Редактор The Feuilleton и German Daily Newspaper Адриан Крейе считает, что в какофонии фри-джаза обнаруживается многослойная четкость, которая может служить моделью познавательного инструмента для XXI века. Именно с ее помощью можно развивать способность проявлять когнитивные, интеллектуальные и коммуникативные навыки, работающие в параллельных контекстах, а не в линейной форме. «Теории и практики» публикуют его эссе о виде искусства, которое проделало за 50 лет путь, сравнимый со скачком от математики в начальной школе к теории игр и нечеткой логике.

Если хочется послушать что-нибудь из авангарда середины двадцатого столетия и немного потренировать интеллект, для этого идеально подходит фри-джаз. Это чрезвычайно запутанная новая трактовка искусства, которое (по крайней мере на Западе) до этого было ограничено набором из двенадцати нот, играемых с точным количеством долей в такте. Это также вершина жанра, который начался с блюза всего за 50 лет до того, как Орнетт Коулман собрал свой чрезвычайно популярный двойной квартет в студии A&R в Нью-Йорке в декабре 1960 года. Если сравнивать с темпами развития науки, это означало бы эволюционный скачок от математики начальной школы к теории игр и нечеткой логике всего за 50 лет.

Для того, чтобы оценить интеллектуальный дар исполнителей и композиторов фри-джаза, нужно сделать шаг назад. За полгода до того, как на выступлении Ornette Coleman’s Free Jazz session были сделаны гениальные импровизации из восьми лучших музыкантов тех времен, Джон Колтрэйн показал свое мастерство через последовательности аккордов в композиции Giant Steps, которая до сих пор считается самым изощренным из джазовых соло всех времен.

Студент-оператор Дэниел Коэн недавно сделал и выложил в YouTube анимацию с нотами к соло Колтрейна. Но вам не обязательно уметь читать музыку для того, чтобы почувствовать интеллектуальную мощь Колтрейна. После обманчиво простой главной темы ноты начинают мчаться вверх и вниз по нотному стану с головокружительными скоростями и ритмическими фигурами. Примите во внимание, что Колтрейн записывал музыку без репетиций, чтобы она сохраняла свежесть, и вы поймете, насколько колоссальными интеллектуальными способностями он обладал.

Теперь возьмите эти 4,43 минуты, умножьте мощь Колтрейна на восемь, растяните на 37 минут и отнимите все традиционные музыкальные структуры — такие, как последовательность аккордов или время. Выступление, давшее имя жанру, предвещало не просто абсолютную свободу, заявленную в названии альбома. Оно было предтечей новой формы процесса передачи информации, принявшим форму множественных параллельных взаимодействий.

По общему признанию, альбом Free Jazz: A Collective Improvisation by the Ornette Coleman Double Quartet до сих пор сложен для прослушивания. Оно требует таких же значительных усилий, как и прослушивание Сесил Тейлор, Фэроу Сандерса, Сан Ра, Энтони Брэкстон или Гунтера Хампеля. Намного легче было понять процессы передачи информации в этой музыке во время живого выступления. Есть одна важная вещь — здесь нет анархии, и она никогда не подразумевалась.

Сесил Персиваль Тэйлор Американский пианист и поэт. Его музыка характеризуется особой энергетикой, импровизациями, частым использованием кластерных аккордов и сложной полиритмии.

Сан Ра (Герман Блаунт) Пианист, руководитель оркестра, одна из самых спорных фигур в современном джазе. Его называют и «отцом фри-джаза», и «великим шарлатаном».

Энтони Брэкстон Интеллектуал, автор многотомных исследований джазовой музыки, композитор, кларнетист, музыкант, играющий абсолютно на всех видах саксофонов, профессор самых престижных музыкальных школ США.

Если вы умеете играть на музыкальных инструментах и вас пригласят для исполнения фри-джаза, то вы сможете почувствовать самый потрясающий момент — который музыканты называют импульсом. Это совместная кульминация творчества и коммуникации, которая может быть подхвачена аудиторией. Именно она создает незабываемый опыт. Его сложно описать, но можно сравнить с тем, когда серфер чувствует момент, в который ускорение доски соединяется с движениями его тела и с силой океанских волн, и в эти несколько секунд единения он поднимается на гребень волны. Это слияние музыкальных элементов, само существование которого бросает вызов общепринятой музыкальной теории.

Гармолодия — это музыкальная философия и композиционно-импровизационный метод, который изобрел джазовый саксофонист Орнетт Коулман. Ее относят прежде всего к авангардному и фри-джазу, хотя впоследствии эта техника вышла далеко за рамки этих жанров.

Конечно, во фри-джазе существует множество вещей, которые только укрепляют предрассудки. Виброфонист и композитор Гунтер Хампель говорил: «В какой-то момент это просто было самым громким из того, что есть на сцене». Все музыканты, упомянутые выше, нашли новые формы и структуры, и музыкальная теория Орнетта Коулмана, названная гармолодией, — всего лишь одна из них. В воспринимаемой какофонии их музыки обнаруживается многослойная четкость, которая может служить моделью познавательного инструмента для XXI века. Будет крайне важна способность проявлять когнитивные, интеллектуальные и коммуникативные навыки, работающие в параллельных контекстах, а не в линейной форме. Как при помощи безудержной гармонической структуры фри-джаза были найдены новые формы полиритмических рисунков, так кто-то может выйти за рамки общепринятых моделей мышления.