Если порыться в памяти и в базах данных, то обнаружится немалое количество фильмов, жизнь героев которых связана с математикой. Но в большинстве из них связь эта оказывается номинальной: в лучшем случае она дает толчок сюжету, но сама история от математики уже зависит не сильно. Даже снятые про жизнь настоящего математика и Нобелевского лауреата Джона Нэша «Игры разума» оборачиваются шаблонной голливудской мелодрамой про преодоление сложных обстоятельств — с электрошоковой терапией, героизмом любящей жены и слезами умиления. Впрочем, существуют и менее известные, но зачастую более интересные картины, где содержание научной деятельности героев оказывает на сюжет значительное влияние.

«Доказательство» (2005, Proof)

После смерти профессора математики (Энтони Хопкинс), чьи последние годы жизни были омрачены борьбой с психическим расстройством, среди тетрадей с бессвязными записями обнаруживается одна, содержащая многообещающее доказательство. На авторство претендует его дочь (Гвинет Пэлтроу), положившая те же годы на уход за отцом, но ей никто не верит. Как и в «Играх разума», сюжет завязан на столкновении математики и безумия, но на этом сходство заканчивается. Это не фильм о муках гения на пороге сумасшествия, а экранизация награжденной премиями «Тони» и Пулитцеровской пьесы Дэвида Оберна про поиски математической истины и сложность контакта с людьми.

Режиссер Джон Мэдден («Влюбленный Шекспир») подошел к изображению мира математиков со всей тщательностью. Конечно, в фильме, рассчитанном на то, что его будут смотреть и за пределами университетских кампусов, сложно вдаваться в тонкости теории чисел, но контролировать достоверность пригласили профессора Кембриджского университета и лауреата Филдсовской премии Тимоти Гауэрса и многие математики отмечают правдоподобность результата.

«Комната Ферма» (2007, Fermat’s room)

Четверо математиков получают приглашение на тайное состязание блестящих умов, проходят тест, решая задачку с числовой последовательностью, и прибывают в странный дом, переправившись через речку на пароме «Пифагор». «Здравствуйте, меня зовут Ферма», — приветствует гостей хозяин и довольно скоро исчезает, оставляя четверку запертыми в смертельной ловушке. Чтобы выжить, пленники должны решать задачки вроде такой: «В трех банках хранятся конфетки. В одной мятные, в другой анисовые, в третьей вперемешку. Все этикетки на банках перепутаны. Сколько конфеток надо попробовать, чтобы понять, что где хранится?»

Фильм-головоломку придумали и сняли молодые испанские режиссеры Луис Пьедрахита и Родриго Сопенья, к математике непричастные, но заслужившие одобрение профессионального сообщества. Конечно, задачки герои решают не такие уж и сложные (про две двери на свободу и один вопрос стражнику-лжецу — так и вовсе классика), зато в деталях авторы не врут. Например, в самом начале с экрана корректно излагается Проблема Гольдбаха, а герою даже удается решить ее. Увы, решение остается для зрителя загадкой — над проблемой бьются уже третье столетие.

«Двадцать одно» (2008, «21»)

Бывший картежник, а ныне читающий в Массачусетском технологическом институте курс по нелинейным уравнениям профессор (Кевин Спейси) набирает команду способных студентов, чтобы обыграть в блэкджек казино. В ход идут методы, основанные на теории вероятностей, в качестве теста новичку задают парадокс Монти Холла, а торт на дне рождении одного из героев украшен числами Фибоначчи.

Режиссер Роберт Лукетич («Блондинка в законе», «Киллеры») экранизировал основанный на реальных событиях роман Бена Мезрича «Удар по казино. Реальная история о шести студентах МТИ, которые обыграли Лас-Вегас на миллионы долларов». Получились несколько приукрашенные и ускоренные хроники последовательной операции по превращению вероятностного алгоритма в деньги. Интересный факт про автора первоисточника: он подробно расписал еще несколько историй про университетских выскочек со склонностью к эффектным и эффективным заработкам, одна из которых — «Миллиардеры поневоле» — стала картиной Дэвида Финчера «Социальная сеть».

«The Oxford Murders» (2008)

Американский студент по обмену (Элайджа Вуд) и профессор Оксфордского университета (Джон Харт) находят труп, который оказывается первым в цепочке убийств. Предполагаемый убийца оставляет послания в виде пифагорейских символов, профессор читает лекцию о невозможности абсолютного знания, ссылаясь на «Логико-философский трактат» Виттгенштейна, в какой-то момент все отправляются на конференцию по поводу только что полученного доказательства Великой теоремы Ферма.

Испанец Алекс де ла Иглесиа («Печальная баллада для трубы») экранизировал детективный триллер аргентинского писателя и специалиста по математической логике Гилльермо Мартинеса. Фильм страшно ругали в прессе за плохую актерскую игру и нелепый сценарий, зато его герои постоянно обращаются в рассуждениях то к принципу неопределенности Гейзенберга, то к теоремам Геделя о неполноте, а финал намекает на торжество теории хаоса.

«Человек, который изменил все» (2011, «Moneyball»)

Менеджер одного из беднейших в лиге бейсбольного клуба «Окленд Атлетикс» Билли Бин (Бред Питт) не может ни удержать классных игроков, ни купить им на замену новых, но во время очередных безуспешных переговоров замечает толстяка с повадками университетского зубрилы (Джона Хилл). Тот оказывается выпускником экономического факультета Йеля, внедряющим в селекцию игроков методы статистического анализа. Пока традиционалисты скупают дорогостоящих звезд и заметную молодежь с лихим ударом, новаторы выискивают среди недооцененных игроков обладателей самых высоких КПД.

Беннетт Миллер («Капоте») снял свой фильм по одноименной книге журналиста Майкла Льюиса, но ее герои не одиночки в современной истории бейсбола: апологеты статистического анализа появились в 1960-е годы, а после невероятного успеха «Атлетикс» в сезоне 2002 тренд на наукообразность стал господствующим.

«Обряды любви и математики» (2010, «Rites of Love and Math»)

Фильм не вполне вписывается в категорию «кино о математиках», но заслуживает внимания. Короткометражка профессора из Беркли Эдварда Френкеля — эротическая фантазия, в которой сам ученый (похожий скорее на Уиллема Дефо, чем на «ботаника») выводит каллиграфическую формулу любви на животе красивой азиатки. Разыгрывается любовная сцена в декорациях японского театра буто. Комментируя свою ленту, видный специалист по математической физике с иронией отмечает, что «в трех, или сколько их там, популярных фильмах о математике героев изображают склонными к помешательству». Тут, конечно, открываются богатые возможности для встречной издевки, над попыткой поэтизации науки, которую предпринял Френкель, но стоит отметить ее богатый культурный контекст.

Во-первых, это ремейк короткометражного фильма Юкио Мисимы The Rite of Love and Death (1966, в оригинале называется Yūkoku — «Патриотизм») про ритуальное самоубийство молодого лейтенанта, который не может осуществить выбор между воинским долгом и дружеской верностью. Во-вторых, в соавторы математик взял француженку Рене Грав, которая снимает кино на стыке с видеоартом. Вместе они создали работу, которая вполне отвечает интенции автора: «Я пытался сделать фильм про математика, но такого, который бы радикально отличался от привычных зрителю». Кстати, выходец из Советского Союза (он закончил Губкинский Институт нефти и газа) Френкель занимается тем, что буквально пытается поверить гармонию математикой, вот и фильм посвятил поиску математического выражения таким явлениям, как красота и любовь.