Знаменитости и их фанаты — условие современной демократии и цемент для общества.

Университет Южной Каролины разработал и предложил своим студентам-социологам новый курс под названием «Леди Гага и социология славы». Вести его будет бельгиец Мэтью Дефлем, фанат поп-звезды. Дефлем предупреждает, что, несмотря на его любовь к певице, ее творчество не будет рассматриваться в рамках курса, ведь его цель — описать ее как социальный феномен. Если отбросить в сторону музыкальное дарование, то что привело к столь ошеломительному успеху: 10 миллионам фанатов на Facebook, и 6 — в Twitter? Курс будет включать обсуждение маркетинговых стратегий, роли старых и новых медиа, фанатов и живых выступлений, гей-культуры, политических интересов, феномена сексуальности на сцене и т.д.

Вообще, социология знаменитости — довольно молодая дисциплина, но в последние годы тема славы привлекла внимание широкого круга ученых, занимающихся социокультурным анализом. Сегодня принято считать, что феномен знаменитости — вовсе не побочный эффект культуры потребления, а неотъемлемый элемент и условие современной демократии. Британский ученый Крис Рожек пишет, что возникновение всеобщего внимания к знаменитостям — результат трех исторических процессов: демократизации общества, упадка института религии и «товаризации» повседневной жизни.

Общество сегодня представляет собой нецентрализованный конгломерат множества пересекающихся «воображаемых сообществ», которые по сути ничего не объединяет — и христианская вера, и идеалы демократии канули в прошлое. Но чтобы сообщества окончательно не распались на мелкие группы охотников и собирателей, их цементируют знаменитости. Они представляют собой идеализированные образцы поведения, к которым следует стремиться. Кому-то Стив Джобс, кому-то Махмуд Ахмадинежад, а кому-то Леди Гага — на самом деле, мы мало меняемся с 12 лет. Мы только переходим из одного воображаемого сообщества в другое, и Леонардо ди Каприо на стенке сменяет Кафка на полке.