«Теории и практики» публикуют продолжение материала про манифесты. В новом выпуске — советы и напутствия, обращенные к будущим поколениям от двух философов, филолога, бизнесмена и великого князя.

А. Ф. Лосев

Среди учителей философа Алексея Федоровича Лосева были лучшие умы Серебряного века, а среди учеников — немало выдающихся гуманитарных ученых эпохи перестройки. В последние годы жизни он несколько раз по просьбе редакции журнала «Студенческий меридиан» выступал с обращением к новому поколению.

— Хочешь мыслить — бросайся в бездонную пучину мысли. Вот и начнешь мыслить.

— Чтобы дело делать, не нужно сначала строить теорию этого делания дела. Ты должен дело делать так же прямо и непосредственно, как ты ешь и пьешь без всякого знания процессов пищеварения. А иначе получится, что есть и пить могут только профессора физиологии.

— Для того чтобы делать, не надо никакой предварительной философии. Тем не менее только философия и обнаруживает ту истину, что дело делать — это значит дышать общечеловеческой свободой, этой вечной общечеловеческой проблемой для ее свободных решений. Но я бы сказал, это значит просто быть приличным человеком. Без теории, а так, путем вдыхания воздуха, инстинктивно.

— Да, проблема человека никогда не будет решена. Разве мало того, что уже правильная постановка проблемы есть начало разрешения этой проблемы?

— Когда я больше занимался наукой, был моложе. А когда переставал заниматься ею, становился старше.

— Вся история человечества есть не что иное, как эволюция свободы.

— Свобода, на мой взгляд, есть совпадение того, что есть, с тем, что должно быть. Если вы не просто существуете, но существуете так, как вы должны существовать, вы в существенном смысле слова уже ни от чего не зависите и ни в чем не нуждаетесь, то есть в этом смысле вы свободны.

Сергей Аверинцев

Все, что говорил или писал Сергей Сергеевич Аверинцев, было связано с его научными интересами, и очень редко он выступал на другие темы. И все же иногда этот «неисправимо кабинетный человек», как он сам о себе говорил, отрывал взгляд от книги.

— Среди нас уже ходят молодые люди, подчас наделенные способностями и каким-то невеселым умом, которые не хотят (или не могут?) руку протянуть, чтобы вступить в обладание наследием культуры; и это не назовешь ленью, это хуже.

— Я склонен остерегаться Науки, которую пишут с большой буквы, именно потому, что почитаю здравый человеческий рассудок, решающий конкретную задачу, как одну из самых хороших вещей на свете. Культ Науки разрушает научный разум, и люди, стоящие на коленях перед Литературой, не бывают по-настоящему большими писателями.

— Древние были не то чтобы умнее нас — их ум, их неразумие, их возможности и границы были другими, в сравнении мы вернее увидим собственные возможности, собственные границы; если нам посчастливится, мы на самих себя взглянем по-иному, и то, что предстанет нашему взгляду, может оказаться не всегда приятным, но будет, во всяком случае, неожиданно и нам на пользу. Чего бесполезно искать у древних, так это уютного убежища, где можно было бы укрыться от проблем, подлежащих разрешению сейчас.

— Между знанием и незнанием существует множество промежуточных состояний: быть в курсе, быть в состоянии вести беседу и так далее. Современный человек все чаще и чаще сегодня берет на себя смелость судить о вещах, которых он на самом деле не знает, а просто знает все слова, которые полагается употреблять… Для многих из нас это уже словно в порядке вещей.

— Человек не должен, наверное, сам ставить перед кем бы то ни было вопрос о своем таланте, о его масштабах, не должен сам себя оценивать. Речь идет даже не о скромности, а прежде всего о здравомыслии.

— Мне кажется, что у нас есть слегка суеверное отношение к печатному слову в отличие от устного слова, от обыкновенного разговора. Мы почему-то считаем, что состоялось только то, что написано. Написанное останется, — ну, может, и останется, было бы чему оставаться. Но ведь то, что сказано, сделано, тоже услышано.

— В каждом часе человеческой жизни все важно. Свой вес в жизни имеет все, и об этом, мне кажется, не стоит забывать…

— Простое общение людей — это вещь, важнее которой вообще ничего не может быть.

— Можно настроиться на то, что «варвары у ворот» и мы должны спасать культуру от них — такие уж они нехорошие. Но лучше исходить из того, что варвары — это и мы, мы наравне с другими, и спасать культуру надо прежде всего от сил распада, лени, своеволия внутри нас же самих. Например, внутри меня».

Владимир Мономах

Великий князь Владимир Всеволодович, известный как Мономах, был одним из самых образованных правителей Древней Руси. До нас дошли несколько его произведений, самое известное из которых — «Поучение» (ок. 1117), адресованное его сыновьям. Владимир формулирует этические нормы власти, актуальные и сегодня.

— Убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека.

— Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его.

— Куда бы вы ни держали путь по своим землям, не давайте слугам причинять вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам.

— Куда же пойдете и где остановитесь, напоите и накормите нищего, более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если не можете почтить его подарком, — то пищей и питьем: ибо они, проходя, прославят человека по всем землям, или добрым, или злым.

— Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны.

— Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите.

— Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь — как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь от других стран.

Сэм Уолтон

Сэм Уолтон — бизнесмен, миллиардер, основатель сетей магазинов Wal-Mart и Sam’s Club, воплощение американской мечты. Самый богатый человек Америки по версии Forbes в 1985-1988 годах. Детство Уолтона пришлось на Великую депрессию, он работал с семи лет, а став сказочно богатым, Сэм продолжал вести скромную жизнь и осуждать лень и роскошь.

— Ешь то, что ты сам готовишь.

— Я давно усвоил, что давать себе волю на людях — точно не лучший способ построить эффективную организацию.

— Высокие ожидания — ключ ко всему.

— Не хватает не финансирования, а видения.

— Мы показываем людям, что мы жизненно заинтересованы в них. Так оно и есть.

— Старайтесь добиться успеха и всегда будьте необузданными.

— Делитесь вашим успехом с теми, кто помогал вам.

— Празднуйте ваши собственные успехи и успехи других.

— Плывите против течения, будьте разными, изменяйтесь

— Меньше всего я хочу, чтобы кто-нибудь из моих потомков попал в разряд тех, кого я называю «богатыми бездельниками». Это среда, к которой я никогда не относился».

Бертран Рассел

Математик и философ Бертран Рассел — лауреат Нобелевской премии по литературе за свою великую трехтомную «Историю западной философии». Как-то в интервью его попросили сказать несколько слов на случай, если запись увидят потомки. Рассел обратился к будущим поколениям с коротким посланием.

Я хотел бы сказать две вещи: одна — интеллектуальная, вторая — нравственная.

1) Когда вы изучаете какой-то вопрос или рассматриваете какую-то философию, задавайте себе только один вопрос: каковы факты и какие истины эти факты несут? Не позволяйте себе отвлекаться ни на то, во что бы вы хотели верить, ни на то, каковы, как вам кажется, будут положительные последствия этой веры, но смотрите исключительно на факты.

2) Любовь — мудра, а ненависть — глупа. В нашем мире, который становится все более и более взаимосвязанным, мы должны научиться жить друг с другом, мы должны научиться мириться с фактом, что другие люди могут говорить то, что нам не понравится. Только так мы сможем жить вместе, если мы хотим жить вместе, а не умереть вместе. Мы должны научиться доброте и терпимости, которые крайне необходимы для сохранения человеческой жизни на планете.