Еще один способ получать знания и навыки — это устроиться на стажировку в профильную компанию. Чем занимаются такие интерны: приносят кофе или получают реальный практический опыт работы? Платят ли за это деньги и есть ли смысл тратить свое время? На эти и другие вопросы «Теории и практики» отвечают каждую неделю. Анастасия Лихачева уехала смотреть на библиотеки Гарварда и наслаждаться осенними видами Новой Англии.

Анастасия Лихачева

Род занятий: аспирант.

Место стажировки: Центр российских и евразийских исследований.

Город: Гарвард.

Срок стажировки: 6 месяцев.

Обязанности: проведение научной работы.

Место


С сентября я прохожу стажировку для аспирантов в Дэвис-центре российских и евразийских исследований Гарвардского университета. Название моего исследовательского проекта совпадает с темой диссертации: «Дефицит воды как структурный фактор современных международных отношений».

Обязанности


Моя позиция в Центре называется приглашенный исследователь — Visiting fellow. Это предполагает большую свободу в планировании своего графика. С утра — работа в центре, днем обычно посещение одного или нескольких круглых столов, лекций, семинаров, вечером работа в библиотеке или возвращаюсь в кабинет и работаю с имеющимся материалом. Это самое общее описание: иногда можно провести в библиотеке весь день, а бывает, что не открываешь ни одной книжки — когда сразу несколько отличных выступлений и лекций, или же тебе удалось договориться о консультации с профессором, чью фамилию ты раньше только читал.

Мои непосредственные обязательства по итогам стажировки — презентация одного из кейсов моей диссертации на семинаре нашего Центра. Мне предстоит делать доклад в рабочей группе по Средней Азии и Кавказу, на тему «Водная проблема Средней Азии: роли России, Китая и Ирана». Это должно быть примерно часовое выступление с презентацией самого исследования и его основных результатов. Помимо этого мне предложили подготовить еще одно выступление в Школе Кеннеди, которая также входит в Гарвард — уже в рамках непосредственно рабочей группы по водным проблемам.

Ну и есть еще одна часть дня, которая регулярная, но не менее приятная от этого — дорога до университета и из него. Во-первых, осень в Новой Англии невероятно красивая, природа устраивает настоящее показательное выступление. Во-вторых, Кембридж — райское место. И Гарвард, и Массачусетский технологический расположены в правильном месте. Или сделали это место правильным. Красный кирпич, особняки, одноэтажный пригороды (вообще деление на город Бостон, город Кембридж и пригороды Кембриджа по меркам Москвы смехотворно условно — все вместе и все связано общим транспортом). Книжные магазины, музеи, рестораны, бесконечные мероприятия и встречи. И атмосфера, и зеленые газоны, вековые деревья (мы смеемся над отсутствием истории у Америки в сравнении с нашей, но деревья у них выглядят весьма внушительно). Мне очень нравится двор Гарварда: невысокие дома из красного кирпича, зелень, дорожки, студенты, очень внушительное здание библиотеки (ты ходишь мимо нее и понимаешь, что это самая большая и лучшая университетская библиотека в мире). И каждый раз когда идешь в офис одна из этих мыслей у тебя нет-нет, да и мелькнет.

Библиотека


Меня поразило знакомство и работа с Гарвардскими библиотеками. Их тут несколько, библиотека юридической школы, библиотека дизайна, национальные библиотеки по языкам и регионам, медицинские библиотеки и бизнес-бибилиотеки. Но есть самая главная — Вайднер. Она находится в красивом здании в Гарвард-ярде, с лестницей и колоннами. Когда я первый раз туда попала, то решила просто осмотреться, зашла в три читальных зала, оценила парадную лестницу (в стиле Ленинки) и в общем не поняла, ни где эти легендарные 10 этажей, ни в чем вообще суть. Но на следующий день пошла на экскурсию: местный библиотекарь, довольно древнего вида, с быстрой речью, бородкой и рюкзаком проводит ориентацию: а именно, показывает всем желающим (у кого есть гарвардское удостоверение), как устроена библиотека и какими катакомбами куда ходить. Оказывается, что три читальных зала — это просто передняя библиотеки, а надо пройти налево от парадной лестницы, в комнату вроде рецепции, еще раз приложить пропуск и пройти к лифтам. И там уже выбрать один из десяти этажей.

Еще есть библиотека Пьюзи — это бункер на три этажа под землей, куда попадаешь, пройдя по минус четвертому этажу. Там кстати собрана основная коллекция по моей воде. А еще на минус первом этаже этой Пьюзи (уже получается минус пятый) находятся архивы открытого доступа. Однажды я встретила студента из моего центра, так ему в качестве домашнего задания задали изучить статистику морской торговли Российской Империи 1836-39 гг. Ну он так спокойненько в полдевятого вечера пришел в библиотеку, спустился на пять этажей под землю и взял статистический справочники российской империи за эти годы. Потом отсканировал и поставил на место. Но я была поражена другим. Так как справочники такие там по многим странам, на этом этаже шкафы плотно утрамбованы. Чтобы пройти к книгам, надо нажать кнопку, и шкафы разъезжаютс — все они подключены электронным рельсам. Я, правда, сразу представила, что если бы кто то решил снять академический фильм ужасов, то задавить героя книжными шкафами было бы очень эффектно. Они действительно съезжаются один к другому вплотную. И шкафы от пола до потолка заполнены толстыми книгами. Кстати, надо отдать должное, Российская империя печатала свои справочники на хорошей, имперской прямо бумаге и в красивом формате — у Бельгии, которая стояла напротив, все было весьма скромненько.

Особый шик в том, что большую часть самых новых книг не размещают на полках, а передают в депозитарий (он огромен), и ты можешь прямо на сайте заказать нужную книжку, указать, в каком месте тебе удобнее ее получить и на следующий день тебе придет письмо, что твой заказ готов к получению. Сдать можно также в любой гарвардской библиотеке (их только в Кембридже больше 10). В самой библиотеке повсюду стоят компьютеры, с которых также можно искать нужные книги. Хотя дело обычно проходит так: подходишь за одной книгой, а там весь шкаф по твоей теме. Так что и по полу приходится поползать и на тумбочку забираться.

Корпоративная культура


Для всех сотрудников и новых исследователей в начале учебного года организуется знакомство в неформальном варианте. Но самое главное правило здесь — общайся, находи интересных людей, представляй свои идеи, критикуй чужие. На это работают все центры и рабочие группы. Весь сентябрь устраиваются презентации — так называемые receptions, ими же завершаются важные круглые столы и выступления. На таких мероприятиях действует забавная практика — на входе ты пишешь свое имя на бумажке и приклеиваешь на одежду: так знакомят полупринудительно даже злостных интровертов.

В нашем Центре такие мероприятия проводятся с завидной регулярностью, в том числе в формате барбекю дома у директора центра — Александры Вакру. Все это проходит действительно неформально, весело и, что приятно, вкусно. Это позволяет очень быстро интегрироваться в среду, находить и встречать новых людей. Даже самые именитые профессора находят время хотя бы на часть таких встреч. По сути, общение здесь — это часть работы.

И общий принцип в отношениях между коллегами как внутри одного центра, так и всех гарвардских структур, — открытость. На большинстве мероприятий стоит пометка, что приглашаются все желающие, и это действительно так (им может не хватить места, если выступает, например, бывший премьер-министр Сингапура, но это уже издержки того. что многие мероприятия действительно уникальные, а спикеры очень интересные). Помимо налаживания связей в этом есть и большая профессиональная польза — ты не замыкаешься в своей теме, знакомишься с новыми методами, которые могут быть оригинально применены и в твоем исследовании.

В рамках моей темы я себя чувствовала абсолютно комфортно, практически на второй неделе начала посещать круглые столы рабочей группы по водным проблемам, и через пару недель мне предложили выступить у них уже со своим семинаром. Хотя конечно встречать людей, статьи которых еще весной переводил для кандидатского минимума «как новое слово в науке» весьма волнительно.

Определенное время требуется, чтобы адаптироваться к тому, что вокруг происходит так много всего интересного и научиться выбирать то, что нужно именно тебе, ведь время ограниченно, и к концу стажировки начинаешь это особенно сильно понимать.

Как попасть


Путь к этой стажировке был очень долгий: еще когда в 2009 я выбирала куда поступать в магистратуру, узнала что на факультете мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ у аспирантов есть возможность стажироваться в Стэнфорде и Гарварде. Точного плана пойти в аспирантуру еще тогда не было и в помине, но где-то на подкорке мысль видимо отпечаталась. В середине 1 курса магистратуры я начала совмещенно работать в исследовательском центре при факультете, постепенно все больше включаясь в научную работу. Спустя два года решение поступать в аспирантуру пришло уже само, и вот тут я и озаботилась стажировкой. Программа открыта на конкурсной основе для всех аспирантов факультета, и два человека могут поехать на весенний или осенний семестр на такую стажировку. Программа регулярная, сейчас, насколько я знаю, как раз открыт новый этап набора, на весну.

При отборе на стажировку самое важное — понимать, зачем тебе это нужно, и конечно, нужно показаться какие-то заслуги перед научным отечеством: активное участие в конференциях, публикации, участие в анучных проектах факультета, наработанный материал по диссертации. Знание английского не должно вызывать вопросов.

Бонусы


В случае с Гарвардом самым приятным условием было то, что за эту стажировку не надо платить. В нашем университете действует программа грантов для студентов и аспирантов, участвующих в международных программах обмена, где также на конкурсной основе можно получить финансирование. Для конкурса надо представить подтверждение от принимающей стороны, заявку с обоснованием и смету расходов. В моем случае потребовался также детальный план стажировки. В результате расходы на перелет и жилье мне покрыл университет.

Планы


Сейчас о возможности остаться речь не идет: средний конкурс на место постдока в моем центре — 150 человек на место, а уж попасть на постоянную работу в штат — отдельная история, которая требует качественно другого и более глубокого опыта и исследователя, и преподавателя. Я вернусь в Россию в конце декабря и буду готовить диссертацию к защите. Как таковых преимуществ для прошедших стажировку Гарвард не предоставляет, но в будущем, если созреют амбициозные планы, полученный опыт и понимание местной системы будут полезны.

Стажировка сыграла огромную роль в понимании, как может и должна выглядеть академическая карьера, какие возможности это дает. Погружение в систему образования. которая устойчиво развивается уже не одну сотню лет, конечно, расширяет кругозор. Грубо говоря, я понимаю, что из Гарварда уеду с другим масштабом мышления. Здесь ощущение, что границ нет — постоянный компонент атмосферы.

Планы на данный момент среднесрочные: подготовка нескольких статей по материалам, наработанным за время стажировки и презентация их на междуанродных конференциях и, самое главное, защита диссертации.