Вчера Гете-институт и издательский дом «НЛО» устраивали обсуждение о журналистике будущего. Хотя собеседники говорили о разном, Леонид Парфенов посчитал мнение своего оппонента, Матиаса Блуменкрона, академичным, настоящее в ФРГ — стабильным, а будущее немецкой журналистики — предсказуемым. Дискуссия сложилась вокруг трех основных тем.

©1tv.ru

Общественное мнение

Матиас Блуменкрон начал журналистскую деятельность в интернете. Сначала был шеф-редактором [Spiegel Online](http://www.spiegel.de/).

Базовые ценности журналистики можно сравнить с конституцией. Журналистику ограничивает только уголовный кодекс. Но это в идеале. На деле различия между СМИ в России и Германии начинаются уже с отношения к профессии: Блуменкрон приехал из страны, в которой журналист за неудачу может поплатиться работой, в России ценой работы журналиста может быть жизнь.

  • Блуменкрон: «В журналистике нет кризиса: наоборот, никогда раньше не было такого интереса к сми. Аудитория хорошо образованна, требовательна, а журналисты становятся быстрее и критичнее».

Есть сложности: все изменилось — надо больше напрягаться, быть внимательнее и уметь обращаться с разными формами информации: звуком, видео, текстом. Редакции сегодня — экспериментальные лаборатории.

Пресса частично формирует общественное мнение, но не учит, а дает информацию. Пресса — зеркало того, что происходит в обществе. Но это в ФРГ, а в России формировать общественное мнение сейчас очень легко.

  • Парфенов: «На Западе пресса держится на фигурах журналистов. В России СМИ обходятся без них. Редкие исключения, как Лошак или Кашин, больше присутствуют в интернете.»

Блогосфера убьет журналистику

Журналистике вредят компании вроде Google и Apple, потому что забирают рекламодателей и читателей и формируют отношение к журналистике как к продукту.

В течение всей дискуссии публика допытывалась, кто же кого убьет. Ответ: никто. Когда было немое кино, говорили, что фильмы умрут со звуком. Блоги дополняют прессу, это хорошая конкуренция СМИ. У журналистики и блогов общая цель — чтобы люди обменивались мнениями, без этого нет прогресса.

В Америке развита блогосфера и мелкая публицистика, потому что традиционным СМИ там не доверяют. Поэтому блоги и жж популярны и в России: нет альтернативного источника информации. Блогеры и интернет-сообщества составляют гражданское общество в России. Интернет — гарант развития свободы слова.

Гаджеты vs бумага — всего лишь маргинальное различие. Журналистика должна быть там, где ее ждут и читают, будь то тачпед или газета.

Про будущее

В журналистике невозможно делать прогнозы, например, предсказать, когда выйдет последний печатный номер Шпигель или что будет в 2020-м. Да и как думать о будущем, когда в заголовках слишком много настоящего, в стране нет ни одного общенационального журнала, а тиражи качественной прессы меньше, чем в Польше. От телевидения ждать тоже нечего. Вывод: в России все происходит по принципу «сначала извержение, потом жертвы» — пока не изменится ситуация, не изменится журналистика.

  • Блуменкрон: «Журналистика — не просто публикация источников. В журналах не пишут только то, что хочет читатель. Журналист оценивает и анализирует то, на что у читателя нет времени или доступа. Будущее профессиональной журналистики — в аналитике. Превосходство профессионалов над любителями будет всегда».

В будущем наверняка изменится мораль: что дозволено, а что нет. Но уже сейчас есть тенденция к повышению степени дозволенности.

Наконец, нельзя говорить о будущем без настоящего — без свободного общества и свободной журналистики. Уже поэтому у России и Германии очень разное будущее.