Славой Жижек о современной идеологии, ведущий специалист по русскому авангарду о Малевиче, австралийский активист о скейтбординге в Афганистане — аудиозаписи лучших лекций августа на «Теориях и практиках».

Казимир Малевич и амазонки русского авангарда

О лекторе: Александра Шатских — доктор искусствоведения, специализируется на творчестве Казимира Малевича и Марка Шагала, а также других художников русского авангарда. Автор более ста публикаций и нескольких книг, посвященных творчеству Малевича. Редактор, составитель, автор вступительных текстов и комментариев к собранию его сочинений в пяти томах. Читает авторские курсы по истории русского современного искусства в нескольких американских учебных заведениях, среди которых Университет Мэриленд и Университет Техаса.

Тезисы лекции

В русской художественной ситуации десятых годов ХХ века для художников радикалов существовала единственная возможность заявить о себе и и представить свое искусство — это выставки. Но для радикалов это было тем более существенно, что пресса относилась к ним пренебрежительно, публика приходила издеваться над этим искусством. С начала ХХ века начали появляться объединения художников с общей художественной платформой. Русские авангардисты прекрасно осознавали значимость общего эпатажного выступления, поэтому объединения художников на продуманной, осознанной и зачастую эпатирующей публику платформе были распространены. Яркая фигура и вождь радикалов — Михаил Ларионов, мастер эпатажа и скандальных акций, которые создавали имя группе. Он был очень властным человеком, авторитарным, поэтому как только ему что-то переставало нравиться в объединении или он чувствовал, что кто-то посягает на его влась, он оставлял объединение и создавал следующее — «Бубновый валет», «Ослиный хвост», «Мишень», «Выставка №4».

С приходом на артистическую сцену Малевича в первый раз русское искусство и русские художники заявили о своей самостоятельности и оригинальности по отношению к Западу, к Европе. Он сразу понял, что это небывалое течение — ничто не могло сравниться с абсолютной беспредметностью Малевича. Первый егр язык — польский, язык католического богослужения — латынь. Супрематизм (по-польски «супремация») — это превосходство, доминирование, что-то высшее. На первом этапе слово супрематизм для Малевича — это доминирование красочной энергии надо всеми остальными свойствами живописи.

В русской художественной среде положение женщин-художниц было абсолютно уникально, в отличие от Европы они имели полное равноправие и даже дистанцию. Алексанра Экстер, Любовь Попова, Надежда Удальцова — дамы из высших слоев общества, они были богаты, элегантны, могли путешествовать по миру, учиться в Париже, получать уроки кубизма из «первых рук». Казимир Малевич — абсолютно нищий человек, по-русски говорил с акцентом, а Татлин брал у Поповой уроки кубизма. Самый лучший скульптор ХХ века — Анна Голубкина, крестьянка по происхождению, начала заниматься искусством в 30 лет, ее не приняли ни в какое училище из-за возрастного ценза, поэтому она поехала учиться к Родену. В русском авангарде не было того, чтобы женщины-творцы уступали мужчинам-творцам.

Книги по теме:

Структурные модели киносценариев

О лекторе: Александр Талал — сценарист, автор сценариев к фильмам «Дневной дозор», «Черная молния». Куратор факультета «Сценарное мастерство» московской школы кино.

Тезисы лекции

Структура — это мировоззрение персонажа, рассказанное путем действий и поступков героя, вызванными целью и желанием персонажа. Классическая структура основана на том, что развитие и рост — это ценности, а любая жизненная ситуация, кризис — повод для развития. Плохие и хорошие фильмы снимают по одним и тем же моделям. Никакая структура — ни Воглера, ни Снайдера, ни Джона Труби, ни Роберта Макки — не является залогом успеха, потому что никто еще не отменял изобретательности, воображения и усидчивости. Структурные модели — это ценный инструмент, которые может помочь в создании хорошего фильма. Аргумент, что это сковывает творческую своду — не приемлем, это доказывает практика.

Структурная модель — это универсальная линейка, которой можно все измерить, легко оценить успех или не успех сценария. Люди боятся штампов, Роберт Макки говорит, что «метод никогда не становится штампом, если он сохраняет в себе то, из-за чего он возник изначально». Джон Труби настаивает на том, что «архетипы рискуют стать стереотипами, если не наделить их живыми чертами, если не дать подробностей». Есть форма, наполнение ее зависит от автора — внутри этой формы есть все возможности, чтобы переизобрести ее занова, как типы персонажей, так и то, что происходит в сюжете.

Существуют три условные категории — фильмы, где герой развивается и приходит к какому-то результату, фильмы, где все плохо, герой не может ничему научиться и он погибает. Во втором случае нужно найти, где произошел сбой в герое, структура ответвилась и стала иной. Например, в «Крестном отеце» — персонаж, который не хотел заниматься тем, чем занимался его отец, но все же встал на этот путь и не одумался, когда у него был выбор, а продолжил участвовать в делах мафии и играть по ее правилам. В модели Воглера этот момент называется «путь назад» или «отказ от пути назад». И третий вариант — это бунт, примерами могут служить фильмы Бунюэля, Годара и других режиссеров. Это не бесструктурность, а структура, подчиненная иным принципам.

Книги по теме:

Undenied: Анатолий Мариенгоф

О лекторе: Юлия Селезень— филолог, автор ряда научных материалов об Анатолии Мариенгофе.

Тезисы лекции

Самые свои известные книги Мариенгоф пишет после смерти Есенина, бывшего его близким другом. В 1926-1927 годах Мариенгоф работал над «Романом без вранья», который для современников стал «враньем без романа». Мариенгофа обвиняли в лживости, сатисфакции, желании «преодолеть тень Есенина». Филологическое сообщество достаточно подробно исследовало эту ситуацию. Например, согласно воспоминаниям Арсения Авраамова, современника Есенина, Мариенгоф не врал. Эти сто пятьдесят страниц стоит воспронимать не как живописание эпохи, а плач по дорогому другу. Этот роман войдет в так называемую «Бессмертную трилогию» писателя, где также будут «Мой век, мои друзья и подруги» и рукопись «Это вам, потомки!»

В 1928 году вышел скандальный роман «Циники» — прообразом событий стал роман его коллеги и друга Вадима Шершеневича и актрисы Юлии Дежур, которая застрелилась после одной из ссор. Роман содержит в себе огромное количество автобиографических мотивов и в принципе описывает жизнь страны в период с 1918 по 1924 годы. Основной структурной особенностью «Циников» является характерный монтажный принцип (совмещение художественной литературы и документальных вставок), который очевиден даже непрофессиональному читателю. Ернический мотив этой книги связан с ее автобиографичностью.

У Мариенгофа было только два по-настоящему имажинистских произведения — стихотворение «Из сердца в ладонях Несу любовь» и роман «Циники». Также в 1919 году будучи членом ассоциации вольнодумцев, созданной имажинистами, Мариенгоф написал свой теоретический трактат «Остров Буян», который был посвящен поэтике имажинизма как таковой. Основной принцип Мариенгофа был взят у Белинского — это стравливание лягушки и голубя, высокого с низким, образов не соответсвующих действительности, образов, которые могут возникнуть лишь в поэтическом сознании. Они, безусловно, нарушают этические, отчасти эстетические и социальные нормы, становятся экзистенциальными проблемами, которые приводят героев произведений Мариенгофа к трагичным финалам.

Книги по теме:

Добро пожаловать в пустыню пост-идеологии

О лекторе: Славой Жижек — доктор философии, глава школы теоретического психоанализа в Любляне, президент Института социальных исследований.

Тезисы лекции

В либеральном мире частенько говорят, что с развалом СССР произошел крах идеологии. Предпологается, что вместо идеологии мы пришли к ситуации, когда люди живут прагматично, позволяя друг-другу придерживаться различных взглядов — то есть речь идет о постоянных поисках консенсуса. Я, конечно, оспариваю это. Я считаю, что суть идеологии современного мира — это отрицание идеологии.

Еще один важный момент в пост-идеологическом мире — навязывание несерьезного, иронического отношения ко всему: от обыденной жизни до больших идеологических воззрений. Именно так сегодня работает идеология в нашем самопровозглашенном пост-идеологическом мире: мы выполняем наши символические мандаты, не признавая их и не «относясь к ним всерьез» — несмотря на то, что отец действует как отец, он выполняет свои действия с непрерывным потоком иронически-рефлексивных комментариев о том, как глупо быть отцом, и так далее.

Книги по теме:

  • Гегель, «Наука логики»

    Гегель, «Наука логики»

  • Славой Жижек, «Добро пожаловать в пустыню ...

    Славой Жижек, «Добро пожаловать в пустыню реального»

Knowledge Stream: игровой мотиватор обучения

О лекторе: Оливер Перкович — австралийский скейтбордист, основатель некоммерческой образовательной организации «Скейтостан» (Skatistan), работающей в Афганистане. Волонтеры из «Скейтостана» работают в зонах военных конфликтов, в частности, в Афганистане: они обучают местных детей катанию на скейтборде, а также дают им общее образование.

Тезисы лекции

В Афганистане очень низкий уровень образования. Выпускники Кабульского университета не знают, при какой температуре кипит вода. Квалифицированных учителей очень мало. Фактически молодое поколение в Афганистане не имеет доступа к образованию. Половина населения — это люди в возрасте до 16 лет, 70% — в возрасте до 25 лет. То есть практически все в этой стране молодые люди, но получить доступ к образованию они в большинстве случаев не могут. Девушки вообще не ходят в школу — это пережиток режима талибов, которые запрещали женщинам учиться. Только 3% девочек имели возможность получить образование, около 43% мальчиков получали образование в школе.

Большая проблема в Афганистане — это менталитет беженцев: все думают только о сегодняшнем дне. Если ты сможешь заработать что-то сегодня, зарабатывай это сегодня. Никто не думает о долгосрочном будущем. Реформа образования — это долгосрочный проект, а то, что делалось в Афганистане были задачи на 6 месяцев, на год. Проблема настолько велика, что для ее решения потребуется как минимум 5–10 лет для того, чтобы действительно достичь каких-то первичных результатов.

В процессе создания «Скейтостана» было очень важным работать с людьми в возрасте старше двадцати лет, потому что 70% населения — это люди в возрасте до 25 лет, которые имеют влияние на младшее поколение и могут вовлечь его в образовательные проекты.

Видео лекции.

Книги по теме: