Пока академические стандарты кажутся многим устаревшими и скучными, американский ученый Ник Соусанис пишет в Колумбийском университете первую в мире докторскую диссертацию в виде книги комиксов. В интервью «Теориям и практикам» он рассказал о том, пришлось ли ему бороться за свою идею, как интегрировать комиксы в школьную программу и что нужно сделать, чтобы забыть о супергероях навсегда.

— Начнем сразу с главного: как продвигается ваша диссертация и когда планируется защита?

— Я пишу работу на тему «Комиксы как инструмент исследования: диссертация в виде книги комиксов». Хотя процесс идет медленно, меня пока не покидает ощущение, что каждая страница полностью оправдывает потраченное на нее время. Поэтому я доволен. Сейчас заканчиваю вторую главу, где рассказываю об изменениях визуального мышления во времена Коперника, а защищаться планирую весной 2013 года.

— Как думаете, подобная необычная форма может стать новым стандартом для кандидатских и докторских?

— Нет. Новым стандартом такие эксперименты вряд ли станут, но они хотя бы поднимают вопрос о том, что вообще представляют собой принятые на сегодняшний день академические нормы. Сам я очень надеюсь, что, узнав о моем опыте, другие исследователи решатся создавать новые визуально-вербальные научные труды.

«Сколько себя помню, все время и рисовал. Мой старший брат в детстве был абсолютным фанатом комиксов, поэтому моим первым словом было «Бэтмен». Для меня комиксы всегда выглядели естественнее, чем раздельное использование текста и картинок»

— Пришлось сильно побороться за свою идею?

— На удивление, нет, она сразу встретила одобрение. Может быть, потому что в университете были рады увидеть что-то новое. Еще в Детройте я написал книгу комиксов об истории и философии игр, которую я показал профессорам в качестве примера. Моя научная руководительница Рут Винц настолько поверила в меня, что даже пригласила поучаствовать в создании ее новой книги On Narrative Inquiry, к которой я нарисовал последнюю главу в виде комиксов.

— А если представить, что замысел все-таки не приняли бы, вы бы стали писать диссертацию в более традиционной форме?

— Конечно! Я обожаю слова и привык писать тысячи знаков в неделю. К тому же, если бы я писал обычную диссертацию, она бы наверняка уже была готова. Но я верю, что выбирая более трудоемкую форму, могу достичь чего-то более целостного. Знаете, в последнее время было написано очень много о важности визуального мышления. Мне показалось, что пора уже делать это в форме, более соответствующей содержанию.

— Когда вы начали рисовать?

— Сколько себя помню, все время и рисовал. Мой старший брат в детстве был абсолютным фанатом комиксов, поэтому моим первым словом было «Бэтмен». Для меня комиксы всегда выглядели естественнее, чем раздельное использование текста и картинок.

— Но все-таки, когда вы работаете, вначале появляются слова или картинки?

— Когда какая-то идея рождается, я сразу пытаюсь сделать ее набросок — в виде рисунка с текстом. Иногда на одной стадии работы текст берет верх и начинает управлять рисунком, а иногда, наоборот, рисунок оказывается сильнее. Главное, что в конце концов они приходят к какому-то балансу. Часто финальная версия абсолютно не похожа на исходники.

— Где вы учились?

— Вначале я изучал математику и философию, потом закончил интердисциплинарную мастерскую программу по искусству и математике, и сейчас оказался в Teachers College Колумбийского Университета, где пишу докторскую и преподаю.

— Как получилось так, что в вашей деятельности соединились комиксы и педагогика?

— Честно говоря, это соединение никогда не казалось мне странным. Может быть, еще и потому, что мои родители — оба учителя — использовали очень много визуального материала на своих уроках.

— Расскажите подробнее о курсе, который вы ведете в Колумбийском Университете.

— Я преподаю будущим учителям начальной и старшей школы основы создания комиксов и помогаю им придумать, как они смогут использовать комиксы в их практике. Хотя почти все студенты вначале стопроцентно уверены, что рисовать они не умеют, делать комиксы мы начинаем сразу. Скажу по опыту, на подобного рода занятиях лучше всего правда отталкиваться от практики, а потом уже теоретизировать. Естественно, мы много обсуждаем работы в группе и анализируем, почему были выбраны те или иные графические решения, но творчество — это всегда первое звено.

— И как успехи?

— Просто не устаю удивляться, как быстро студенты, так настаивающие на собственной бездарности, придумывают свежие образы, небанальные композиции и интригующие связки. Конечно, все это в который раз доказывает, что комиксы — естественный способ формулировать наши мысли.

«За последние годы произошло беспрецедентное переосмысление комикса как жанра серьезной литературы. И тем не менее, когда я рассказываю, что готовлю диссертацию в виде книги комиксов, некоторые без шуток думают, что я рисую супергероев и припадочных животных»

— А существуют специальные проекты интеграции комиксов в школьную программу?

— Да, к счастью, их уже немало, и, кажется, что все время появляются новые. Например, The Comic Book Project, в котором для школьников публикуются образовательные комиксы, нарисованные самими детьми. С недавнего времени еще существует Comic Book Classroom — эта команда организовывает шестинедельные курсы по комиксам в школах. А сами преподаватели довольно много обмениваются идеями в интернете — в частности, на платформе Making Curriculum Pop.

— Вы, кстати, как-то обмолвились, что в школе нередко получали от учителей замечания за то, что рисовали на полях. А если бы вы сами преподавали в начальной школе, то как бы реагировали?

— О, я бы такую деятельность всячески поощрял. Ведь рисунки помогают нам сконцентрироваться, и дети, которые рисуют на полях, — они именно рисуют, а не рисуются, как думают, к сожалению, многие учителя. Конечно, все зависит от климата в классе, и я верю, что если он хороший, то на полях будут появляться полезные рисунки. А если климат плохой — дело отсутствием рисунков не спасти.

— Вам вообще часто приходится сталкиваться с такой точкой зрения, что комиксы — это не очень серьезное развлечение, уж точно мало отношения имеющее к образованию?

— Хорошо хотя бы, что сегодня это случается гораздо реже, чем 10 лет назад, потому что за последние годы произошло беспрецедентное переосмысление комикса как жанра серьезной литературы. И тем не менее, когда я рассказываю, что готовлю диссертацию в виде книги комиксов, некоторые без шуток думают, что я рисую супергероев и припадочных животных.

— И вы находите какой-то способ, как можно переубедить людей с таким предвзятым отношением к делу?

— Да, я просто даю им посмотреть свою работу. Ведь некоторые думают, что они ее сейчас быстренько пролистают, и все. Но именно в тот момент, когда люди начинают всматриваться, читать и думать, происходит стыковка. Мне кажется, если вы хотите кого-то переубедить, лучше всего попробовать найти для этого человека комикс о том, что ему действительно интересно. Тогда он может увлечься и забыть о супергероях навсегда.

— Кстати говоря, а комиксы как образовательный ресурс подходят людям любого возраста?

— Да, ведь существуют невероятные комиксы о гендерных исследованиях, о медицине, об истории. Чем больше людей становятся открыты к такой форме получения знания, тем больше новых и порой весьма неожиданных тем открывают и их авторы.

— А вы сами задумываетесь уже над каким-то новым проектом?

— Ну что вы, диссертация, диссертация, и еще раз диссертация — это до весны 2013 года мой единственный проект.

— Ясно! Тогда мы шлем особую благодарность за то, что вы вообще нашли сейчас время на это интервью.

— Кстати, если я могу задать вам один вопрос в ответ, то вот он: существуют ли какие-то образовательные проекты, связанные с комиксами, в России? Если вы что-то слышали о них, дайте знать!

Три книги, которые рекомендует Соусанис