах найти ее сложнее, чем в крупных мегаполисах, и делать это нужно заранее. Стажировки чаще всего проходят либо с февраля по июнь, либо с октября по конец декабря.

Я больше всего хотел попасть именно в эту студию, поэтому расстраивался, когда Кики и Йост не отвечали на письма. Я написал им четыре письма и получил ответ только через месяц. Оказалось, что у них была серьезная подготовка к выставке. Но потом, во время собеседования, они сказали, что увидели в этой настойчивости мою большую заинтересованность в стажировке.

Бонусы


Моя стажировка не оплачивалась. Вдаваясь в подробности, комната стоила 250 евро, столько же, сколько, например, и в Петербурге, еда в некоторых случаях обходилась дешевле, чем в российских столицах. И так как ты работаешь, а не путешествуешь и не тратишь деньги на транспорт и гостиницы, то расход получается не таким большим, как могло показаться на первый взгляд. Тем более, не приходилось тратить деньги на завтрак и обед. Чаще всего практика такого рода не оплачивается, потому что предназначена в первую очередь для европейских студентов как обязательная часть их обучения. Кстати, есть сайты, на которые крупные компании выкладывают свои заявки, например, dezeenjobs.com. Там, например, есть предложения с покрытием затрат на проживание и дорогу. Но выиграть их очень сложно.

Планы


Из моего рассказа о структуре студии можно понять, что Кики и Йост не заинтересованы в штатных сотрудниках. Поэтому предложения как такового мне никто не делал. Хотя большинство тех, кто работал в студии два раза в неделю, были в прошлом сами стажерами. Конечно, если, например, переехать насовсем в Эйндховен, где, кстати, нет ничего интересного кроме самих дизайн-студий, Кики и Йост могут помочь с какими-то заказами. Но мне это не интересно.

Вернувшись в Санкт-Петербург, я собираюсь продолжить свою частную практику, а в перспективе открыть свою студию, подобную мастерской Кики и Йоста. Правда, с учетом российской действительности. Уже сейчас мы с двумя партнерами работаем над новым проектом, который запустим уже к концу лета — началу осени. Мы будем заниматься созданием дизайн-объектов, их производством и продвижением на рынок. Главный продукт, с которого мы начнем, уже существует на рынке, но мы преподнесем его в новом дизайнерском решении.