Мы привыкли представлять эпидемии как слепой мор, разящий всех без разбора. Но иногда вирусы и бактерии превращаются в стройные полки солдат, которые решают исход исторических битв. В первом выпуске проекта «Цифровой нон-фикшн» — рассказ о том, чем опасны миссионеры и что помогло конкистадору Писарро сокрушить державу инков.

Смерть, передающаяся с каждым вздохом или рукопожатием. Свирепый вирус, вырвавшийся из секретной военной лаборатории. Это фантазм, преследующий режиссеров блокбастеров и авторов научной фантастики. В фильмах и книгах мир почти всегда удается спасти: ученые в последний момент разрабатывают вакцину — человек оказывается сильнее бактерий и вирусов. Реальные инфекции, увы, не всегда слушаются писателей и сценаристов, а иногда и сами начинают диктовать сюжет. В России после войны 1812 года стали писать о том, что страну от внешних нашествий защищает генерал Мороз. Многим народам не так повезло. Против них воевал генерал Микроб.

От сумы и от чумы не зарекайся

Вплоть до Второй мировой самыми опасными убийцами во время войн были не пули и ядра, а инфекции. Отправляясь в поход, солдаты, сами того не подозревая, часто превращаются в разносчиков смертоносных болезней. Скученная жизнь военного лагеря, окопная грязь, беженцы и торговцы, которые наводняют дороги, проблемы с питанием и чистой водой, массовый голод — войны создают идеальные условия для возникновения и развития инфекций.

Пелопонесская война (431-404 гг. до н.э.) в Древней Греции прославилась паразитарным тифом и кишечными инфекциями, названными Афинской чумой. В 1627–1628 гг. во время кампании по усмирению протестантов во Франции восьмитысячная королевская армия пересекла страну от края до края. Вместе с ней на войну отправились чумные бациллы. Вскоре Франция лишилась около миллиона подданных. Пандемия гриппа («испанка»), разразившаяся в конце Первой мировой войны, была, пожалуй, самой смертоносной эпидемией в истории человечества. Она унесла жизни около 50 миллионов человек по всему миру больше, чем погибло на всех фронтах 1914-1918 гг.

Одеяла массового поражения

Не всегда эпидемии начинались по воле случая. Задолго до изобретения бактериологического оружия армиям иногда удавалась поставить микробов себе на службу. В средние века во время осады города или замка осаждающие порой забрасывали внутрь трупы умерших от чумы.

В Северной Америке во время затяжных войн английских колонистов с индейцами были случаи, когда последних специально заражали оспой.

Так, в 1763 г. генерал Джеффри Амхерст приказал отправить им зараженные одеяла. Вспыхнувшая эпидемия уничтожила тысячи индейцев, для которых невиданная инфекция была гораздо опасней, чем для европейцев, давно живших с ней бок о бок.

Микробы-конкистадоры

Невольный «союз» с бактериями и вирусами не раз оказывался более надежным залогом победы, чем талант полководца или стратегическое преимущество. История европейской колонизации Нового Света была написана не только алчными конкистадорами, но и свирепыми микроорганизмами. Такие евразийские инфекции как оспа, корь, грипп, сыпной тиф и чума помогли небольшим отрядам испанцев в XVI в. сокрушить воинственные империи и племена. Индейцы были не только хуже вооружены, но и хуже «оснащены» опасными микробами, которые могли бы выкосить наглых пришельцев, а потом перекинуться в Европу.

Иногда завоеватель приносит болезни с собой, иногда они движутся в авангарде и наносят свой первый удар еще до того, как он появится на горизонте. Когда Франциско Писарро в 1531 г. высадился на побережье Перу с отрядом из 168 человек, в многомиллионной империи инков бушевала гражданская война. За несколько лет до прихода конкистадоров там разразилась эпидемия оспы, которую индейцы, жившие в сотнях километров к северу, подхватили у испанцев. Болезнь опустошила империю, сразила императора Уайна Капака и унесла его старшего наследника. Вспыхнула борьба за престол. Писарро воспользовался междоусобицей, чтобы сокрушить державу инков.

По некоторым оценкам, за 200 лет после прибытия Колумба европейские патогены, оружие завоевателей и нещадный труд уничтожили до девяти десятых коренного населения обеих Америк.

Цена изоляции

Для племен, столетиями или даже тысячелетиями живших изолированно, встреча с пришельцами с других материков часто оказывалась роковой — даже если те пришли не завоевывать, а торговать или проповедовать. В 1903 г. племя Кайяпо, жившее в амазонских джунглях, посетил один-единственный миссионер. К концу 1920-х гг. из семи тысяч индейцев в живых осталось лишь около тридцати.

Впрочем, не стоит думать, что генерал Микроб всегда сражался на стороне европейских завоевателей. Малярия, холера, желтая лихорадка и другие болезни тропической Африки, Юго-Восточной Азии и Новой Гвинеи, которые выкашивали европейцев, намного замедлили колонизацию этих земель. Микроорганизмы не присягают ни одной короне, у них нет стратегии завоевания мира. Они всего лишь выживают, размножаются, эволюционируют. Nothing personal, only business.

Более подробно узнать о том, как микробы изменили ход истории, можно в научно-популярном выпуске мобильного приложения NARR8 «Чума: история одной бактерии».

Скачать приложение NARR8 в AppStore

Узнать больше о NARR8