Еще один способ получать знания и навыки — это устроиться на стажировку в профильную компанию. Чем занимаются такие интерны: приносят кофе или получают реальный практический опыт работы? Платят ли за это деньги и есть ли смысл тратить свое время? На эти и другие вопросы T&P отвечают каждую неделю. Татьяна Ашихмина прошла стажировку в языковой школе в Касабланке, где учила французов и марокканцев без стеснения говорить по-английски.

Татьяна Ашихмина, 20 лет


Род занятий: филология, преподавание.

Место стажировки: языковая школа British Workshop.

Город: Касабланка.

Срок стажировки: три месяца.

Обязанности: преподавание английского языка в школе и на дому у учеников, развитие навыков общения и письма на английском, подготовка к международным экзаменам.

Место


Стажировка проходила в центре изучения английского языка British Workshop в Касабланке. Эта языковая школа была основана около двух лет назад, но уже успела составить серьезную конкуренцию давно работающим марокканским лингвистическим центрам. British Workshop начинал как небольшой семейный бизнес: исполнительный директор, 28-летняя Фатима, и директор учебной части, 32-летний Тами, — не только очаровательная семейная пара, но и деловые партнеры.

Интересно, что особенностью этого центра всегда считались преподаватели-носители языка, не зря же он позиционировался как «британский». Но, по правде говоря, за всю историю школы ни один британец там так и не преподавал. Среди учителей было два американца, канадка, нигериец и я, русская. Все остальные сотрудники были марокканцами. Иногда чувствовался языковой барьер, особенно в общении с обслуживающим персоналом школы, но я его легко преодолевала с помощью языка жестов, улыбки и желания понять другого. И все-таки рабочим языком школы был английский. Даже с учениками, приходящими в школу, руководство общалось по-английски, что, на мой взгляд, мотивировало их к занятиям. Так что трудностей перевода во время работы возникало по минимуму.

Обязанности


По будням центр работал с 9:00 до 21:30, преподаватели были разделены на две смены: с 9:00 до 18:00 и с 12:30 до 21:30. Моей главной задачей было набрать 30 урочных часов в неделю, так что график был ненормированный. Вначале я работала с 9.00 до 21.30 несколько дней в неделю, а в остальные дни приходила на несколько индивидуальных уроков по два-три часа в день. Студенты приходили и уходили, расписание постоянно менялось.

«Мне пришлось преподавать юридический английский язык. Учитывая тот факт, что я не слишком близко знакома с юриспруденцией даже на русском языке, это было настоящим вызовом».

Бывали случаи, когда меня предупреждали прямо перед занятием о том, что у меня появился новый ученик и что через 15 минут мне необходимо начать его подготовку к международному экзамену. Работы в стрессовом режиме хватало. Помимо самих уроков, в рабочее время входила и подготовка к ним. В перерывах между занятиями все преподаватели штудировали литературу в поисках новых и интересных материалов. В нашем распоряжении была богатая библиотека и медиатека учебных пособий для разных уровней подготовки и целей обучения.

Что касается моих занятий, то разброс был очень большой. В моем расписании была, например, постоянно действующая группа общения (Communication Class), в которой количество студентов менялось от 10 до 20 человек. Моей главной целью в этой группе было научить говорить на языке, развить навыки общения, преодолеть языковой барьер. Именно поэтому преподавателем назначили меня, не говорящую по-арабски и по-французски. Приятно было видеть студенческую мотивацию: в начале нашей работы ученики пытались выражать свои мысли отдельными словами, порой жестами, но уже к концу курса могли без стеснения говорить.

Большинство студентов приходило заниматься непосредственно в школу, но я преподавала и вне школы, на дому у ученика. Водитель центра подвозил меня до места проведения урока, дожидался и отвозил либо обратно в школу, либо до дома, если рабочий день был уже закончен. Ученики у меня были самые разные: и десятилетний ребенок, который устроил истерику, узнав, что я не говорю по-французски, и директор одной из лучших частных школ Касабланки, и руководящий менеджер компании Michelin. К каждому искала свой подход. Опыт бесценный!

Корпоративная культура


Марокканцы — очень приветливые люди. В первый день моей стажировки мои коллеги устроили мне небольшую экскурсию: рассказали о работе школы, ее строении и культуре. Руководители школы пригласили меня на ужин, проявив заботу и участие. За все три месяца, проведенных мной в Касабланке, не возникло ни одного конфликта ни с коллегами, ни с руководством. Со многими преподавателями у меня установились прочные дружеские отношения, мы часто отдыхали вместе, ходили на вечеринки, путешествовали. Всегда была атмосфера взаимоуважения, заинтересованности и доброжелательности.

Особая традиция British Workshop — это совместные поездки преподавателей и студентов в Марракеш (к югу от Касабланки), которые проводятся примерно один раз в три-четыре месяца. Это так называемая «english-speaking trip», то есть основная идея — говорить только по-английски в течение нескольких дней. Те, кто использовал арабский или французский, облагались штрафом. Спеть песню, рассказать стишок, сочинить рассказ, выполнить грамматическое упражнение — все это исключительно на английском. Такие путешествия всегда проходили на ура благодаря насыщенной программе: в автобусе играли в игры на английском языке, потом устраивали клубы общения на разные темы, организовывались экскурсии по основным достопримечательностям Марракеша. Приятный бонус для сотрудников заключался в том, что всю поездку оплачивала школа.

Бонусы


Проживание, питание и перелет я полностью оплачивала сама, все учебные материалы предоставляла школа. Стажировка оплачивалась, но моя зарплата была намного меньше зарплаты марокканцев, выполнявших ту же самую работу. В договоре с организацией AIESEC предусматривался минимальный уровень зарплаты, которую мне и платили, даже за сверхурочную работу. Для них это, бесспорно, более выгодные условия, но и моих впечатлений от стажировки это нисколько не омрачило.

Как попасть


Каждый раз, когда разговор заходит о моей марокканской стажировке, мои собеседники обычно интересуются, почему именно эта страна? Мне кажется, это не я нашла стажировку, а она меня. Мне с детства хотелось побывать в Марокко. Летом 2011 года, когда я проходила стажировку на Кипре, я познакомилась и подружилась с замечательными марокканцами. Вот тогда я окончательно решила, что моя следующая стажировка должна состояться именно в Марокко.

«За все три месяца, проведенных мной в Касабланке, не возникло ни одного конфликта ни с коллегами, ни с руководством».

Я искала стажировку с помощью организации AIESEC. Мне повезло, появилась вакансия преподавателя английского языка в Касабланке. Я сразу же отправила резюме и сопроводительное письмо в надежде занять эту должность. Ждать пришлось два месяца. У меня был небольшой опыт преподавания языка школьникам в центре дополнительного образования в Москве, но я не соответствовала другому требованию — быть носителем языка. Когда я уже отчаялась получить положительный ответ, мне вдруг пришло письмо: меня взяли на работу и хотят, чтобы я приехала как можно скорее.

Планы


Мне осталось учиться три года до получения степени магистра в университете. Стажировка в Марокко — это уже вторая стажировка в моей жизни, и я не хочу останавливаться на достигнутом. Надеюсь, что у меня будет еще множество возможностей получить профессиональный опыт в другой стране.

Эта стажировка — опыт, который наверняка мне пригодится. Для меня это профессиональный рост: я не только вжилась в роль преподавателя, но и улучшила свои знания языка. Мне даже пришлось преподавать юридический английский язык. Учитывая тот факт, что я не слишком близко знакома с юриспруденцией даже на русском языке, это было настоящим вызовом для меня. Для повседневного общения с местными жителями мне необходимо было выучить основы французского и арабского языков. Конечно, иногда возникали трудности, ведь я жила в совершенно новом, незнакомом для меня мире. Стажировка в Марокко сделала меня сильнее.