В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Выпускница ГУ ВШЭ Мария Марченко уехала в Мангейм, где готовится писать диссертацию под руководством лучшего специалиста в области статистики и теоретической эконометрики в Германии.

Мария Марченко, 24 года


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Сначала я училась в Берлине. Я уехала туда на один год в магистратуру. Думала, что вернусь в Москву, но к середине учебного года появилось желание продолжить обучение и после магистратуры. Решила поступать в немецкие вузы, во многих из них документы можно было подавать до мая. Слышала, что Университет Мангейма — один из лучших в Германии в сфере экономики, наравне с Университетом Бонна. Я подавала документы на программы американского типа — когда два года получаешь базу, на третьем и четвертом году пишешь статьи, и все обучение проходит на английском. Меня взяли на несколько таких программ, была возможность остаться в Берлине. Пришлось выбирать: Берлин — замечательный город, но в Мангейме лучше образование.

Мангейм — старинный город в Германии, с населением около 300 тысяч человек. Здесь были изобретены: первый автомобиль Карла Бенца, электрический лифт и первый трактор.

Как верно сказал один из немецких профессоров: «Выбор карьеры — это выбор в пользу стиля жизни, а не денег». Для меня примером была моя научная руководительница в ГУ-ВШЭ, успешная женщина, занимающаяся любимым делом и при этом имеющая возможность заниматься своей семьей, детьми. Правда, в западных реалиях это не совсем так, научная карьера требует большей отдачи, чем это казалось со стороны в Москве. Но все равно ты работаешь более или менее на себя, ты продолжаешь самосовершенствоваться, можешь подстраивать рабочий график под свои интересы, не сидишь, работая на какого-то дядю, с девяти до шести, а то и дольше в офисе, делая то, что тебе скажут.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Процесс поступления стандартный: собирается большой пакет документов, в который включаются резюме, дипломы, мотивационное письмо, рекомендации, представление о будущем исследовании, обозначающее твою сферу интересов. Выбирают не только человека с хорошими оценками и хорошими рекомендациями. Важно, чтобы человек с его интересами подошел профессорам. Например, если у профессора забита кафедра и никто пока не собирается выпускаться, то заинтересованного в направлении работы этой кафедры человека, пусть даже блестящего, скорее всего не возьмут.

Грантов я никаких не искала, большинство программ обеспечивает тем или иным способом финансирование своих PhD-студентов, а сами программы я смотрела на сайте стипендиального фонда DAAD. Стипендии этого фонда не так уж и легко добиться. Надо собрать довольно много документов, рекомендации, объяснить мотивацию, доказать, что тебе подходит программа, которую ты выбрал, что у тебя большие шансы туда попасть (потому что когда подаешь документы, то еще неизвестно, принят ли ты на программу или нет). Заявок было около 600 по всем специальностям на магистратуру со всей России, около 100 человек были приглашены на собеседование в Москву. Всех пригласили прийти рано утром, но с москвичами общались в последнюю очередь, было психологически тяжело: все выходили, кто довольный, кто нет, кто в ужасе.

Профессоров на собеседование приглашают из Германии. Практически для каждой специализации свой профессор, то есть он интересуется не только зачем я хочу ехать учиться, но и задает теоретические и практические вопросы по экономике. То есть у людей с неэкономическим образованием, желавших поступить в экономическую магистратуру (что абсолютно не возбраняется, там можно начать учить экономику с нуля), практически не было шансов получить стипендию. Стипендию получили 40 человек, то есть конкурс был около 15 человек на место. У меня была стипендия DAAD, когда я поехала учиться в Берлин.

В Мангейме я получаю стипендию от вуза. В аспирантуре стипендию платят всем, это было оговорено при поступлении, ничего не надо было делать дополнительно. У меня сейчас стипендия 1200 евро, но для Западной Германии это не так уж и много. Почти треть уходит на квартиру, еще около 60 евро на страховку, расходы на мобильный, на интернет. В Мангейме продукты дороже, чем в Берлине. Так что 1200 евро не всегда хватает на все.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Да, в ГУ ВШЭ. Когда я пришла на PhD, я очень порадовалась, что училась именно там. У нас очень хорошая математическая база была. Мне она помогла в понимании теории. Я довольна своей базой: не возникало ощущения, что мне чего-то не хватает, чувствовала себя не хуже, а во многом и лучше других. Поэтому была горда своим российским вузом!

Хотя разница, конечно, есть. В большинстве экономических магистратур, как и на моей магистерской программе в Берлине, ты сам выбираешь все предметы, а в России существует каркас дисциплин, которые обязательно надо изучать. Очень разное отношение студентов к обучению. Немцы, например, недели за три до сессии садятся в библиотеке и учат чуть ли не наизусть. У нас в магистратуре все, как правило, уже работают, между делом забегают в институт сдать какие-то экзамены.

«В России преподаватель должен присутствовать на кафедре пару часов в неделю. То есть он приходит, проводит свои лекции, семинары, садится за стол на кафедре – проверил почту, подождал, не придут ли студенты задать вопросы, и все. Есть лаборатории, но результатов их работы зачастую не видно. Они пишут какие-то отчеты, но это не выходит на международный уровень, а печатается в местном университетском издании»

— Где ты сейчас живешь?

— У них есть такое понятие — WG. Это типа нашей коммуналки. Живем втроем в четырехкомнатной квартире: я и еще двое молодых людей. Трудно было сразу подыскать что-то подходящее по интернету, нашла временное жилье. А потом один из ребят, мой одногруппник, предложил переехать в WG, у них как раз выехала девочка. Так сейчас и живем: квартира прекрасно отремонтированная, у нас большая кухня, большая гостиная и огромная ванная.

Студенты очень часто живут именно в WG — это просто дешевле. В Мангейме очень сложно найти однокомнатную квартиру дешевле, чем за 600 евро. А за WG я плачу 370 евро. С одной стороны, приходится жить с чужими людьми, которых ты не знаешь. Судя по рассказам, бывает, что люди не подходят друг другу совершенно, конфликтуют. Мне в этом плане повезло: ребята очень хорошие, спокойные, за порядком следят. Оба немцы. Хорошо, что я живу с ребятами: ванную долго не занимают, это большой плюс! И аккуратные: в комнатах у них может быть что угодно, но на кухне всегда тарелки за собой поставят в посудомоечную машину!

— Какие бонусы дает статус студента?

— Вполне стандартные. В музеи скидки. И можно получить льготный билет на региональный транспорт. 130 евро в семестр — и по определенному региону можно ездить бесплатно. Доступ в отличную библиотеку, множество электронных ресурсов.

Эконометрика — наука, которая «измеряет экономику». Ее методы вырастают из сочетания статистики, экономической теории и математики и позволяют моделировать взаимосвязи между разными экономическими показателями.

— Над чем ты сейчас работаешь? Как успехи?

— Я закончила первый год обучения, у нас были пока только общие предметы. Мы изучали дисциплины, с которыми уже сталкивались в бакалавриате и магистратуре, но теперь — с очень глубоким погружением в теорию, чтобы понимать все процессы, то, как они действуют, их мельчайшие детали. Мы изучаем микроэкономику, макроэкономику и эконометрику. Я не могу сказать, что вся экономика — это мое, но математическая ее составляющая — это точно то, что мне нужно, математику я обожаю с детства, для меня математика — это очень красиво.

Я хочу заниматься эконометрикой. Это наука о моделировании данных. То есть ты, например, хочешь установить, как спрос покупателей на мясо влияет на экономический рост отдельно взятой страны. Чтобы моделировать и прогнозировать взаимосвязи между различными показателями, необходимы определенные методы анализа. Этим и занимается эконометрика: строит и разрабатывает такие модели. Модели используются не только в экономике, но и в биологии, генетике, например. Поле для деятельности огромное. Просто я себя не могу представить сидящей в офисе и считающей финансовые показатели какой-нибудь компании.

Конкретной темы для диссертации у меня пока нет. Зато есть научный руководитель, который предложил несколько направлений, в которых можно поработать. Моя задача на лето — прочитать статьи по этим направлениям и выбрать то, что мне интересно.

«Профессора у нас очень интересные. Вот мой научный руководитель, например, считается одним из лучших профессионалов в области статистики и теоретической эконометрики в Германии»

В России заниматься наукой достаточно проблематично. Возьмем, к примеру, большинство кафедр той же ГУ ВШЭ. Преподаватель должен присутствовать на кафедре пару часов в неделю. То есть он приходит, проводит свои лекции, семинары, садится за стол на кафедре — проверил почту, подождал, не придут ли студенты задать вопросы, и все. Да, есть лаборатории, но результатов их работы зачастую не видно. Они пишут какие-то отчеты, но это не выходит на международный уровень, а печатается в местном университетском издании. Есть исключения, например, Лаборатория институционального анализа, но пока их, к сожалению, немного. В Германии, если ты профессор, то, когда не ведешь лекции или не присутствуешь на конференции, то сидишь с девяти до шести вечера, а то и дольше, в университете: читаешь новые материалы, пишешь свои статьи, работаешь. Там немножко другой подход, как мне показалось.

Во время работы над диссертацией я буду писать не одну большую работу, а несколько статей, примерно из одной тематической области. Публикация этих статей в одном из экономических научных изданий — обязательное условие. Как правило, на третьем-четвертом годах обучения студенты пишут статьи, а на пятом ждут их публикации, это ведь очень долгий процесс. Ездят в это время на job market, презентуют свои статьи в университетах.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Профессора у нас очень интересные. Вот мой научный руководитель, например, считается одним из лучших профессионалов в области статистики и теоретической эконометрики в Германии. Его зовут Энно Маммен. Это человек большого ума, и ему бывает нелегко понять, что сложно для других людей. Потому что ему все одинаково легко! Но он очень переживает за нас, за то, чтобы мы все поняли, чтобы нам не было слишком сложно. Он прекрасный руководитель: как старается подобрать тему, которая была бы нам действительно интересна.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Одна-две лекции по каждому предмету в неделю, один семинар. Утром приходим на пары, после учебы кушаем и возвращаемся в офисы. У нас всех есть маленькие офисы, где-то по два человека, где-то по четыре, есть даже одиночные. И мы садимся, делаем домашние задания, разбираем лекции, читаем учебники. Бывает, приходишь в университет в девять утра, а уходишь — часов в десять вечера. Редко кто после лекций уходит домой. PhD — это уже такой уровень, когда тебе это действительно надо, когда хочешь по-настоящему понять.

© MV Кафе на улице Мангейма.

© MV Кафе на улице Мангейма.

— Дорого жить и учиться?

— В плане питания — дешевле, чем в Москве. В Мангейме цены чуть выше, чем в Берлине, но ниже, чем в Мюнхене или во Франкфурте. На транспорт лично я практически не трачу денег, езжу на велосипеде — до университета десять минут. Транспортные расходы у меня связаны с путешествиями. Поезда комфортабельные, но достаточно дорогие. В Германии очень популярен сервис попутчиков, и к друзьям я езжу в основном так. Экономия по сравнению с поездами значительная.

— Планируешь вернуться? Где будешь работать, когда выпустишься?

— Пока не знаю. Хотелось бы поработать на Западе, в академической среде. Я изначально шла на PhD с мыслью о том, что буду работать в университете, преподавать. Я бы не хотела оставаться в Мангейме, хочется жить в городе побольше, с более разнообразной культурной жизнью. Хорошо было бы поработать в Англии, но туда довольно сложно пробиться после европейских вузов. Англичане считают себя лучше остальных европейских стран в экономическом образовании. Поэтому, если и берут кого-то из Европы, то это должен быть блестящий человек.

Собираюсь на учебную стажировку в Америку, в Йель, на один год. Возможно, это мне поможет. Американское экономическое образование считается лучшим в мире, так что выпускников американских вузов берут намного охотнее.