Стюарт Бранд — один из ключевых мыслителей шестидесятых, в свое время примиривший экологию с прогрессивными технологиями. Именно его книгу «Каталог всей Земли» Стив Джобс называл библией поколения. В условиях, когда стремительное ухудшение экологии в ближайшие двадцать лет может спровоцировать шокирующие социальные катастрофы, Бранд изложил свои прагматичные идеи по спасению планеты в книге «Порядок всей Земли», где затронул табуированные для многих экологов вопросы. Этой же теме было посвящено и его выступление на конференции TED.

Урбанизация

Высокие темпы урбанизации — главное демографическое явление нашего времени. К середине XXI века около 80% населения Земли будет жить в городах. История всей планеты будет во многом определяться их размерами. Наиболее крупные современные мегаполисы расположены в развивающихся странах и продолжают расти в три раза быстрее, чем города в развитых странах. Именно они будут определять ход истории.

Еженедельно 1,3 миллиона человек переселяются в города, и это происходит уже десятки лет. Из-за этого происходит опустошение деревень и вымирание натурального хозяйства. Люди не хотят оставаться в деревнях, и их можно понять — чаще всего идеалистические представления о деревенской жизни разделяют только те, кто не был с ней знаком. Даже переселяясь в трущобы, мигранты чувствуют большую динамику в своей жизни и более заманчивые перспективы. Они видят, что могут участвовать в экономике, основанной на денежном обороте, экономике, недоступной для натурального хозяйства села. Эти люди бедны и чрезвычайно созидательны. Они самостоятельно создают инфраструктуру, точнее сначала крадут для себя инфраструктуру — кабельное телевидение, водоснабжение, весь спектр базовых услуг. Но постепенно качество жизни начинает улучшаться. По совокупным данным, в трущобах живет уже 1 миллиард человек, и именно они создают мир городов. А это значит — они создают мир.

Трущобы отнюдь не препятствуют благосостоянию, а, наоборот, способствуют ему за счет высокой занятости населения. При этом рост городов стимулирует инновационный процесс. В таком мегаполисе, как Мумбай, который наполовину состоит из трущоб, производится ⅙ часть ВВП Индии. Человеческие связи там более насыщенны. Ценность людей определяется группами, к которым они принадлежат, и отражается в структуре их занятости. Торговля на пешеходной полосе среди густонаселенных улиц Мумбая идет лучше, чем в торговом центре. Все расположено плотнее, сделки происходят быстрее, а масштабы потрясают воображение. Участники этих отношений не подавлены бедностью — они поднимаются из нищеты, причем со страшной скоростью. Они помогают друг другу в этом деле, используя беззаконные пути неформальной экономики. Это как темная материя в астрофизике: вообще-то, ее быть не должно, но она существует, и она колоссальна. И мы пока не совсем понимаем, как она функционирует.

Участников теневой экономики окружает преступность, частью которой они могут стать. Или же, в качестве альтернативы, они могут влиться в мир правопорядка. Этот переход должен обеспечиваться силами прогрессивной общественности и государством. Многие полагают, что основные заботы трущоб сосредоточены вокруг таких вещей, как жилище, работа, связь, голод. Но сейчас это уже не совсем так. В настоящее время голод — явление, характерное скорее для сельской местности. Жителей трущоб больше волнуют стабильность, преступность, санитария, вода, электричество. Со временем им удается самостоятельно решать эти вопросы, но с государственной помощью их качество жизни можно значительно улучшить в более короткие сроки, а также не дать им слиться с криминальным миром.

Близость богатых и бедных районов — тоже скорее позитивное явление, чем негативное. Первые создают спрос на услуги, а вторые удовлетворяют его соответствующим предложением. Повара, домработницы, садовники и охранники из оживленной части города могут работать почти что по соседству со своим местом проживания.

Связь города и деревни должна только поддерживать сельскую местность. Плотность размещения людей в городах способствует уменьшению (по сравнению с деревней) экологических издержек на каждого человека. Переселенцы бросают замкнутый круг бедности, экологической катастрофы натурального хозяйства и направляются в города. Когда они уезжают, окружающая среда начинает быстро восстанавливаться. Оставшиеся в деревне жители могут переключиться на выращивание культур для продажи и снабжать продуктами возросшие в объеме городские рынки. Это означает, что если мы хотим спасти деревню — нужно строить хорошую дорогу, обеспечивать хорошую мобильную связь и электросеть.

Возможно, самая позитивная сторона урбанизации для экологов — в том, что город снимает демографическое напряжение. Как только люди переезжают в город, число детей в их семьях начинает падать. От одной перспективы подняться в обществе они начинают обращать внимание на качество жизни детей и пытаются поднять его за счет уменьшения их количества, в связи с чем уровень рождаемости резко сокращается. Это особенно важно для развивающихся экономик, где и сосредоточены самые большие города на Земле.

Ядерная энергетика

Для функционирования города или планеты городов требуется обеспечить минимальную стабильность электросети. Пока что есть только четыре источника обеспечения такой стабильности: уголь, природный газ, ядерная энергия и энергия воды. Из перечисленных, только ядерная энергия и энергия воды являются экологически чистыми, а использование угля провоцирует глобальные климатические проблемы. Ввиду дешевизны угля, его повсеместное использование будет продолжаться до тех пор, пока правительство не сделает его дорогим. Энергия ветра и солнца не сможет заменить его прямо сейчас, потому что человечество еще не придумало эффективный способ ее сохранения.

С истощением возможностей дальнейшего наращивания гидроэнергетики можно продолжать пользоваться углем и загубить климат. А можно развивать ядерную энергетику — реально работающий источник класса низкой эмиссии СО2 — и, возможно, спасти климат. Если бы все электричество, которое вы потребляете за свою жизнь, было получено из ядерных источников, отходы от этого процесса поместились бы в банку из под Кока-Колы. В то же время обычная угольная электростанция в один гигаватт сжигает 80 вагонов угля в день. В каждом вагоне — 100 тонн угля, сжигание этого объема приводит к выбросу в атмосферу 18 тысяч тонн углекислого газа. Если сравнить подсчитанные выбросы для разных форм производства энергии, отходы ядерной энергии сопоставимы с выбросами от получения энергии воды и ветра и находятся впереди солнечной энергетики.

В ядерных отходах, разумеется, нет ничего хорошего, но они более компактные, контролируемые и в краткосрочной перспективе представляют собой меньшую угрозу, чем миллиарды кубов парниковых газов, вырабатываемых каждый год при добыче и переработке угля. И, вопреки предубеждениям, их не нужно хранить 10 000 лет, достаточно 100 или 200 лет. За это время человечество наверняка разработает необходимые технологии для эффективной переработки ядерных отходов. С большой вероятностью эти отходы даже смогут послужить топливом для последующей добычи энергии.

Почти все развивающиеся страны либо строят, либо начинают строить ядерные реакторы. Это хорошо скажется как на атмосфере, так и на их собственном благосостоянии. Одним из основных трендов защитников окружающей среды на данный момент являются так называемые маломощные источники энергии. Под ними подразумеваются местные электростанции: солнечные, ветряные, ТЭЦ и прочие. Но ныне строящиеся микрореакторы ни в чем им не уступают.

При этом ядерная энергия больше, чем что-либо другое, сделала для ядерного разоружения. Половина электропитания из ядерных источников получена от демонтированных российских боеголовок, к которым скоро добавятся американские. За это ответственна программа глобального ядерного партнерства (IFNEC), которая была разработана при президенте Буше и с тех пор активно развивалась.

Если когда-либо удастся вывести в космос солнечные станции — они тоже помогут решить проблему нехватки энергии. Необходимо всегда помнить, что именно энергетика повышает благосостояние в развивающихся странах, улучшает качество жизни и в деревнях, и в городах.

Геоинженерия и генетическое модифицирование

С точки зрения биологии генетически модифицированные культуры не могут быть поводом для разногласий. Но, к сожалению, многие защитники окружающей среды заняли нерациональную, антинаучную и весьма пагубную позицию по этому вопросу. Несмотря на все их усилия, генетически модифицированные культуры — наиболее успешное сельскохозяйственное нововведение за всю историю. Они полезны для окружающей среды, потому что позволяют сеять без вспашки. От этого почва остается на том же месте, оздоравливается каждый год и выпускает в атмосферу меньше углекислого газа. Использование пестицидов сокращается, повышается урожайность, что позволяет уменьшить площадь культивируемых земель. Соответственно, высвобождается больше угодий. Генно модифицированные культуры требуют больше воды и удобрений, устойчивы к болезням и вредителям. На самом деле первые подобные эксперименты начались уже в 70-е, и тогда к ним относились намного терпимее, чем сейчас.

Британский совет Наффилда по биоэтике дважды созывался для детального обсуждения вопроса генно модифицированных продуктов. Он заключил, что обеспечение широкого доступа к генетически модифицированным культурам — нравственный долг человечества.

Что касается геоинженерии — то сейчас это чаще всего запретная тема, особенно в правительственных кругах. Но рано или поздно правительствам придется к ней обратиться. Если мы продолжим игнорировать экологические проблемы, нам будет все сложнее и сложнее бороться с природными катастрофами вроде разрушительных циклонов в Бангладеш, войн за водные ресурсы в регионе реки Инд или аномальной жары, которая стала причиной более 35 000 смертей в Европе.

С геоинженерией связаны многие очень перспективные идеи по урегулированию мирового климата. Одна из них связана с выбросом сернистого газа от извержения Пинатубо в 1991 году. От этого температура на всей планете снизилась на пол-градуса. В следующем, 1992 году было столько льда, что у белых медведей наблюдался необычайный рост числа новорожденных, которых называли детенышами Пинатубо. Выброс в стратосферу сернистого газа обойдется примерно в миллиард долларов в год, и это ничтожные затраты по сравнению с нашими усилиями по решению энергетических проблем.

Еще один перспективный проект связан с увеличением отражательной способности облаков над океаном путем распыления морской воды, что должно повысить коэффициент отражения поверхности всей планеты. Идея хороша тем, что ее можно осуществлять в малых масштабах в разных местах земного шара. На данный момент ученые работают над разработкой всех необходимых для этого технологий.

Пока что мы не знаем, какие именно решения в области геоинженерии будут работать, но нам нужно выяснить это как можно быстрее. Человечество должно активнее вкладывать ресурсы в создание сенсоров и систем мониторинга, которые смогут прояснить работу глобальных процессов вокруг нас. Экологические изменения будут происходить очень быстро, и, если не начать действовать прямо сейчас, они принесут нам только плохие новости. Нам нужно быть прагматичными и вместе пытаться понять, как спасти родную планету. На место скептиков, которые до сих пор противостоят новым технологиям, должны прийти ученые и исследователи с четким пониманием того, что Земля находится в их руках.