© Drzach&Suchy. Shadow cloud.

© Drzach&Suchy. Shadow cloud.

В книге «Они верили в Бога: пятьдесят нобелевских лауреатов и другие ученые» собраны многочисленные высказывания из лекций, статей и книг знаменитых физиков, химиков и философов, в которых они по-своему решают конфликт между научным и религиозным подходом к жизни. В продолжение материала об ученых-атеистах «Теории и практики» публикуют подборку самых интересных высказываний в защиту религии из этого сборника.

Ричард Суинберн
профессор философии в Оксфордском университете


«Ученые, историки и сыщики наблюдают факты. Основываясь на этих наблюдениях, они выдвигают теории о том, как лучше объяснить эти факты. Можно проанализировать критерии, на основе которых они приходят к выводу, что та или иная теория соответствует фактам лучше, чем другая. Иными словами, они приходят к выводу о том, что истинной окажется скорее эта теория, чем другая.

Используя эти же критерии, мы обнаруживаем, что идея существования Бога объясняет все, что мы наблюдаем, а не просто какой-то ограниченный набор фактов. Она объясняет сам факт существования Вселенной, действие в ней законов науки, появление наделенных сознанием животных и людей, организмы которых устроены необычайно сложным образом. Она объясняет, почему у нас есть все возможности для совершенствования себя и окружающего мира, а также тот более конкретный факт, что люди говорят о чудесах и религиозном опыте. Некоторые из этих вещей могут объясняться (и отчасти объясняются) научными причинами и законами, однако сами эти законы и причины также нуждаются в объяснении, и объяснением для них служит Промысел Божий. Те же критерии, которыми ученые пользуются для формулировки своих теорий, заставляют нас выйти за рамки этих теорий и прийти к Богу-Творцу, который поддерживает существование всего сущего».

Эрнст Чейн
профессор биохимии в Имперском колледже науки, техники и медицины Лондонского университета


«Я уже давно убедился в том, что невозможно создать абсолютный и общепринятый моральный кодекс, который бы опирался лишь на научное знание. Это невозможно хотя бы потому, что наши знания об основных проблемах жизни всегда будут обрывочными и ограниченными.

Все мы знаем, что научные теории, о какой бы области науки ни шла речь, эфемерны. Всегда есть вероятность, что они поколеблются или вообще рухнут с появлением хотя бы одного факта, не вписывающегося в сложившуюся систему. Поэтому я не верю, что можно создать абсолютный моральный кодекс или абсолютные моральные ценности, основываясь исключительно на научном знании. Оно всегда будет фрагментарным, и основания его всегда будут шаткими; следовательно, всегда остается вероятность того, что оно приведет нас к ошибочным заключениям, которые придется корректировать в свете новых данных».

Джордж Уолд
профессор биологии в Гарвардском университете


«Мы все больше убеждаемся в том, что жизнь — неотъемлемая часть установленного миропорядка. У нас есть все основания полагать, что Вселенная, в которой мы живем, проникнута жизнью; со временем жизнь неизбежно возникает там, где существуют благоприятные условия. Но если бы хоть некоторые из многочисленных физических параметров нашей Вселенной (основополагающих или тех, которые представляются незначительными, даже почти случайными) были несколько иными, то жизнь, которая сейчас предстает как нечто само собой разумеющееся, была бы невозможна ни здесь, ни где бы то ни было. Даже не обладая богатым воображением, можно представить себе другие возможные вселенные, но жизнь в них была бы невозможной. Как же так получилось, что из всех возможных вселенных именно наша обладает такими параметрами, при которых зарождение жизни становится возможным?

При этом надо сделать допущение, что Разум возник не в качестве позднего продукта эволюции жизни, а существовал всегда как матрица, источник и условие физической реальности — что вещество физическое составлено из вещества духовного. Именно Разум созидает физическую Вселенную, порождает жизнь, а затем и существ, обладающих знанием и способных творить».

Макс Планк
профессор физики в Мюнхенском, Кильском и Берлинском университетах


«Меня как физика, то есть человека, посвятившего всю жизнь совершенно прозаической науке — исследованию материи — никто не назовет фантазером. Я изучал атом и могу сказать: не бывает материи самой по себе! Вся материя возникла и существует только благодаря силе, которая приводит в движение частицы и удерживает их в виде мельчайшей солнечной системы — атома.

Но так как во всей Вселенной нет ни разумной, ни вечной энергии, то нам следует предположить, что за этой энергией стоит Дух, обладающий разумом и самосознанием. Этот дух есть первопричина всей материи».

Эрвин Шредингер
профессор физики в университетах Штутгарта, Йены и Берлина


«Меня очень удивляет, что научная картина реального мира вокруг меня настолько неполная. Она дает много фактической информации, приводя весь наш жизненный опыт в замечательно непротиворечивый порядок. Однако она хранит тягостное молчание в отношении всего того, что действительно близко нашему сердцу, что действительно имеет для нас значение. Она не может нам сказать ни слова о красном и синем, горьком и сладком, физической боли и физической радости; она ничего не знает о красоте и уродстве, хорошем и плохом, Боге и вечности.

Наука иногда притворяется, что ответила на подобные вопросы, но ответы эти часто настолько глупы, что мы не склонны воспринимать их серьезно».

Вернер Гейзенберг
профессор физики в университетах Копенгагена, Лейпцига и Мюнхена


«В ходе развития естествознания, начиная со знаменитого процесса против Галилея, снова и снова высказывалось мнение, что естественнонаучная истина не может быть приведена в согласие с религиозным истолкованием мира. Но должен сказать, что, хотя я убежден в неоспоримости естественнонаучной истины в своей сфере, мне все же никогда не представлялось возможным отбросить содержание религиозной мысли просто как часть преодоленной ступени сознания человечества — часть, от которой в будущем все равно придется отказаться. Так что на протяжении моей жизни мне постоянно приходилось задумываться о соотношении этих двух духовных миров, ибо у меня никогда не возникало сомнения в реальности того, на что они указывают».

Роберт Милликен
профессор физики в Чикагском университете


«Я как минимум могу с уверенностью утверждать, что научного основания для того, чтобы отвергать религию, нет, — равно как, на мой взгляд, нет и никакого оправдания конфликту между наукой и религией, так как они принадлежат к совершенно разным областям. Те, кто очень плохо разбирается в науке, и те, кто очень плохо разбирается в религии, действительно иногда затевают ссоры, и сторонним наблюдателям кажется, что происходит конфликт между наукой и религией, хотя на самом деле конфликт этот только между двумя видами невежества.

Первая серьезная ссора подобного рода произошла, когда Коперник выдвинул свою теорию, согласно которой Земля — не плоская поверхность и не центр Вселенной, а всего лишь одна из многочисленных маленьких планет, которая за день совершает оборот вокруг своей оси, а за год — вокруг Солнца. Коперник был священником, настоятелем собора, человеком прежде всего религиозным, а не ученым. Он знал, что основания подлинной религии сокрыты там, где их не могут потревожить никакие научные открытия. Он подвергся гонениям не потому что восстал против религиозного учения, а потому что, согласно его теории, человек не был центром Вселенной, — и для ряда эгоистов эта новость оказалась весьма неприятной».

Чарльз Таунс
профессор физики в Колумбийском университете


«Религия с ее богословскими рассуждениями опирается на веру. Наука также опирается на веру. Каким образом? Чтобы наука могла существовать в том виде, в котором мы ее знаем, мы должны верить, что Вселенная управляется постоянными законами и что человек способен открывать эти законы. На логику человеческого поиска можно положиться только в том случае, если сам мир устроен логично. В основе науки лежит вера в то, что человеческая логика способна постичь законы природы и что эти законы надежны. Это вера, основанная на разуме.

Мы, ученые, работаем, основываясь на постулате о разумности, заложенной в природе и в человеческом уме, — постулате, считающемся главным принципом веры. Однако эта вера настолько общепринятая и само собой разумеющаяся, что мы попросту не признаем в ней основу науки».

Джон Эклс
профессор физиологии в Оксфордском университете


«К сожалению, многие современные ученые считают, что сила науки настолько велика и всеобъемлюща, что недалек тот день, когда наука объяснит все явления природы, в том числе человека и даже человеческое сознание во всех его проявлениях. В книге «Личность и мозг» Поппер называет это «многообещающим материализмом», указывая на неумеренность и невыполнимость подобных обещаний.

Но поскольку наука пользуется большим уважением, «многообещающий материализм» оказывает сильное воздействие на умы мыслящих людей, которые непосредственно наукой не занимаются. Происходит это, потому что многие ученые бездумно пропагандируют «многообещающий материализм», не проанализировав опасности, таящиеся в этих ложных и самоуверенных заявлениях».

Артур Комптон
профессор физики в Миннесотском, Вашингтонском и Чикагском университетах


«Чтобы наука признала религию, необходимо рассмотреть гипотезу, согласно которой в природе действует разумное начало. Обсуждение доводов в пользу существования божественного разума ведется с того момента, как появилась философия. Аргумент, основанный на идее разумного замысла, постоянно подвергается критике, однако так и не получил адекватного опровержения. Напротив, чем больше узнаем мы о нашем мире, тем меньше представляется вероятность того, что он возник случайным образом. Поэтому сегодня мало кто из ученых станет защищать атеизм».