© Aram Bartholl

© Aram Bartholl

Собираясь в путешествие, многие из нас запасаются путеводителями или тревелогами. Специально к сезону летних каникул и отпусков «Теории и практики» сделали подборку альтернативных путеводителей по самым разным местам — от Владивостока до Венеции — с которыми любую поездку можно превратить в настоящее путешествие.

Михаил Трофименков, «Убийственный Париж»


Париж наверняка лидирует в списке городов, по которым написано самое большое количество путеводителей. Но кинокритика и писателя Михаила Трофименкова это не смущает, тем более что путеводитель, аналогичный «Убийственному Парижу», еще не был издан ни на одном другом языке — об этом сообщает сам Трофименков в предисловии. На первый взгляд здесь перечислены все традиционные для гидов «места-которые-надо-посетить» с их описанием, исторической справкой и прочей полезной информацией. Вот только места эти выбраны не по принципу исторической или эстетической значимости, а по степени тяжести преступлений в них совершенных. Трофименков рассказывает о той или иной городской достопримечательности, только если там, скажем, убили президента, расчленили пациента или украли «Джоконду». Получается не просто путеводитель или тревелог, а почти приключенческий роман.

Михаил Мильчик, «Венеция Иосифа Бродского»


Иосиф Бродский давно стал одной из венецианских мифологем. Его могила на кладбище Сан-Микеле и открытая несколько лет назад мемориальная доска на Набережной Неисцелимых — обязательные точки на карте для многих русских — и не только — туристов.

Но помимо этого, в небольшой Венеции есть еще как минимум несколько десятков мест — включая рестораны и магазины — которые так или иначе связаны с Бродским, прилетавшим в Венецию, как известно, только в холодное время года, потому что «красота при низких температурах — настоящая красота». В этой книге — помимо путеводителя по местам Бродского — собраны фотографии, снятые поэтом и его друзьями, а также машинописные автографы его венецианских стихов и статьи Льва Лосева и Михаила Мильчика. Ну а для большей визуализации венецианских образов к изданию прилагается запись знаменитых «Прогулок с Бродским», отснятых за несколько лет до его смерти.

Аркадий Ипполитов, «Образы Италии XXI. Особенно Ломбардия»


Главный путеводитель по Италии и итальянскому искусству для нескольких поколений русских путешественников — это, конечно, муратовские «Образы Италии». Но с постепенным превращением путешественников в туристов, для которых Италия становится страной не живописного или оперного искусства, а местом, где можно выгодно устроить шоппинг, соответственно должны меняться и книги с советами об интересном времяпрепровождении в Милане, Риме или Флоренции. Так, в принципе, и происходит, но Аркадий Ипполитов — искусствовед, писатель и хранитель коллекции итальянской гравюры в Эрмитаже — написал книгу-путеводитель по Италии, которая явно идет в разрез с большинством типичных гидов с разделами «Рестораны», «Магазины» и «Клубы». Это, скорее, поклон в сторону муратовского трехтомника — даже название отсылает к нему. В книге, которая явно должна быть продолжена, пока охвачена только Ломбардия — Милан, Комо, Бергамо и так далее. Большая часть книги — о Милане, о его «не-борочности», о духе Леонардо да Винчи и о миланской магии.

Василий Авченко, «Глобус Владивостока»


Повышенный в последнее время интерес к Владивостоку в основном связан с предстоящим саммитом АТЭС, который пройдет в сентябре этого года. Книга журналиста Василия Авченко была издана еще два года назад — к 150-летию Владивостока, теперь переиздана, видимо, все к тому же саммиту — в родном для Авченко издательстве Ad Marginem. До этого там же выходил его документальный роман — тоже о Дальнем Востоке. «Глобус Владивостока», конечно, совсем не путеводитель, автором он и вовсе представлен как комментарий «к ненаписанному роману», а по форме — это словарь владивостокского диалекта: выражений, терминов и понятий, за которыми скрываются особенности дальневосточного мышления и образа жизни. Например, можно узнать, где находится Индусский дом и что такое крузак или Муданьцзян.

Вальтер Беньямин, «Улица с односторонним движением»


Улица, о которой пишет Вальтер Беньямин, не существует. «Впрочем, город, выстроенный Беньямином, — это не Берлин, не Париж и не Рига, это город, сплошь составленный из интимных, персональных смыслов, бормотание «про себя», которое благодаря гению автора в невнятности своей обретает универсальность». Но если и говорить об универсальности, то получается, что Беньямин выстроил не город, а настоящую вселенную своих образов, в путешествие по которой и предлагает отправиться читателю вместе с этим своеобразным путеводителем, выстроенном из микроэссе на самые разнообразные темы: от сюрреалистических зарисовок сновидений до свода правил и принципов литературной критики. А чтобы читатель не заблудился, Беньямин расставил на своей улице множество указателей-подзаголовков.