Как средневековые мистерии отразились на истории рок-н-ролла, к какому музыкальному результату привели исследования в области математики и какое отношение имеет к панку теория Дарвина — об этом T&P рассказывают в обзоре знаменитых музыкантов, которые занимались наукой.

Стерлинг Моррисон, The Velvet Underground

Средневековая поэзия и рок-н-ролл

По словам сооснователя и постоянного гитариста группы Velvet Underground Стерлинга Моррисона, невозможно писать тексты песен, не обладая необходимым философским багажом, и с этим у его группы проблем не было. Судьба свела его с Лу Ридом в Сиракузском Университете, где Моррисон изучал английский язык и искусство, что отразилось на лирике группы: одна из самых известных их песен называлась «Венера в мехах», другая — в честь средневековой графини Леди Годивы, а композиция European Sun была посвящена поэту Дэльмору Шварцу. «Я воспринимал Velvet Underground как личный крестовый поход» — говорил Моррисон. В 1985 году уже после распада группы он защитил диссертацию о средневековом поэте Кюневульфе.

В то время как весь мир был охвачен психоделической революцией, музыка Velvet Underground сильно отличалась по форме и в выборе тем, таких как, например, героин и садомазохизм. Непривычный формат имели и аудиовизуальные выступления группы — хэппенинги, которые напоминали средневековые мистерии.

Стив Гудман, Kode9

Теория звука и дабстеп

Стив Гудман, известный меломанам как Kode9, теоретическими исследованиями занялся, еще будучи тинейджером: прослеживал связи между контркультурой битников и европейской литературой. В Уорикском университете он изучал философию, которая, однако, его не слишком захватывала, пока он не познакомился с рядом французских мыслителей.

В 2009 году издательство Массачусетского технологического университета (MIT Press) опубликовало его книгу «Звуковая война» (Sonic Warfare: Sound, Affect, and the Ecology of Fear), которая, по его словам, представляет собой попытку разработать мышление о теле и частотах в рамках вненаучного мировоззрения — на грани между наукой и культурой. В ней ему удалось свести воедино свои исследования конца 90-х по теме информационной войны и идеи, стоявшие за Hyperdub, когда тот был интернет-журналом, посвященным влиянию ямайской музыки на британский электронный андерграунд. Помимо этого, Гудман успевает еще и преподавать: на его академическом счету курсы по теории звука и медиапродакшну, в частности, о взаимосвязи звука и видео.

Несмотря на то что Kode9 — музыкант, а его научные исследования прямо касаются звука, к своей музыке он не подходит теоретически, четко противопоставляя для себя эти области и действуя так, будто ими заняты два разных человека. «Я преподаю, тут же уезжаю выступать, потом возвращаюсь и оцениваю работы студентов… Веду лейбл… Это трудно. Пытаясь все это уравновесить, я боюсь, что все развалится», — говорит Гудман, но тем не менее готовит продолжение книги, которое будет состоять из интервью с музыкантами, учеными, теоретиками, военными и рекламщиками.

Дэниел Снейт, Caribou

Математика и психоделическая электроника

Еще один музыкальный умник — Дэниел Снейт, автор проектов Manitoba, Caribou и Daphni. В нем удивительным образом уживается страсть к математике и чувственной электронике, причем оба увлечения появились не без помощи родителей. Именно отец, профессор математики, впервые привел его на занятия по фортепьяно. А после первой техно-вечеринки, на которой он побывал, Снейт подсоединил свой синтезатор к компьютеру и начал эксперименты по соединению техно и прог-рока. Тем не менее музыка продолжала оставаться для него только хобби до тех пор, пока он не встретил Кирана Хэбдена, выступающего под псевдонимом Four Tet, который помог ему заключить свой первый контракт.

Прямую связь между двумя этими увлечениями тяжело обнаружить. Ведь уровень абстракции его математических исследований настолько велик, что непосвященному человеку невозможно объяснить даже название его диссертации — «Сверхсходящиеся модулярные символы Зигеля». Конечно, Дэниел использует свои математические наклонности при создании музыки, поиске необходимого звучания, но гораздо важнее в ней, по его словам, эмоциональная связь с материалом и творческая интуиция.

Грег Граффин, Bad Religion

Эволюционная теория и панк-рок

Один из двух панков, получивших PhD — вокалист группы Descendents, биохимик. Третьим мог бы стать Декстер Холланд, который бросил аспирантуру по молекулярной биологии ради группы Offspring. Но самым известным является все же Грег Граффин, вокалист и автор текстов группы Bad Religion. То, что все три так или иначе связаны с биологией, не кажется простым совпадением, но социальный протест Граффина имеет под собой самую серьезную научную основу, ведь специализируется он на зоологии.

С самого начала Bad Religion отличало от других панк-групп не только использование вокальных гармоний, но и повышенная сложность текстов. В своих политических убеждениях и последовательном атеизме Грег всегда опирался на эволюционную теорию, поэтому совсем не удивляет, что его курс в Калифорнийском Университете включает в себя теорию Дарвина, естественный отбор и вымирание. Тема его диссертации — «Монизм, атеизм и натуралистическое воззрение: перспективы эволюционной биологии».

Грэм Даунс, The Verlaines

Музыковедение и экспериментальный рок

Мало кому известно, но Новая Зеландия была одной из самых интересных и плодовитых точек на музыкальной карте 80-х и 90-х. Изобретательные мелодии, пришедшие из музыки 60-х, сложные структуры, необычное звучание — все это характеризовало разнообразную новозеландскую музыку, как будто миновавшую повальное увлечение панком. Группа The Verlaines (да, «Верлены») — одни из тех, кто сильно повлиял на становление американской независимой сцены, а сердцем этого коллектива был Грэм Даунс. Классическое музыкальное образование не помешало его занятиям рок-музыкой, загоняя ее в рамки канона, как это обычно бывает, но напротив, заметно обогатило его творчество. В конце 80-х он временно оставил группу, чтобы закончить диссертацию, посвященную Густаву Малеру, но вскоре вернулся, чтобы выпустить новый альбом.

Сейчас Даунс снова записывается с Verlaines, продолжает исследования творчества Малера и Шостаковича и читает курс по необычной дисциплине — современному музыкальному выступлению и написанию музыкальной лирики. Но главное, что большую часть времени он отдает работе с начинающими музыкантами.