Каждый год в течение десяти лет интеллектуальный импресарио и редактор цифрового альманаха The Edge Джон Брокман задавал различным ученым и исследователям эпохи по одному вопросу на самые разные темы — вроде когнитивного смирения, парадоксов мечтаний, информационного потока и коллективного разума. Эти беседы легли в основу книги «Это сделает вас умнее: новые научные концепции для улучшения мыслительного процесса». T&P публикуют статью Brainpikings.com с лучшими цитатами из книги.

В предисловии к книге Брокман делает важные уточнения к понятию науки: «Здесь термин «наука» должен пониматься в широком смысле — как наиболее надежный способ получить знания о чем-либо: человеческом или корпоративном поведении, судьбе планеты или будущем Вселенной. «Научная концепция» может возникать из области философии, логики, экономики, юриспруденции или из любой другой аналитической сферы. Главное, чтобы это был полноценный инструментарий, который можно сжато излагать, но при этом широко применять для понимания мира».

У каждого из нас своя реальность

Автор книги «Инкогнито: тайная жизнь мозга» нейробиолог Дэвид Иглмен исследует понятие «умвельт», введенное биологом Якобом Икскюлем в 1909 году. Идея умвельта состоит в том, что разные животные в одной и той же экосистеме используют разные способы познания реальности (обоняние, зрение, тактильные ощущения) и, таким образом, живут в разных микрореальностях, основанных на их понимании мира. Иными словами, у животных могут быть разные умвельты, несмотря на одну и ту же среду обитания. Иглмен подчеркивает необходимость признания каждым своего умвельта — то есть понимания незнания о границах своего знания.

Дэвид Иглмен

«Я думаю, было бы полезно, если бы понятие умвельта использовалось повсеместно. Оно прекрасно передает идеи ограничения знаний, недоступности информации и неосознаваемых возможностей. Вспомните несгибаемость правил, утверждение догм, декларации фактов, с которыми вы сталкиваетесь ежедневно — и представьте, что во все это будет добавлена должная доля интеллектуального смирения, приходящего с осознанием того, насколько велик объем недоступного для нас мира».

Все научные теории рано или поздно провалятся

Идея о том, что ошибка, промах и неуверенность не только одинаково близки науке и человеческому состоянию, но и необходимы, красной нитью проходит через все эссе книги Брокмана. Эксперт Кэтрин Шульц специализируется на ошибках. Она находит повод для оптимизма в так называемом аргументе «пессимистической метаиндукции». Аргумент предполагает, что поскольку с точки зрения истории науки все теории прошлого однажды были признаны ошибочными, это рано или поздно произойдет и с современными научными теориями.

Кэтрин Шульц

«Мы все надеемся, что знание по природе своей кумулятивно, и следовательно, будущие эпохи будут знать больше, чем знаем мы. Но мы игнорируем или отрицаем тот факт, что знание разрушается так же часто, как создается, а значит, наиболее дорогие нам представления могут показаться последующим поколениям очевидно неверными.

Этот факт и представляет собой суть метаиндукции — и, несмотря на его название, этот научный аргумент не пессимистичен. Точнее, даже если вы ненавидите ошибаться, у вас есть основания быть оптимистом. Если представить, что обнаружение сделанных вами ошибок — один из лучших способов пересмотреть и улучшить ваше представление о мире, то эта идея становится вполне оптимистичной».

Нужно чаще проигрывать

Основатель журнала Wired футурист Кевин Келли пополняет ряды известных деятелей искусства, выступающих против страха поражения.

Кевин Келли

«Провалившийся эксперимент может быть ничуть не менее полезным, чем успешный. Неудачи стоит не избегать, а поощрять. Это касается не только наук, основанных на лабораторных исследованиях, но и дизайна, спорта, инженерного дела, искусства, предпринимательства и даже повседневной жизни. Любой творческий путь более продуктивен, когда неудачи воспринимаются с радостью.

Ошибки можно делать несущественными, держать их под контролем, регулярно отслеживать. Промахи не провоцируются намеренно, но они нужны, чтобы из каждого почерпнуть что-то полезное. Просто нужно правильно промахиваться».

Сомнение — двигатель науки

Физик-теоретик Карло Ровелли напоминает, что неуверенность и желание добыть опровержение полученной информации — ключевая составляющая интеллектуального и личностного роста.

Карло Ровелли

«Сама суть науки состоит в том, чтобы держать дверь открытой сомнению. У нас получается расширять свой кругозор именно потому, что мы подвергаем сомнению все, включая собственные убеждения. Поэтому настоящий ученый никогда не бывает до конца «уверен». Неуверенность хорошего ученого — это то, что делает его выводы более надежными. В отличие от уверенных ученых хороший ученый может с легкостью изменить свою позицию, если появятся новые подтверждения или опровержения его теории. Поэтому уверенность — вещь не только бесполезная, но вредная — для тех, кому важна достоверность».

Мы все должны стать кураторами

Пожалуй, лучшая цитата в книге принадлежит самому знаменитому куратору современности Хансу Ульриху Обристу, который считает, что в современных условиях перепроизводства вещей и смыслов особенно важно умение объединять между собой различные культурные сферы и создавать новые сочетания.

Ханс Ульрих Обрист

«В последнее время слово «курировать» употребляется в большем количестве значений, чем когда-либо раньше — в отношении всего, начиная от выставок картин старых мастеров и заканчивая обстановкой магазинов. Конечно, есть риск, что значение слова станет шире, чем его содержание. Но мне кажется, что это происходит из-за свойства нынешней эпохи, которое невозможно игнорировать: невероятное изобилие идей, информации, образов, дисциплинарных знаний и материальных продуктов. Поэтому основные навигационные инструменты XXI века — способности фильтровать, открывать, синтезировать, обрабатывать и запоминать. Это и есть задачи куратора, который не воспринимается просто как человек, заполняющий пространство какими-то предметами. Теперь куратор — это тот, кто объединяет между собой различные культурные сферы, изобретает новые способы представления и создает сочетания, приводящие к неожиданным результатам.

В этом смысле «курировать» значит отказываться от статичных построений и перманентных выравниваний и вместо этого создавать условия для диалога и отношений. Эти взаимосвязи — а также распространение новых знаний, идей и работ искусства для вдохновения — и лежат в основе кураторства. Но XXI век привнес новое значение в это понятие.

Как отметил художник Тино Сегал, современное человеческое общество оказалось в беспрецедентной ситуации: проблема нехватки (или скудости) знаний, которые в первую очередь служили двигателем научного и технического прогресса, сегодня замещаются глобальными эффектами перепроизводства и использования ресурсов. Поэтому имеет смысл выходить за рамки предмета как средоточия значения. Отбор, презентация и диалог — способы создавать настоящие ценности и обмениваться ими без оглядки на старые нежизнеспособные процессы. Кураторство как раз может помочь нам осознать чрезвычайную важность выбора».