T&P поговорили с Сирилом Дювалем про акционизм, редакторов-провидцев и Гомера Симпсона.

Я сначала спрошу, как дела, просто.

О, хорошо. Скоро в Германию поеду, в Берлин на два месяца. Мы с Брюсом Лабрюсом начинаем новый проект.

И давно вы с Брюсом Лабрюсом знакомы?

Довольно-таки, мы пять лет назад работали вместе в Японии, когда я там жил. Он сюда приезжал же месяц назад, показывал свой новый фильм, да? И как его тут приняли?

Да, показывал. Те 12 человек, которые были в зале, приняли фильм, конечно, хорошо.

(Смеется) Ну Брюс немного нервничал перед показом в России, тут с гомосексуалистами иногда недобро обходятся.

Да, чего уж там, даже на сайте у нас сейчас висит баннер журнала Esquire, на котором записаны правила жизни Гомер Симпсона: «люблю, чтобы пиво было холодным, телевизор работал громко, а гомосексуалисты горели в аду».

Кстати, про Симпсонов: видели интро, которое сделал Бэнкси для мультфильма? Там все начинается, как обычно: Барт на скейте, завод — а потом мы спускаемся под землю, и там куча китайцев делает игрушки, футболки, DVD, и над всем этим в конце встает логотип 20th Century Fox. Не знаю, как он это сделал, но это гениально.

Ну это твоя тема — критика глобальных брендов. Раз мы заговорили про Бэнкси, можно и про искусство поговорить. Что такое альтермодернизм?

Ничего себе поворот. Так, если нужна моя интерпретация, то есть такой французский куратор Николя Буррио, он в прошлом году сделал выставку в галерее Тейт, в которой объяснил, что это такое. Это один из способов понять, что сейчас начнет происходить с искусством. В общем-то, это попытка ответа на то, что считалось искусством в 80-е. Я пытаюсь в данном случае понять значение слова «альтер»: так вот, оно скорее значит «за пределами», чем «следующий после». Работы Мэттью Барни — это то, как я понимаю слово «альтер».

Альтермодернизм – попытка искусства сопротивляться глобальной стандартизации. В общем смысле – то, что приходит на смену постмодернизму.

Ты можешь выделить основные направления развития актуального искусства?

Кризис и его последствия: спад в экономике подчистил искусство. Раньше арт-рынок заигрывал с цинизмом и консьюмеризмом, блеском, но этот период закончился. Сейчас в искусстве, как и в моде, полюбили более сдержанные способы выражения. Больше не здорово притворяться, что ты богатый. Мой друг Теренс Кох раньше с ног до головы ходил обвешанный брендами, теперь выглядит, как монах. Хороший пример адаптации. Галереи себя также ведут, все скромнее и скромнее.

И что это должно значить для художников?

Тяжелее им приходится. Раньше, в этом денежном пузыре, продавалось и выставлялось так много плохих работ. Сейчас меньше дребедени.

А с уличным искусством что происходит? Я почему спрашиваю: недавно вышла статья в NYTimes про московский стрит-арт. Сразу открылась выставка в Artplay. Какой-то переполох, и никто не понимает, по какому, собственно, поводу.

Одна из коллекционных игрушек KAWS.

Не думаю, что стрит-арт как-то вписывается в тенденцию сдержанности и в общий для искусства контекст: он же всегда сам по себе, никому не подчиняется. Мне кажется, уличное искусство не очень совместимо с галереями и выставлять его странно. Оно принадлежит территории, на которой уличные художники работают, часто подтекст у него политический. Вставлять его в рамку и вешать на стену странно. По-моему, уличным художникам можно ориентироваться на масс-маркет и делать дизайнерские проекты. KAWS, звезда нью-йоркского стрит-арта, начал делать коллекционные игрушки в Японии, и у него отличный стиль.

А про акционизм что думаешь?

Да, думаю, искусство перформанса сейчас переживает бум, как в 70-х, в России, в Нью-Йорке. Недавно была большая выставка Марины Абрамович, а она, супер-звезда перформанса, только сейчас заработала и деньги, и статус. Ее последний перформанс The Artist is Present в MoMA, где она сидела за столом 3 месяца, и люди в очереди стояли по 12 часов, как на Далай-ламу посмотреть. А у нее — ни эмоции. Я не пошел, я бы не смог так долго в глаза ей смотреть. Акционизм вернулся на сцену, еще более провокативный и экспериментальный, чем в 70-е. И, опять же, по моему мнению, не без помощи кризиса: чем висеть на стенах в галерее и ждать покупки, лучше что-то делать. Мы год назад делали лекцию в Москве, это был перформанс. Акция — крайняя форма искусства, высшая из форм. Я люблю Криса Бердена, Мэттью Барни, и себя отношу к перформансистам. Очень много о себе понимаешь, когда все это делаешь. Я не очень себя уверенно чувствую в этом виде искусства, но ужасно его люблю.

Любимый музей Дюваля – [DeMenil](http://www.menil.org/about/JohnandDominiqueInDepth.php), небольшой музей в Хьюстоне, США. Сирил посетил его в день избрания Барака Обамы, но впечатлен был не поэтому. Особенно рекомендует [коллекцию сюрреалистов](http://www.menil.org/collection/dadasurrealism2.php) и [часовню Ротко](http://www.menil.org/visit/rothko.php) с черными картинами.

Ты еще журналы любишь, а меня давно интересует, зачем нужны журналы об искусстве.

Тут такая ситуация. Последние пару лет блоги сделали регулярные журналы, особенно модные журналы, нерелевантными тому, что вокруг происходит. Открываешь журнал, и видишь, что тебе на страницах показывают то, что уже показали во всех блогах, куда новинки попадают мгновенно.

Поэтому у редакторов появилась совершенно другая задача: стать провидцем. Блоги отслеживают тренды лучше, а редакторам, особенно в журналах об искусстве, которые выходят два раза в год, нужно реально уметь предсказывать, что будет через полгода, думать на полгода вперед. Это ответственность за то, что через полгода произойдет. Это уже больше похоже на работу куратора. Журналы вроде 032c, Pin-up на полкорпуса впереди остальных изданий, они выживут. В частности потому, что на этом уровне видна разница между профессиональной и моментальной журналистикой. Все блоггеры, а профессионалы — не все.

А теперь давай про книги, напоследок? Книги про искусство меня интересуют, главным образом, порекомендуй три.

[Купить](http://www.amazon.com/Fluxus-Codex-Jon-Hendricks/dp/0810909200) Сирилу книгу на Рождество на Amazon.com и оставить себе.

Я не большой любитель читать книги про искусство, скорее — смотреть. Я воспринимаю визуальную информацию лучше всего, так что и книги у меня с картинками, я их выбираю за качество изображения.

Очень хочу, чтобы кто-нибудь мне купил одну книгу, издание 90-х годов на ebay стоит $200, она размером с телефонный справочник, называется Fluxus Codex, про арт-движение 60-х Fluxus, очень вдохновляет. Это каталог всех картин, когда-либо нарисованных участниками движения, всех перформансов. Они же немного дадаисты, не могу их не любить.

Еще есть книга Fischli&Weiss, двух швейцарских художников, большая черная, ни одного комментария — авторская подборка рекламных плакатов. И, конечно, Колхаса надо почитать, S,M,L,XL. У меня ее нет, но будет, она обязательно должна у меня быть. Вот там много текста, книга-убийца — 1300 страниц картинок, дневников, манифестов.