Имеет ли смысл использовать в обучении реальные проекты? В чем их ценность? Встреча с клиентом лицом к лицу, бесспорно, повышает мотивацию ученика, но может быть, влияние заказчика этим не ограничивается. В проекте Liquid Strelka четыре команды по пять человек работают над брифами от реальных клиентов на протяжении двух недель. В новом выпуске проекта — рассказ о задачах, поставленных перед участниками и об их ответной реакции.

Модель проектного обучения зародилась в архитектурном и инженерном образовании в Италии и широко распространилась в Америке в XIX веке. В центре проектного обучения — тезис о том, что проблемы реального мира провоцируют куда больший интерес студента и, соответственно, поощряют стремление к более глубоким знаниям в контексте решения конкретной проблемы. Преподаватель становится фасилитатором и помогает студенту обозначить цели, поставить вопросы, структурировать задачи, курируя одновременно как углубление знаний, так и развитие социальных навыков.

Для наглядности рассмотрим два примера. В первом случае студенты условного бизнес-курса изучают принципы менеджмента, инвертаризируют свои навыки, интервьюируют представителя малого бизнеса и пишут эссе на тему «Три важнейших навыка менеджера».

«По исследованиям отдела образовательных технологий Женевского университета, проектное обучение предполагает организацию работы вокруг открытого вопроса или задания, развитие навыков критического мышления, решения проблем, работы в команде и коммуникации, которые часто называют навыками XXI века».

Во втором происходит коллаборация с тем же представителем малого бизнеса в попытке ответить на вопрос, как мы можем помочь менеджерам совершенствовать свои навыки на рабочем месте? После проведения исследования и опросов студенты разрабатывают сайт, который обеспечивает менеджеров ссылками на полезные ресурсы и советами для развития навыков по 10 ключевым направлениям. Чтобы запустить и разрекламировать сайт, студенты делают формальную презентацию перед тремя менеджерами в офисах того самого партнера-представителя малого бизнеса. Это — проектный подход.

По исследованиям отдела образовательных технологий Женевского университета, проектное обучение предполагает организацию работы вокруг открытого вопроса или задания, развитие навыков критического мышления, решения проблем, работы в команде и коммуникации (часто называемых навыками XXI века), а также определенную свободу выбора для студентов. В проекте Liquid Strelka этот подход позволяет вовлечь местное сообщество и открывает возможности для партнерства, а также позволяет запуститься продуктивному междисциплинарному сотрудничеству. Вот над какими брифами работают 4 команды наших участников в настоящее время.

Чего хочет Москва

Cайт с интерактивной картой, на котором жители города могут оставлять свои идеи по улучшению двора, улицы, сквера или целого района. Руководитель проекта Ольга Полищук предоставила нашей команде открытый бриф с предложением либо провести анализ, отталкиваясь от паттернов и закономерностей в появлении идей на сайте, либо — для более амбициозных — найти одну из наиболее популярных задач и предложить черновой проект-решение. Ольга также очертила интересные аномалии в цепочке предложенных идей, самые активные районы Москвы и популярные темы.

Dream Industries

Компания, ответственная за продукты Bookmate, Exchng.es, Третье место и T&P, предложила участникам курса Liquid Strelka продолжить логическую цепочку и дополнить ряд образовательных проектов новым. Куратор проекта Exchng.es Ричард Троваттен составил открытый бриф, который проводил параллели между вышеназванными продуктами и компонентами образовательных институций соответственно: библиотека, лекция, класс и газета. Новый проект также должен замещать одну из важнейших категорий образования. Бриф также был дополнен предложенными дальнейшими шагами группы и списком работников Dream Industries, к которым можно было бы обратиться за консультацией. Презентация проходила по скайпу.

ДНК Калуга

Проект Дома новой культуры призван распространять знания и передовые технологии в сфере культуры и инноваций в регионах России. Первые ДНК-центры при поддержке Министерства Культуры будут построены в Калуге, Первоуральске и Владивостоке в 2015 году. А пока институт «Стрелка» предложил участникам проекта придумать концепцию комплекса событий для временного павильона и пространства двора в городе в течение сентября.

Эти активности должны быть разными по типу (образовательные, развлекательные, для детей, для взрослых), развить идеи местного сообщества и просвещать его, быть связанными с направлениям всей культурной программой Калуги этого года, а также сохранить атмосферу доступности всем и вовлекать жителей в процесс.

Правительство Москвы

Участниками предложили поработать над проблемой незаконной рекламы и навигации в Москве. Дарья Сюзева представила бриф, предполагающий проект регулирования и организации навигации у метро, как вариант у станций Тверская и Чистые пруды. В список задач и критериев входили следующие: эстетика и информативность, удобство для пешеходов, соответствие законам и нормам, потребностям бизнеса, а также бюджету департамента.

Анна Ермольчик, германист, эксперт в области образования, преподаватель

«Ставить задачи — сложно! Мы привыкли, что на любом этапе обучения учитель традиционно берет на себя формулировку задания. Ведь он зачастую лучше других, а иногда только он один, знает, какой внутренней логике подчинен учебный процесс. Четко проговоренные условия должны, казалось бы, сократить время и усилия, упростить и предопределить для учащегося его дальнейшую деятельность.

Что мы увидели на проекте Liquid Strelka? Лучше всего воспринялась закрытая задача заказчика, в которой были прописаны этапы работы над будущим продуктом. В других презентациях формулировка задачи была более расплывчатой или отсутствовала вовсе. То есть участникам прямо заявлялось, что у них есть столько свободы, сколько им пожелается (ограничено лишь время). Это вызывало у некоторых слушающих ощущение, что заказчик просто не готов и сам не знает, чего хочет.

Похоже, что обучение вообще стоит начать с развития культуры понимания сложной, многоуровневой и часто запутанной формулировки задачи, что в будущем может помочь учащимся находить подход к столь разным жизненным ситуациям.

Далее участникам стало очевидно, что нужно самостоятельно выделить для себя конкретную задачу, над которой будет идти работа, без помощи или вмешательства заказчика. Вот только как? Повисало напряжение, которое исчезло лишь в момент проговаривания очень важной вещи. Одна из глобальных целей группы — научиться работать вместе, используя силы и компетенции друг друга, управлять процессом работы совместно, быть полностью самостоятельными».

Дмитрий Безруков, руководитель научно-методического сектора отдела исследований и инноваций Московского центра технологической модернизации образования»

«Весьма интересным показалось представление задачи, которую необходимо выполнить участникам проекта в течение двухнедельной работы. Заказчик таким образом представил бриф, что большинству суть задачи оказалось непонятной. «А что, собственно, нужно сделать? Понятно ли самому заказчику содержание задачи? Что он хочет в конечном итоге получить? Очевидно, что участники программы ожидали более полной информации, и это не удивительно, поскольку все мы прошли через традиционное образование, в котором во главу угла ставится объяснение, авторитет и истинность (как объективность).

Данная ситуация с неполной постановкой задачи, показывает нам, что вместо традиционного объяснения учителя обучающимся предлагается самостоятельно, используя все свои познавательные возможности, создать смыслы (поставить задачу). Со времен Мишеля Фуко и Ролана Барта аутентичное понимание в принципе невозможно, поскольку стирается граница между автором и читателем — каждая личность наделяет смыслом определенное содержание в зависимости от конкретного контекста. В наше время говорить о том, что мы что-то не понимаем уже не имеет смысла. Мы понимаем что-либо так, как понимаем. Поэтому нужно отважиться на риск собственной интерпретации, собственных смыслов, какими бы бредовыми они не оказались. Знание, таким образом, не есть нечто изначальное, данное раз и навсегда. Знание контекстуально, ситуативно, прагматично и творится каждый раз заново, здесь и сейчас — в процессе совместного творчества».