Рисовать бактериями, спроектировать фонтан с аквапоникой, вырастить ухо у себя на руке, вколоть инъекцию лошадиной крови и сделать автопортрет из собственной замороженной крови — «Теории и практики» выбрали пять художников, в творчестве которых столкновение науки и искусства особенно интригует.

Стеклянные вирусы Люка Джеррама

Люк Джеррам черпает вдохновение не только в биологии. Кроме известных стеклянных вирусов, он создает трехмерную визуализацию сейсмограммы прошлогоднего землетрясения в Японии или впечатляющую стальную инсталляцию, которая взаимодействует с ветром и издает странные звуки.

«Ученые не всегда могут ответить на мои вопросы», — говорит художник. Так, при создании стеклянной копии вируса, вызывающего свиной грипп, Джеррам не смог выяснить точно, где именно должна в нем находиться РНК. Кстати говоря, причина, по которой эти скульптуры выполнены в стекле, имеет под собой научную основу. Вирусы не могут иметь окраса, так как длина волны видимого света превышает размер этих опасных микроскопических частиц.

Новое тело Стеларка

«Человеческое тело устарело» — вот главная идея, которую пропагандирует уже много лет австралийский художник Стеларк. Чтобы наконец-то модернизировать нашу телесную оболочку, он сам готов был испробовать все: управлял мускулами с помощью компьютера, находился в центре гигантского робота-паука, использовал всевозможные протезы, а в 2007 году и вовсе вырастил на своей руке третье ухо.

Неудивительно, что эксперименты Стеларка с особым восторгом приветствуют инженеры — даже первая монография о художнике вышла именно в Массачусетском Технологическом Институте. А некоторые арт-критики даже утверждают, что еще ни одному художнику на свете не удавалось поставить между материальным и духовным такого убедительного знака равенства. По словам художника, в человеческой природе заложено стремление развивать технологии, это один из признаков нашей эволюции — это желание настолько сильно в нас, что можно даже сказать, технологии — это мы. Так что пора уже избавиться от франкенштейновских страхов и фаустовских мыслей о том, что, мол, вживляя современные устройства в наше тело, мы связываемся с дьяволом.

Автопортрет из заледеневшей крови Марка Куинна

Марк Куинн — один из самых востребованных британских художников, в последнее время пристрастившийся к производству золотых статуэток Кейт Мосс в одной из йогических поз. По-настоящему Куинн прославился еще в 1991 году, когда выполнил скульптурный автопортрет из собственной заледеневшей крови. С тех пор он с интересом тестирует разный замороженный материал.

Один из удачных результатов его поисков — инсталляция «Сад». Это пугающее напоминание о цветах, которые никогда не могли бы оказаться вместе в природе и которые мы изо дня в день видим на цветочном рынке. В процессе подготовки работы Куинн покрыл силиконом и подверг температурной обработке около тысячи растений — чем, кажется, поверг в полный ужас некоторых флористов.

Бактериальные портреты Захари Копфера

Получив диплом микробиолога, Захари Копфер попал на работу в одну из коммерческих лабораторий. Там его романтические представления о науке развеялись, и он увлекся фотографией. В итоге цепочку разочарований в жизни Копферу удалось разорвать самым необычным образом: он изобрел бактериографию. Это весьма хитрый способ — вместо фотобумаги используется чашка Петри, на определенные участки которой высаживают особенные бактерии, а после воздействия облучения они начинают прорастать и тем самым «проявляют» негатив. Поначалу Копфер пребывал в такой эйфории от собственного открытия, что сделал бактериальные портреты своих любимых ученых, и даже позировал рядом с ними, повторяя известный мимический жест Эйнштейна. Сейчас биолог-фотограф уже успокоился и, кажется, нашел содержание, несколько более соответствующее форме: в последнее время он работает над загадочными отпечатками звездных туманностей.

Эксперименты от Art Orienté Objet

Французский дуэт Марион Лаваль-Жантэ и Бенуа Манжэн Art Orienté Objet возник в 1991 году и взбудоражил зрителей уже первой работой — копией суррогатной матери обезьянки из знаменитого эксперимента Гарри Харлоу. Помещенная в пространство галереи, она напоминала о довольно жестоком исследовании аффектов животных в прошлом, а также ставила вопрос, не теряющий своей актуальности и сегодня: знаем ли мы, что вообще происходит в научных лабораториях? Можно сказать, что поиском ответа на него основатели Art Orienté Objet занимаются уже на протяжении 20 лет.

Одна из их последних работ дуэта — экстремальный перформанс «Да будет лошадь жить во мне», во время которого Марион Лаваль-Жантэ получила инъекцию лошадиной крови. С одной стороны, это акт вписывается в традицию уже ставших в некотором роде привычных медицинских перформансов (характерно, что он проводился в словенской галерее Капелика, где подобные зрелища можно увидеть чуть ли не раз в месяц). С другой — эта акция, конечно, по-настоящему заставляет задуматься о том, каким образом люди собираются использовать животных в будущем. Художники утверждают, что когда они обращаются к ученым, они долгое время не могут понять, чего от них вообще хотят. И самое прекрасное, по их мнению, — вдохновить этих ученых на новый эксперимент.

Аквапоника от Кена Ринальдо

Родившись в семье художников и изобретателей, Кен Ринальдо долгое время не собирался следовать семейной традиции и занимался балетом. Когда он, видимо, почувствовал, что сопротивление судьбе все-таки бесполезно — то поступил в Калифорнийский Университет, где ему посчастливилось встретить Джеймса Гриера Миллера, придумавшего теорию живых систем. Впоследствии оказалось, что его курс так сильно подействовал на Ринальдо, что некоторым образом предопределил и всю дальнейшую деятельность художника.

Пожалуй, самая полезная система, которую ему удалось сконструировать на сегодняшний день, — это основанный на принципах аквапоники «Фонтан–Ферма», где в симбиозе плавают аквариумные рыбки и растут съедобные растения. Кстати говоря, все, кто хотел бы воссоздать что-то подобное у себя дома, могут воспользоваться подробной инструкцией на сайте проекта. Сам Кен Ринальдо считает, что наши представления о красоте изначально основаны на наблюдениях за природой. Иначе откуда бы мы еще узнали о двусторонней симметрии и дополнительных цветах? Поэтому трудно придумать что-либо естественней для художника, чем использовать в своем творчестве биологический материал. Ринальдо часто говорит, что такие понятия, как «художник» и «ученый» отражают реалии прошлых дней, и сегодня их всех лучше называть просто «исследователями».