Наталья Балясникова, 29 лет


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Сейчас я изучаю методику преподавания английского языка взрослым и способы развития межкультурной коммуникативной компетенции на занятиях по английскому языку в университете штата Канзас. До приезда сюда я, как и многие мои знакомые, знала про этот штат только из «Волшебника изумрудного города», но год, проведенный в сердце Америки, показал мне, как незаслуженно его обходят вниманием. Это на самом деле замечательный штат. В городе постоянно проходят выставки, уличные концерты, фестивали, публичные чтения стихов, показы ретро-фильмов. Не только торнадо и фермы, одним словом.

Попала я именно в этот университет совсем случайно, по распределению. Моя заявка и описание проекта совпали с научными интересами профессора, которая стала моей научной руководительницей. Я рада, что приехала на стажировку именно сюда. Университет штата Канзас — это государственный исследовательский центр. Здесь, например, начинал Клайд Томбо, открывший Плутон. В университете учатся приблизительно тридцать тысяч студентов, он занимает второе в США место по приему стипендиатов различных международных программ. Сюда постоянно приезжают известные люди: Виктор Ющенко, Анжела Дейвис, президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос — выпускник университета Канзаса.

Факультет педагогики, где я учусь, входит в двадцатку лучших в США по рейтингам 2011 года. Он состоит из четырех кафедр: кафедра Curriculum and Teaching, где я прохожу стажировку, занимается анализом учебных программ, методических рекомендаций и изучением опыта преподавания отдельных предметов на национальном и международном уровнях. На кафедре Educational Psychology готовят школьных психологов, кафедра Educational Leadership готовит будущих директоров школ, а кафедра Special Education — учителей для детей с ограниченными способностями.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Я попала в этот университет именно благодаря гранту. В 2011 году я получила грант программы Фулбрайта в России. Получение гранта — это долгий процесс, требующий сосредоточенности и терпения. Я подала документы на грант в сентябре, а распределение получила только и июле следующего года.

Сам конкурс на грант программы Фулбрайта проходит в три этапа. На первом идет сбор необходимых документов, пишется описание проекта, собираются рекомендательные письма, заверяются дипломы — обычная бумажная волокита. На этом этапе главное все четко изложить! Помню, что описание проекта я переписывала пять раз, а уж сколько раз я переписывала и дополняла свое резюме, уже и не вспомнить. На втором этапе участники приглашаются на интервью в Москву, где они уже лично объясняют смысл и цели проекта, пытаясь убедить комиссию в том, что их проект важен и нужен для развития университета. Это, конечно, самый важный этап. Надо не просто собраться, вспомнить все, что ты писал в своей заявке, но и суметь убедить комиссию, что твой проект — самый нужный и важный. Нервы, переживания, сомнения, все надо отключить.

Все полуфиналисты, с которыми я познакомилась в Москве, казались мне гениями-небожителями. Серьезная конкуренция, ведь в 2011 году программой Фулбрайта в России было выдано 17 грантов для молодых ученых на всю страну. Ну, а последний этап заключается в том, что заявки участников рассматривают университеты в США. Распределением занимался офис программы Фулбрайта в Нью-Йорке, но я дополнительно проходила мини-собеседование по скайпу с моим будущим куратором.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Конечно. Я не просто училась и окончила аспирантуру в российском вузе, но и работаю в нем же. РГПУ им. А.И. Герцена — это моя альма матер. Я помню, что у нас был веселый курс, какая-то самодеятельность, некоторые предметы нравились больше, некоторые меньше. Помню, что в учебном плане было все: от концепции современного естествознания и безопасности жизнедеятельности до этики и курса структуры простого глагольного сказуемого испанского языка. Сейчас учебные программы строятся совсем по-другому.

— Где ты сейчас живешь?

— Одной из особенностей программы Фулбрайта, по которой я поехала в США, является чувство некого братства. За месяц до приезда я уже знала, кто из фулбрайтеров меня встретит в аэропорту и пустит ночевать, пока я не найду жилье. Так первый месяц жила в доме, который снимала девушка из Гондураса и двое молодых людей из Бразилии и России.

За этот месяц я нашла дом, который сняла с девушкой из Украины, она тоже приехала по программе, но на неделю позже меня. У нас большой двухэтажный дом. Практически все дома в городе сдавались без мебели, поэтому сначала нам пришлось спать на ковре, укутываясь в одеяло, но этот вопрос мы решили быстро. Во-первых, у наших фулбрайтеров есть гараж, в котором оставлена мебель, которая передается по наследству. Если тебе нужна мебель, ты идешь в гараж и забираешь то, что хочешь. Еще есть распродажи на дому, garage sales, где можно купить тарелки за два доллара, а чаще всего студенты, уезжая из города, просто выкидывают на улицу ненужную мебель. Единственное, что мы купили — новые матрасы.

Город Лоуренс, где мы живем, небольшой. Если от нашего дома идти пешком на кампус, вся дорога займет минут 20-30. На автобусе — примерно пять минут. Очень многие студенты ездят на занятия на велосипедах.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Университет — это центр всей жизни в городе. Город Лоуренс, где находится университет, уже много лет подряд входит в десятку лучших университетских городов, он известен университетом, университетскими музеями, университетской баскетбольной командой, известными выпускниками (как, например, президент Колумбии). Город у нас маленький, но из-за наличия университета в нем живет очень много людей из разных стран. Прямо калейдоскоп национальностей, а про языки я уж и не говорю. Конечно, студенты и преподаватели университета пользуются уважением и любовью жителей города.

Студентам полагается бесплатный проезд в автобусах на всех сорока трех маршрутах, бесплатное посещение фитнес-центра, бесплатный интернет на всей территории университета, пять библиотек, две их которых работают в круглосуточном режиме на период сессии. В библиотеках созданы специальные залы, где студенты могут работать над совместными проектами от создания стенгазеты до съемок фильмов. Все эти мелочи формируют быт студентов и преподавателей университета, создают особую атмосферу в университете, что, несомненно, способствует их успешной работе.

Университетский Стадион.

Университетский Стадион.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Все предметы, которые я изучаю, так или иначе связаны с вопросом преподавания английского языка. Это и обучение билингвов, детей иммигрантов и политические вопросы влияния США через преподавание английского языка. Английский язык сейчас стал языком международного общения, его учат везде: от Сибири до Мехико-Сити. Понятно, что и преподавание этого языка должно постоянно меняться, должны меняться способы его преподавания, содержание обучения. Это широкая постановка проблемы, которую я изучаю. Более узко — меня интересует, как эта пресловутая глобализация влияет на материал занятий и темы, которые изучаются на уроках английского языка. Еще уже — что сейчас мы, как преподаватели, вкладываем в понятия «культура» и «межкультурная компетенция» на уроках английского языка. Меня также интересует тема учета культуры малых народов в учебных планах, и предоставление доступа представителей маргинализированных групп населения к образованию.

— Как успехи?

— Когда я только приехала, я была немного ошеломлена объемом информации. Здесь столько всего происходит, столько интересных курсов, которые хочется прослушать, что все хотелось успеть, но просто не хватало времени. В первый месяц я настолько вымоталась, к этому добавилась эмоциональная усталость от переезда, что я заболела. Пришлось сесть и распланировать семестр, иначе бы я просто перегорела. Трудно делать выборку, определить, что для тебя самое главное на данный момент. Сделав этот выбор, я смогла сфокусировать внимание на работе.Сейчас я заканчиваю методическое пособие, в котором собраны планы уроков по английскому языку, учитывающие эти проблемы.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Американские преподаватели умеют вдохновлять. Они не обязательно будут приглашать студентов в гости или интересоваться их личной жизнью, сеьмей, но абсолютно открыты любым предложениям и инициативам студентов. Я пока не встретила профессора, который бы формально относился к своему курсу.

Несмотря на то, что все преподаватели в университете — профессионалы своего дела, я считаю лучшей мою научную руководительницу, Лизетт Питер. Она просто восхитительная! Лизетт изучает вопросы межкультурной коммуникативной компетенции на английском языке в мире, работает по гранту над сохранением языка племени чероки, постоянно читает выездные лекции и проводит семинары по лингвистической антропологии. Она была волонтером «Корпуса мира» в Шри Ланке и Армении, путешествовала по всей Европе, говорит по-французски и по-испански. Лизетт поддерживает своих студентов и вдохновляет нас на новые проекты.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Все мои курсы — уровня аспирантуры. Аспиранты нашего факультета — это взрослые люди, школьные учителя, преподаватели языковых курсов или учебных центров, многие из них работают на полной занятости. Из-за этого все занятия проходят в вечернее время, начинаются в 16:00 или позже. У меня, так как я учусь по стипендии, остается много свободного времени, больше чем у остальных студентов. Вечером я хожу на семинары, а день провожу в библиотеках или кафе, где читаю статьи и пишу.

В США надо много готовиться к семинарам, искать материалы, потому что на лекциях дается процентов 30 от материала, необходимого для сдачи экзамена. 70 процентов работы на семинаре делают сами студенты. На дом задаются невероятные объемы литературы (150-200 страниц различных источников), на основе которых мы должны делать презентации на 20-30 минут. Эти презентации задают тон всему семинару, каждая презентация обсуждается. Все очень много выступают, спорят. Идут постоянные дебаты, потому что у каждого есть мнение, которое он хочет высказать. Отмолчаться не получится, если ты ничего не подготовил к семинару. Такая атмосфера, где все работают, серьезно относятся к своей работе, пытаются найти в ней что-то новое и интересное — все это заряжает меня такой энергией, что кажется, что можно горы свернуть.

Вообще отношение к учебе здесь разительно отличатся от российского. На занятия никто не опаздывает, прогуливать вообще неприлично, да и зачем? На семинарах расслабленная обстановка, студенты едят чипсы или яблоки или бог знает что, пьют кофе и воду и сок, это не считается неприличным. Как сказала одна моя коллега, отвечая на мой вопрос, не мешает ли ей, что студенты иногда едят на занятии: «Пусть едят и думают о работе, чем сидят голодные и думают о еде». Сначала я думала, что это ужасно отвлекает, но сейчас тоже привыкла.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Знания, которые я здесь получаю, это не самое главное. По большому счету, любую информацию можно найти самостоятельно, для этого не надо ходить в университет. А вот опыт планирования своей работы, взаимодействия с остальными студентами, организации своего учебного процесса — это то, чего я не могла получить дома. Самостоятельность, независимость и инициативность — это самые важные качества американцев. Я поняла, как важно не лениться, не сидеть на месте, а наоборот — постоянно искать новые контакты, идеи, проекты.

— Дорого жить и учиться?

— Лоуренс — маленький город. По сравнению с Санкт-Петербургом, он совсем не дорогой, особенно, если учесть тот факт, что студенты пользуются огромными скидками. Про само обучение сказать не могу, потому что я не плачу за обучение. Я знаю, что в университете штата Канзас есть различные варианты, позволяющие снизить оплату. Так, например, аспиранты и магистры, которые работают в университете, вместо зарплаты получают «освобождение» от оплаты обучения.

— Планируешь вернуться?

— Конечно. Плюс это условие моего гранта.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Надеюсь, что мои знания и опыт найдут благодатную почву в родном вузе в Санкт-Петербурге.

Кампус Университета.

Кампус Университета.