На Западе издается множество гуманитарных журналов, которые специализируются на отдельно взятых проблемах: феноменология, социология знания, исследования культуры и так далее. В России же критическая нехватка подобного рода периодики вынуждает редакции отказываться от специализации и освещать слишком большое количество тем. Главред философского журнала «Логос» Валерий Анашвили рассказал T&P о том, как его редакция справляется с этой задачей, почему новый дизайн издания должен привлечь более широкую аудиторию и какое отношение имеет к философии мультфильм «Южный парк».

— Первый вопрос будет в связи с редизайном журнала. Последние 10 лет журнал был с очень минималистичным дизайном и всегда черной обложкой. Как так получилось, что вы вдруг решили на 20-летие журнала «Логос» сделать радикальный редизайн?

— 2000-е годы были довольным эстетским временем, и наша черная обложка неплохо им соответствовала. Однако сейчас, как пошутил один из членов редколлегии «Логоса» Михаил Маяцкий, на фоне сгущающихся сумерек в нашем социально-политическом пространстве черная обложка рисковала просто слиться с пейзажем. Мы решили отказаться от черного и радикализировать образность. То есть мы решили сделать нашу обложку поярче, чтобы хотя бы как-то выделяться на этом мрачном фоне.

«Мы исходим из того, что научную методологию можно использовать применительно ко многим объектам, при этом мы стараемся удерживать тексты в рамках удобочитаемости и хорошего — насколько это возможно — литературного стиля»

Но если серьезно, то мотивы наши были вполне предсказуемы: если издание существует дольше, чем тот или иной исторический период, то дизайн журнала, созданный в один период, не должен переходить в следующий. Обложка журнала должна соотноситься с тем ветром и с той облачностью, которые присутствуют в интеллектуальной, социальной, политической атмосфере нашего времени. Респектабельный черный цвет становится сегодня не уместен, и читатель, взявший в руки журнал, может просто не воспринять такую обложку как что-то свое, подходящее его времени и контексту. Сейчас любое высказывание должно быть чуть менее респектабельным и чуть более яростным.

— Можно сказать, что в редизайне выразилось чувство времени членов редколлегии?

— Думаю да, мы хотели выразить то, как мы ощущаем эти перемены.

— Тогда почему Вы выбрали именно «Южный парк»? Ведь этот сериал не занимает больше того почетного места, закрепленного за ним еще лет пять назад. Можно сказать, что время «Южного парка» уже прошло, сегодня новые герои, новые сериалы, которые составляют «жизненный мир» поколения.

— Например?

— Мы все смотрели «Теорию Большого Взрыва» и ключевой сериал последних двух лет Mad Men.

— Да, согласен. Но мы выбрали именно «Южный Парк», потому что это наиболее полный и исчерпывающий сборник мемов, проблем и дискурсивных изгибов нашей эпохи. В каком-то смысле, этот сериал можно назвать учебным пособием по современности. И странным образом, при огромной зрительской популярности этого сериала (в фейсбуке на его странице, кажется, 45 миллионов лайков) в нашей стране не последовало никакой исследовательской реакции этого феномена. К сожалению, наши гуманитарии редко обращают внимание на такого рода явления в культуре. По мнению членов нашей редакции, это совершенно недопустимо. Мы просто решили восстановить историческую справедливость.

— Кроме редизайна изменилась и редакционная политика журнала. Если раньше можно было увидеть «Логос», посвященный античной философии или проблеме перевода, то сейчас, с изменением рубрикации, сложно себе это представить. Во-первых, больше нет одной темы. Во втором номере мы видим блок текстов, посвященных революции, другой блок текстов о «Южном парке» и небольшой блок текстов, посвященных социальным медиа. Вы хотите привлечь новую аудиторию?

— Да, такое желание есть. Важно заметить, что даже когда тексты сконструированы изнутри той или иной сложной дисциплины и невозможно избежать использования специальных терминов, мы просим авторов писать максимально ясно и доходчиво. Мы не хотим делать вид, что мы высоколобое издание, птичий язык которого доступен лишь избранным. Хотя по факту мы все равно остаемся не массовым изданием. Однако мы исходим из того, что научную методологию можно использовать применительно ко многим объектам, при этом мы стараемся удерживать тексты в рамках удобочитаемости и хорошего — насколько это возможно — литературного стиля.

Я бы сделал акцент на том, что мы хотим привлечь различную аудиторию. Монотемность была какое-то время для нас важна, она позволяет глубже проработать конкретную исследовательскую задачу. Но с другой стороны, если вас не интересует, например, античная философия, то посвященный ей номер «Логоса» окажется для вас бессмысленным набором букв и обреченно останется лежать на полке в магазине. Если в год таких невостребованных вами выпусков наберется 2 или 3, то читатель окончательно и бесповоротно потеряет интерес к изданию. Разнообразие тем позволяет привлечь разную аудиторию.

Валерий Анашвили: «Эта книжка отлично прочищает наши мозги, зашлакованные псевдоэкономическими «очевидностями».

Есть и еще одна проблема. Когда 20 лет назад мы создавали журнал, мы были студентами философского факультета и хотели делать журнал, который будет интересен прежде всего нам самим, так как в тот момент в отечественной периодике в области философии почти не было того, что можно было бы читать без умственного содрогания и брезгливости. Разумеется, оказалось, что мы не уникальны и таких, как мы довольно много — первые тиражи «Логоса» мгновенно раскупались 5 и 10-тысячными тиражами. Одновременно с «Логосом» в начале 90-х возникало много независимых проектов, из которых большинство, к сожалению, довольно быстро умерло. Это были журнал «Путь», «Ступени», «Круг» и еще с десяток изданий, о которых мы помним и скорбим. С того времени выжили только «Логос», «НЛО» и «Художественный журнал». И для меня это является большой проблемой, потому что если журналов в принципе мало, то существующие журналы вынуждены покрывать очень большое количество тем и исследовательских задач, что очень плохо сказывается на самих изданиях, так как мешает сконцентрироваться на отдельных узких нишах гуманитарного знания, так сказать, «специализируясь» на них.

Одна из причин отхода от монотематизма связана именно с необходимостью освещать более широкий спектр проблем из-за нехватки в нашей стране специализированной научной периодики. Ведь в нормальном, уважающем себя государстве с восемью сотнями вузов должно быть минимум пяток журналов по феноменологии (сейчас — один, «Топос»), семь по аналитической философии (у нас — снова один), пятнадцать по истории философии, четыре по социологии знания, восемь по исследованиям культуры и так далее. Ничего этого нет, в результате пять-шесть существующих журналов должны отдуваться за всех и покрывать огромные научные пространства, растягиваясь и утончая свой вес на единицу площади.

— Традиционно «Логос» читает достаточно небольшое количество человек, узкая интеллектуальная среда. Кто-то в редакционной переписке по поводу нового номера с Кенни на обложке написал: «Аудитория разделится на тех, кто решит, что это сапоги всмятку и тех, кто скажет, что это охренеть как круто (среди последних будут преимущественно те, кто знает «Южный парк», а они в данном конкретном случае интересуют нас куда больше тех, чье сердце начинает учащенно биться от слов феноменология и эпистемология)». Возникает вопрос, не теряете ли вы университетских интеллектуалов?

— Если есть люди, считающие, что тексты о «Южном парке» ниже их достоинства, поэтому они больше не будут читать наш журнал, то мне с ними не по дороге. Такие читатели нас не интересуют. Динамичный современный университетский интеллектуал, даже никогда не интересовавшийся явлениями массовой культуры, понимает, что научная методология может и должна быть применена к самым разным объектам, если есть необходимость эти объекты понять. Эти люди и являются нашей аудиторией.

Если вернуться к теме дизайна, то мы, конечно же, хотим вызвать и немного раздражения. У меня уже был опыт издания интеллектуального журнала, где был сделан сильный акцент на дизайне. В 1998 году я был главным редактором журнала «На посту. (Культура/искусство)». Это был такой журнал санитарии культуры и науки. В нем печатались рецензии на книги и выставки, а также научные статьи о разных явлениях культуры. Журнал оформляла одна из лучших студий того времени. И я помню, что уже тогда мне предъявляли претензии на тему того, зачем вообще делать такой красивый журнал, мол, умное издание для интеллектуалов не должно быть настолько изысканным. Нас десятилетия приучали к тому, что если журнал сделан на туалетной бумаге, то это для нас. Все плохо выглядит, макеты в лучшем случае сверстаны по правилам, все просто и без доли эстетства. Интеллектуалы настолько к этому привыкли, что любой отход от этих норм воспринимался как насилие над их личностью или как уход во что-то несерьезное. Мы же пытались от этого уйти, исходя из того, что хороший текст должен быть хорошо подан.

Три статьи из нового «Логоса», которые рекомендует Валерий Анашвили


Журнал «Логос» издается Институтом экономической политики имени Егора Гайдара.