Реставратор, переводчик художественной литературы и иллюстратор — «Теории и практики» совместно с Bookmate рассказывают о профессиях, которые имеют непосредственное отношение к книжному делу. Директор школы реставрации книг и рукописей «Раритет» Азарий Брызгалов рассказал «Теориям и практикам» об индивидуальном подходе к книгам, учебниках физики девятнадцатого века и образовании для реставраторов.

«Профессия реставратора была и будет востребована»


Книга — уникальный объект, потому что в ее оформлении используются абсолютно все материалы (кожа, картон, кости мамонта) и виды искусств: вплоть до музыки и парфюмерии. Для книг делают специальные духи, чтобы они десятилетиями хорошо пахли. Поэтому за двадцать лет «Раритет» оброс собственными небольшими участками производства. Мы сами занимаемся литьем материалов, проводим столярные работы.

Сейчас с нами работают около двадцати мастеров, но эта цифра периодически меняется. Мы занимаемся не только реставрацией, но и научной деятельностью. Не так давно мы чисто случайно обратили внимание на отношение детей к старым книгам. Например, между учебником физики девятнадцатого века с черно-белыми картинками и современной детской книжкой, ребенок, не умеющий читать, выбирает учебник физики. Это объясняется тем, что в девятнадцатом веке над книгой работало сразу несколько мастеров: и печатник, и редактор, и корректор и, самое главное, художник. Если мы абстрагируемся от текста, прищуримся и посмотрим на книгу как на визуальный образ, мы увидим приятную картинку. Но современная книга вызывает лишь неприятные ощущения.

Профессия реставратора была и будет востребована всегда потому, что мы занимаемся сохранением знаний — которых, к сожалению, раньше было больше, чем сейчас. Судя по общему уровню образования в мире, компьютер абсолютно не пригоден для того, чтобы заставлять мозги работать.

«Бессмысленно выпускать книги с отсканированными иллюстрациями»


Когда книги начали печатать офсетом, произошел ощутимый спад интереса к чтению. Наш мозг хочет воспринимать картинку, а не плоское изображение. Сейчас мы разработали такую технологию, которая позволяет в точности воспроизводить старые иллюстрации на офортных станках. Офсетная печать делает изображения мертвыми и плоскими. Поэтому бессмысленно выпускать книги с отсканированными иллюстрациями. Они становятся некрасивыми.

Конечно, офсетом типография может напечатать любую картинку и получить моментальную прибыль. Но если ты хочешь развиваться, не стоит рассчитывать на быстрый заработок. Хорошо сделанная типографская книжка будет стоить в магазине около одной тысячи рублей, а книжка ручной работы — от пяти-шести тысяч. Но типография, конечно, не выживет, если она будет делать такие книги.

Мы реставрируем преимущественно книги XVII-XIX веков — но встречаются как более древние, так и современные вещи. Бывает, что нам приносят съеденную собакой книгу, которая продается во всех магазинах, и просят ее отреставрировать, потому что она очень дорога хозяину. Нередко люди находят в букинистических магазинах старые учебники, и приносят нам, чтоб потом учить по ним детей. Библиотеки всегда просят, чтобы реставрация всегда была видна вне зависимости от книги. Если листы желтоваты, их надо отбелить. Частные клиенты, наоборот, хотят, чтобы отреставрированная книга была максимально похожа на оригинал.

«Быть художником необходимо»


В девятнадцатом веке ощущение красоты прививалось с детства. Однажды мы реставрировали старые записи, и нам попалось очень требовательное письмо 1862 года. Крестьянин из Владимирской области пишет на фабрику австрийских кос. Жалуется, что они на две недели задержали поставку двух полотен для косы. На этом же листе были зарисовки — сундук и еще какие-то хозяйственные сюжеты. То есть всего два века назад люди в рабочем порядке зарисовывали свои вещи.

Мы изучаем историю человечества исключительно по художественным работам. Когда историк пишет свою монографию, он рассматривает произведения искусства определенного времени и делает выводы. Поэтому главная задача художника — исследовать нечто и показать людям. Если художник пренебрегает этим принципом и выставляет на показ свое я, у него ничего не получится.

Два месяца назад мы открыли выставку на ВДНХ, которую назвали «Павильон искусства». Сейчас там можно увидеть рабочее оборудование для реставрации, переплетный и офортный станки и старинную типографскую камеру. С помощью разных объектов и инсталляций мы объясняем, что для того, чтобы быть художником, не обязательно уметь рисовать, но быть художником необходимо. Сегодня слово «искусство», особенно «современное», стало ругательным. Есть мнение, что можно взять, скажем, палку, прибить к ней банку и заявить, что ты художник. На самом деле, если прибить банку к палке и назвать эту работу «Не удалось найти концепцию», это уже будет искусством.

«Каждый дизайнер норовит свое я перенести на книгу»


Чтобы быть профессионалом в любой области, нужно иметь общее образование. Если ты смотришь на проблему только с одной стороны, ты ничего сделать не сможешь. Мы берем на работу тех, кто с детства занимается рукоделием, потому что тактильные ощущения при работе с материалом должны накапливаться всю жизнь. За полгода этому не научишься. Еще в девяностые мы отказались от дизайнеров, потому что каждый дизайнер норовит свое я перенести на книгу. Таким людям важнее собрать портфолио, а не сделать хорошую вещь. В процессе работы над книгой мастер должен думать о том, как она будет смотреться на полке, приятно ли ее будет читать. У книги есть корешок, обложка, форзац. Все это должно привлекать внимание, а не раздражать.

Каждая книга требует от реставратора индивидуального подхода. Поэтому у наших мастеров за два-три года работы совершенно меняется образ мышления. Каждый день они решают новые задачи. Кроме того, реставратор имеет дело со старыми книгами, — и невозможно, если ты обладаешь пытливым умом, туда не заглянуть. Как правило, в этих книгах встречается та информация, за которой ты сам вряд ли пошел бы в библиотеку.

Сейчас образование нацелено только на то, чтобы быстро сжечь себя в погоне за прибылью. На самом деле не так важно, получил ты образование или нет. Важно, куда ты потом пойдешь и каких людей встретишь в своей жизни.