В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Лидия Левина бросила работу в крупном московском издательстве и поступила в Институт европейского дизайна, выиграв стипендию на обучение. Сейчас она учится на стилиста, слушает лекции байера знаменитого миланского магазина 10 Corso Como и сдает экзамен по шитью.

Лидия Левина, 35 лет


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Я начала учебу в январе этого года в Институте европейского дизайна. Это магистратура, курс рассчитан на год. Я долго не могла определиться, куда поступать. Для меня год назад все было одинаково: Лондон, Милан, Антверпен. Слышала, конечно, названия знаменитых институтов, но не понимала, что разница не только в географии. К тому же в самом начале было совершенно непонятно, чем именно я хочу заниматься в сфере моды. У меня полиграфическое образование, я работала арт-директором в рекламном агентстве, а последние полтора года в крупном московском издательстве. То есть когда я решила все бросить и сменить профессию, все крутили пальцем у виска. В итоге страна была выбрана мной просто исходя из личных предпочтений, а город еще проще: очевидно, что столица моды — это Милан. Ну, а потом я стала выяснять, какие где есть конкурсы и гранты.

Прошлым летом я делала большой проект по разработке упаковки для отечественного производителя колготок. Нужно было делать фэшн-съемку. Это был не первый опыт, но я вдруг поняла, что хочу сделать моду своей профессией. Я получала колоссальное наслаждение от процесса съемок, и у меня была куча идей. Сначала хотела пойти на дизайн одежды, но поняла, что этим сложно заработать деньги, поскольку пробиться сейчас в этой сфере почти невозможно. Должно быть какое-то невероятное везение. Я стала склоняться к профессии стилиста. Правда, мне тогда казалось, что это что-то несерьезное, где-то между парикмахером и модным тусовщиком. В России до сих пор мало про это известно, дальше Никола Формикетти познания не распространяются, хотя и его имя с ошибкой пишут. Вот только недавно появился годовой курс для стилистов в Британке. А до этого были лишь четырехмесячные курсы агентства «Персона».

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Я нашла конкурс на сайте creativediary.net, там был набор на курс «Фэшн-коммуникации, стилист и пиар» в Институт европейского дизайна. Надо было сделать проект на тему моды, коммуникации и ресайклинга. Я взяла у своих заказчиков несколько коробок с бракованными колготками и за 10 дней сшила из них коллекцию женской одежды, организовала фотосессию и сделала сайт, где люди могли делиться своими идеями по вторичному использованию колготок. Проект победил, я получила стипендию на обучение.

Преподавание на английском, поэтому нужно было сдать TOEFL и собрать кучу документов. В целом процесс был нервным и долгим, но не очень сложным. Было много непонятного, я столкнулась с тем, что в интернете не так много написано на эту тему. Например, как быть со страховкой? Или как предоставить справку о наличии места проживания в Милане для посольства, если этого места пока нет? Не ехать же заранее, чтобы снять квартиру на год. А вдруг тебе визу потом не дадут. Вот это было сложно, но оно само все как-то разрешается по ходу дела.

Мне повезло с курсом, поскольку сразу не нужно было выбирать, чем конкретно заниматься: первую половину года нас учили маркетингу, брендингу, коммуникационным стратегиям и умению определять тренды, а потом произошло разделение на пиар и стайлинг. Такая система дает мощный бэкграунд и возможность осмотреться. Кроме того, стало понятно, что профессия требует знаний и эрудиции во всех социальных сферах, в противном случае, ты делаешь просто скучные снимки, которые ни к чему не отсылают, кроме твоего вкуса. Тут я убедилась, что это серьезная профессия, с большой историей, между прочим.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Так себе воспоминания. Хотя пригодился курс истории искусства, прослушанный в Полиграфе. Тут его не читают, считается, что в магистратуру идут уже подготовленные студенты. Пожалуй, это и есть самое хорошее воспоминание о российском образовании. Институт считался когда-то хорошим, и даже одним из лучших, но я попала в такой момент, когда все там начало разваливаться. Пришли случайные люди, мощных педагогов почти не осталось, их активно выживали, в руководство вообще поставили каких-то бухгалтеров и чиновников. Ничего не показывали, рассказывали в основном то, что сами знали только в теории. Правда, все, что было связано именно с рисованием, было неплохо, но вся система шаталась и рушилась. Учебники были устаревшие. В общем, болото это было. И тебе все время объясняли, что ты студент, ничего не умеешь и никому не интересен. Еще депрессивные облезлые аудитории помню.

— Где ты сейчас живешь?

— Живу очень хорошо, в одном из самых буржуазных районов Милана. Но получить квартиру было не так-то и просто. У института никакого общежития нет, единственное, что было — это пара адресов съемных квартир. Я сходила, и мне все не понравилось. На поиски ушел месяц, и без знания языка это было довольно затруднительно. Особенно, если учесть, что все тут хотят поручителей и вообще контракты принято заключать на четыре года. Можно было пойти по пути наименьшего сопротивления и снимать с кем-то из студентов, но мне был важен район. В основном все снимают рядом с институтом, а мне там не очень нравится. Я люблю старые дома, лавки, благородных бабушек с мопсами, а университет располагается в достаточно новом районе. В Милане, к сожалению, не так много мест, где хочется остаться надолго. Может, это у меня чисто московский снобизм такой, не знаю. Я живу в старинном доме с высокими потолками, с улицы во внутренний двор ведет малюсенькая дверь, а внутри ухоженные садики с розовыми кустами и еще несколько домов. Балконы так тесно расположены друг к другу, что я в курсе всего, что происходит в доме соседей. Когда идет футбол, даже телевизор включать не надо, чтобы узнать счет. Мы в Москве к такому совершенно не приучены, даже соседи, которые всю жизнь рядом живут, в лифте друг с другом не здороваются. Полное безразличие и анонимность.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Бонусы не такие уж и большие. Как правило, пускают на показы во время недели моды. Скидки на выставки, в музеи. Транспорт более дешевый. Наверное, самый большой бонус, что все к тебе сразу дружелюбно относятся. Например, подходишь на выставке к стенду какого-нибудь бренда, и тебя оглядывают оценивающе с головы до пят. А говоришь что студент — сразу ясно, что с тебя нечего получить, и они начинают общаться и рассказывать про себя. Для меня это ценно, так я познакомилась с несколькими крутыми марками, а это точно пригодится в работе.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Я только сдала экзамен по шитью, а сейчас на носу «Предметная съемка» и «Бренд-менеджмент». Только что закончила работу над съемкой на тему «Городские джунгли». Потом в августе — каникулы целый месяц. Итальянцы в конце лета всегда отдыхают, и город пустеет. Сейчас лекций уже мало. А вообще система построена таким образом, что предметов много и курсы рассчитаны на 5-10 лекций, соответственно, экзамены идут постоянно. Но это как раз мне нравится, потому что ты не успеваешь все забыть. Потом по большинству предметов нужно готовить проекты, и именно они оцениваются в конце. Когда работаешь над проектом, невольно углубляешься в предмет. Но самое невероятное, что за такой короткий срок тебе успевают рассказать многое, я не могу назвать это преподавание поверхностным. К примеру, у нас был курс «Графическая культура» — то есть как раз то, чему меня учили в Полиграфе шесть лет. Сначала я отнеслась к курсу скептично. И что вы думаете? Оказывается, вменяемый человек вполне способен за шесть лекций научиться различать шрифты, получить представление о том, как делается журнал, как ставятся фото на полосе, и даже съездить в типографию и посмотреть на процесс печати.

Еще большое внимание уделяется новым медиа и новым стратегиям раскрутки. Все студенты завели модные блоги — это обязательно. Здесь нам говорят, что если тебя нет в интернете, то через два года тебя не будет существовать в мире моды. У меня теперь тоже есть свой блог, где я пишу о моде и шоппинге на английском и русском.

— Как успехи?

— Успехи есть кое-какие. Например, я уже успела поработать стилистом на съемках одного итальянского фотографа, изучила всевозможные модные магазины и концепт-сторы. Правда, у последнего знания обнаружилась печальная сторона: все, кто у меня гостил в последнее время, жаловались, что в результате растратили все свои деньги на шмотки. Главный успех, как я считаю, заключается в том, что я получила представление о профессии во всех ее аспектах. Вот конкретно сейчас придумываю новый образ для моей знакомой. Она публичный человек, и для нее это важно. Скорее всего, поедем на фабрику за тканями Etro — специально будем шить платье.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Трудно выделить кого-то одного, но самый яркий, пожалуй, куратор нашего курса Филиппо Леоне Мария Бираги. Он стилист, в течение многих лет работал байером концепт-стора 10 Corso Como. Когда он первый раз вошел в аудиторию, все в обморок упали от его внешнего вида. Он носит мужские клетчатые юбки, жилеты, ботинки Dr. Martens, надевает одни носки на другие и сочетает все это с жемчугом на шее. Вообще, он большой поклонник стилистики панка, этому направлению у нас было посвящено целых два занятия.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Занятия начинаются по-разному. Иногда рано утром, иногда после обеда. Количество лекций в день тоже разное. Бывает, что по девять часов надо учиться с часовым перерывом на обед. А иногда вообще пустой день и лекций нет. Иногда нужно весь день сидеть и слушать, иногда весь день делать стайлинг на съемке, а иногда смотреть фильмы в аудитории. А бывает и то, и другое. Или, например, перерыв между лекциями три часа, и можно пойти в институтскую библиотеку.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Это целостное представление, которое ты получаешь в результате. Предметов много, но все они дополняют друг друга. Профессия стилиста включает в себя знание и понимание современного искусства, музыки, кино и видео. Еще, наверное, то, что я перестала бояться швейной машинки. А если серьезно, то осознание того, что стилист — это серьезная уважаемая профессия. Я сделала абсолютно правильный выбор для себя.

— Дорого жить и учиться?

— Наш курс обучения стоит 17 000 евро, плюс расходы на проживание. Сейчас в Италии экономический кризис, цены растут постоянно, но тем не менее на еду у меня уходит меньше, чем в Москве. Я планировала жить на 1000 евро в месяц, но в результате у меня уходит гораздо больше.

— Планируешь вернуться? Где будешь работать, когда выпустишься?

— Сначала тянуло на родину, где друзья, дачи, русские березы. Деньги тоже объективно зарабатывать сейчас гораздо проще в России. А в Европе на работу устроиться трудно, тем более эмигранту. С другой стороны, в сфере лакшери-брендов огромный подъем. Луи Виттон вообще поднял цены на 20 процентов. Но то состояние, в котором сейчас находится Россия, меня совершенно не устраивает. Отсюда это особенно становится заметно. То есть жить приятнее здесь, а зарабатывать надо там. К этому я и буду стремиться.