В 1987 году писатель-фантаст и создатель сайентологии Лафайет Рональд Хаббард предложил своим коллегам и знаменитым ученым написать письма потомкам со своими мыслями о том, как будет выглядеть мир в 2012 году. В проекте участвовали многие знаменитости: соавтор трилогии «Дитя звезд» Фредерик Пол, автор политической фантастики и спичрайтер президента Рейгана Джерри Пурнель, автор «Хроник Амбера» Роджер Желязны, астрофизик Грегори Бенфорд, лауреат Нобелевской премии по физике Шелдон Ли Глэшоу и знаменитый популяризатор науки Айзек Азимов. С полной коллекцией писем можно ознакомиться на специальном сайте. T&P публикуют самые интересные прогнозы интеллектуалов.

Население

Азимов и Бенфорд были уверены, что к 2012 году на нашей планете будут жить более 8 миллиардов человек. Однако они промахнулись на один миллиард, население сейчас меньше их цифры. В отличие от климатических предсказаний, которые всегда оказываются страшнее реальности, предположения о популяции чересчур оптимистичны. За последние 40 лет кривая роста численности населения резко пошла вниз — и, в принципе, это хорошо для будущего планеты.

Технологии

Ученые возлагали большие надежды на зарождавшиеся технологии: генную инженерию, био- и нанотехнологии. Их письма переполнены завистью — они бы хотели жить среди нас в 2012 году и наслаждаться плодами прогресса (некоторые, кстати, дожили до этого момента — например, 90-летний Фредерик Пол, который в прошлом году опубликовал новую книгу).

Увы, почти ни одно из ожидаемых изобретений так и не было воплощено в жизнь. Мы все еще не храним компьютерную информацию в атомах (на что надеялся физик Колумбийского университета Джеральд Фейнберг, открывший тахионы). Использовать генную медицину для лечения рассеянного склероза, диабета и болезни Паркинсона начали только несколько лет назад, так что в этом плане предсказание Глэшоу частично сбылось, но нельзя сказать, что мы уже уверенно применяем эту методику. Зато Дэйв Волвертон в точности описал генно-модифицированные продукты, которые сейчас на столе у любого жителя Земли.

Почти все, за исключением писателя Джина Вулфа, думали, что мы уже вполне освоим космос. Желязны, например, поздравляет нас с космическими колониями, а Бенфорд интересуется, как идут дела на Марсе. Нам и самим неплохо бы это узнать.

Здоровье

Великие мыслители были бы удивлены нашему хорошему самочувствию. В 1987 году СПИД уже становился глобальным вирусом. Тогда только начали появляться медикаменты для борьбы с ним, однако никто не мог предугадать, как далеко может зайти эта болезнь и с какой силой она обрушится на человечество. Однако ученые посчитали своим священным долгом подготовить нас к худшему.

Футурологи считали, что за четверть века распространится несколько инфекций наподобие гриппа, которые унесут жизни миллиарда людей. Вулф пошел дальше — он предположил, что страх опасных инфекций, передающихся половым путем, приведет к укреплению брачных связей и применению суровых наказаний за измену. Вряд ли можно было сильнее ошибиться.

Тот факт, что ужасные пандемии, о которых волновались наши предшественники, так и не обрушились на планету — это чудо. Тем не менее возможность возникновения супервируса сейчас гораздо выше, чем тогда, поэтому нам все еще есть, о чем беспокоиться.

Энергия и экология

В 1987 году добыча нефти и климатические изменения еще не были значительными проблемами, но об этом уже задумывались люди, бизнес которых непосредственно связан с энергетикой. Бенфорд безошибочно предугадал нашу зависимость от топлива и угрозу водного кризиса, который может стать гораздо большим кошмаром, чем истощение энергетических ресурсов, хотя этой проблеме до сих пор уделяют недостаточно внимания.

Автор «Злой Луны» Альгис Будрис описал будущее, в котором главная движущая сила — необходимость прекратить тратить так много энергии, но при этом не отставать от прогресса:

«Мы окажемся в ситуации ресурсов XX века и нужд XXI, поэтому в 2012 году все качественные формы энергии будут очень дороги. Количество машин сократится. В то же время будет общее ожидание, что скоро появится система по выработке дешевой энергии. Люди, связывающие свою карьеру с технологиями, сконцентрируются именно на этом, оставив производство современных машин менее амбициозным компаниям или тем, кто предвидит другое развитие событий… Деятельность «нашего» общества будет зависеть от производства информации и биотехнологий для подчинения сообществ-производителей обычных товаров. Эти сообщества будут находиться либо за пределами страны, либо будут представлять из себя особый социальный слой Центральной Америки. Технологии управления людьми модифицируются, чтобы не наносить ущерб производству продуктов. Социальная классификация станет такой искусной, что люди одного социального слоя будут считать людей из другого слоя жалкими и ничтожными».

Образование и культура

Еще со времен Платона старшие поколения ругают «невежественную молодежь», поэтому вполне предсказуемо, что ученые в 1987 году очень мрачно описали людей следующего тысячелетия: «Они будут мыслить картинками, а не символами». Грамотность станет признаком контркультуры или принадлежности к закрытому кругу «избранных». Вульф описал школы, которые «существуют только для того, чтобы подготовить учеников к работе — как обращаться с компьютером или следовать инструкциям».

«Грамотность станет залогом лидерства в правительстве и большинстве других областей. Такие люди будут экспериментировать с социологическими симуляциями, сочетая индивидуальный характер и черты большинства. Цель — увеличить власть грамотного класса и в дальнейшем ограничить образование, не провоцируя войну с СССР и ослабляя развивающиеся страны — Китай и блок Латинской Америки».

Вульф также предсказал мир компьютерной графики, которая в 1987 г. только развивалась: «Драмы будут разыгрываться с применением компьютерной графики, неотличимой от жизни. Декорации будут создаваться по такому же принципу».

Ядерная война, мировое господство и СССР

В 1987 году Берлинская стена все еще стояла, СССР был враждебной силой, холодная война определяла мировую политику, а Япония только-только начала пугать Америку.

По мнению Шелдона Глэшоу, все это должно было привести к следующему:

«Ядерной войны так и не произойдет, а ее угроза пропадет из-за взаимного ядерного разоружения. Стратегическая оборонная инициатива, безумная программа Рейгана о звездных войнах, ни к чему не приведет».

И дальше: «Американская экономика испытает спад. Наши дети не будут жить в таком же комфорте, как и мы. Разрыв между богатыми и бедными увеличится, они поделятся на два вооруженных лагеря, преступность повысится. Автомобили и тяжелая промышленность будут производиться на японских предприятиях, расположенных в Америке. Главными экспортерами США станут сельское хозяйство и высшее образование. Скоростные поезда не будут курсировать между американскими городами, тогда как в Западной Европе и Японии будет разработана сеть сверхскоростных поездов».

Чем дальше, тем лучше. Но затем Глэшоу потерял свой предсказательный дар:

«Япония будет центральной экономической силой, ей будет принадлежать значительная часть индустрии Европы и Америки. «Экономическое диктаторство» будет выгодно партнерам Японии, а мирное и процветающее мировое сообщество будет обязано своим существованием японскому миру».

Орсон Скотт Кард, автор тетралогии «Игра Эндера», единственный, кто в 1987 году признал, что эпоха мирового господства США подходит к концу. Также только он намекнул на развал Советского союза, который приведет к глобальной политической децентрализации. И дал совет, который актуален до сих пор:

«Если Америка захочет наверстать упущенное, нам придется прекратить претендовать на то положение, которое мы занимали в 1950 году, и пересмотреть свои ценности, перестать гнаться за привилегиями».

Надежды и опасения

Некоторые предсказания были очень наивными. Например, Джерри Пурнель утверждал, что компьютеры будут выигрывать престижные литературные премии. Да, сейчас машины могут производить текст, но пока ни одной из них не удалось пройти тест Тюринга. Пионер стимпанка Тим Пауэрс был уверен в успехе крионики и предсказывал бум на услуги юристов, представляющих интересы покойника.

Фредерик Пол советовал делать прогнозы по такому принципу: составьте список предположений о будущем, затем каждое из них переверните с ног на голову. Наверное, поэтому у Пола получилась очень радужная картинка: мир во всем мире, любовь и процветание, никакого оружия, никаких армий, свобода, долгожители и здоровая экология.

Джек Уильямсон, мастер научно-фантастической литературы, который ввел термин «терраформирование», соединил отчаяние с надеждой: «Если бы у нас здесь, в 1987 году, был телефон времени, мы бы позвонили вам и попросили прощения. Мы оставили вам много проблем, загрязнили планету, которая должна была стать вашим богатством.

Несмотря на это, мы в вас верим. Верим, что вы спасетесь, нарожаете детей, которых будете воспитывать и любить, что вы очистите и оздоровите поврежденную планету, устраните голод, победите преступность и научитесь жить в мире.

Мы надеемся на лучшее будущее для вас, мы верим, что вы будете использовать компьютеры и новые электронные медиа ради свободы информации, а не для того, чтобы доминировать и подавлять, верим, что вы примените генную инженерию, чтобы ваши дети стали еще лучше. Мы знаем, что вы будете делать ослепительные открытия, расширять границы, карабкаться прямо к звездам.

Мы снова будем жить в вас».