Перед каждым человеком, который не верит в загробную жизнь, рано или поздно встает вопрос о дальнейшей судьбе его тела после смерти. Изучив альтернативные способы отправиться в мир иной, «Теории и практики» публикуют инструкцию о том, как пожертвовать свое тело науке.

Что делать с человеческим телом, после того как его покинула жизнь — вопрос практически ископаемый. Принято считать, что первые осмысленные манипуляции над мертвыми придумали делать неандертальцы примерно 130 тысяч лет назад. Они щедро осыпали усопших охрой, опускали в тесные могилы и напоследок одаривали покойных костями хищных животных. У homo sapiens ритуальные захоронения вошли в моду с началом верхнего палеолита и с тех пор навсегда въелись в каркас человеческой культуры. Могильные поля палеолита постепенно трансформировались в мегалитические сооружения, превращались в усыпальницы, разрастались до уровня пирамид.

С ходом истории цивилизации совершенствовали свое умение распоряжаться мертвыми, придумывая варианты на любой вкус: от погребения и кремации до небесного подношения трупа горным стервятникам. Обряды помогали отошедшему в иную реальность обрести покой и давали гарантию живым, что, когда случится неминуемое, с ними обойдутся так же. Механика погребения способствовала развитию примитивного религиозного сознания, которое замещало биологический процесс остановки жизнедеятельности организма карнавалом метафизической телепортации.

Равновесие с посторонним миром нарушил Ренессанс. Эпоха Возрождения и ее устремленный вглубь человека взгляд вырвал смерть из дурмана трансцендентности и сделал объектом научного познания. Следуя по исключительным даже для Древней Греции стопам Гирофила и Эрасистрата, европейские медики во главе с Андреасом Везалием хотели знать о человеческом теле все, и вскрытие грудной клетки стало для них главным инструментом исследования. Большинство трупов Везалий и его последователи бессовестно забирали из свежих могил без оглядки на религиозные предрассудки, и именно на этом фундаменте возникла научная анатомия.

После того как скрупулезное изучение останков распространилось повсеместно, церковь разрешила использовать для вскрытия тех, кто и так бы горел в аду — преступников и еретиков. Еще немного времени и анатомические театры превратились в одну из главных примет эпохи. Герои Мольера звали туда на свидания возлюбленных, лучшие художники барокко писали групповые портреты медиков, собравшихся вокруг вспоротых кишок, и даже в дремучей России в конце концов появилась своя кунсткамера. С течением времени информация о строении человеческого тела становилась все более точной и релевантной. Научная революция, развитие медицины и биология сделали труп ценным источником знаний, и теперь живых спасают благодаря мертвым.

Процесс передачи своего тела именно науке в России законодательно никак не регламентирован, поэтому для того, чтобы осуществить свой благородный порыв, придется напрячься

Так, у вопроса о том, что делать со своим телом после смерти, стало на несколько ответов больше. У рационального человека, чей разум равнодушен к обрядам или вере в загробную жизнь, есть реальная альтернатива могиле или огню: послужить материалом для научных исследований или стать донором органов. Посмертно завещать части своего тела системе здравоохранения в России — задача элементарная. Согласно действующему законодательству в нашей стране действует частичная презумпция согласия на пересадку органов. Поэтому, если умирающий или его родственники не озаботились отказом на изъятие — здоровые органы попадут к тем, кто годами стоит в бесконечной очереди на трансплантацию. Процесс передачи своего тела именно науке в России законодательно никак не регламентирован, поэтому для того, чтобы осуществить свой благородный порыв, придется напрячься.

Сначала следует разобраться, кому и куда завещать свои драгоценные останки. Самый очевидный вариант — медицинские вузы. Кадавры, то есть мертвые тела, предназначенные для уроков анатомии и последующей шлифовки мастерства, необходимы для обучения в большом количестве. В крупных городах у учебных заведений процесс добычи трупов поставлен на поток, а главным источником материала становятся граждане без определенного места жительства или просто не идентифицированные в морге личности. Впрочем, нормальные мертвые люди, здоровые или с определенным патологиями, могут так же заинтересовать отдельные факультеты, если точно знать их специфику и договориться заранее.

Хороший труп пригодится не только студентам. Практикующим хирургам так же необходимо тренировать навык. Поэтому если медицинские вузы в ареале вашего проживания отказываются принять окоченевший дар или попросту отсутствуют, то логично будет переключиться на поиск больницы и госпиталя, которым иногда ввиду отсутствия собственного материала могут быть полезны покойники-добровольцы.

В крупных городах у учебных заведений процесс добычи трупов поставлен на поток, а главным источником материала становятся граждане без определенного места жительства или просто не идентифицированные в морге личности

Следующий вариант — научно-исследовательские институты. На этом уровне игры в жмурки труп может оказаться важной частью исследования или даже подтолкнуть вперед прогресс. Как, например, это случилось в 1956 году с жительницей США Генриеттой Лэкс, чьи клетки после смерти от злокачественной опухоли шейки матки не только получили собственное имя HeLa, но и превратились в важнейший инструмент изучения рака, вирусов, клонирования, искусственного оплодотворения и даже последствий радиации. Клетки HeLa живут и выращиваются до сих пор, а их общий вес в истории науки исчисляется тоннами. Для того чтобы попасть в эту категорию будущему мертвецу необходимо отличаться уникальным медицинским случаем, но и пользы от этого будет несоизмеримо больше.

Оставить свое тело науке — до сих пор удел маргиналов. Среди тех, кто добровольно завещал себя будущему не так много больших имен. Например, известная коллекция института мозга человека им. Бехтеревой, где хранятся извилины Ленина, Маяковского, Сталина, Горького, Ландау и прочих советских гениев была собрана без всякой на то воли усопших. Из знаковых исторических личностей все еще выделяется решение Альберта Эйнштейна оставить науке мозг, а среди живых неофитов интересно видеть имя Оззи Осборна, который с особым удовольствием согласился передать свое видавшие виды тело науке. В России же процесс усложняется отсутствием очевидной процедуры. Например, в США без проблем можно пожертвовать себя организации, а в Великобритании — даже завещать отдельно мозг на специальном сайте.

В России, как и в большинстве развитых стран, человеческое тело и его органы не могут быть предметом договора, поэтому желание стать топливом для прогресса, как и любая высшая цель, будет безвозмездным

Неразбериху с организационной стороной вопроса может помочь решить приказ Министерства здравоохранения и социального развития и Российской академии медицинских наук, где размещены перечни учреждений здравоохранения, осуществляющих забор, заготовку и трансплантацию органов. Среди прочих в списке значатся известные госпитали вроде Бурденко, академии Сеченова, научного центра хирургии РАМН и прочие ведомства — всего около 60 организаций в различных субъектах Федерации, которые должны быть готовы получить в свое распоряжения мертвеца, мечтающего служить науке.

После того как проблема с выбором места решена, нужно обязательно озаботиться составлением завещания. Лучше всего написать волеизъявление умершего, уделив основное внимание пятой статье Федерального закона «О погребении и похоронном деле», где указать конкретное лицо или организацию, ответственных за ваше посмертное желание, а потом закрепить подписью и заверить у нотариуса. Напоследок стоит заметить, что в России, как и в большинстве развитых стран, человеческое тело и его органы не могут быть предметом договора, поэтому желание стать топливом для прогресса, как и любая высшая цель, будет безвозмездным.