Куратор Джейсон Розенфельд рассказывает в своей лекции для Центра современной культуры «Гараж», почему британские критики назвали новую выставку прерафаэлитов торжеством национального стимпанка и как это связано с современным британским искусством.

В 1848 внутри Британской академии художников возникла анти-академическая, сепаратистская группировка молодых авторов, которая хотела изменить искусство изнутри и найти новые, актуальные изобразительные формы. Британия, как и весь мир, в это время была подвержена мощнейшей индустриализации, она была суперимперией с агрессивной колониальной политикой и крайне высокой скоростью социальных и культурных изменений.

Технический прогресс уже позволял транспортировать полотна, проводить международные выставки, создавать механические репродукции. Прерафаэлиты появились в то время, когда искусство начало становиться интернациональным. В мире начали проявляться первые признаки глобализации, развитие капитализма способствовало расширению рынка искусства.

Розенфельд называет творчество прерафаэлитов «викторианским авангардом», добавляя, что они вдохновлялись политическими течениями и социальными потрясениями своего времени так же, как современные художники увлечены массовой культурой, рекламой и кино, новостями из таблойдов, сложностями современной британской жизни.

По мнению Розенфельда, в работах прерафаэлитов отражалось дыхание первого в мире индустриального общества, сплетенное с мифологией и идеалами прошлого. Они освещали резонансные, социально значимые явления, которые раньше было принято замалчивать: неравенство и падение нравов, сексуальность, бедность и проституция. Интерес к фотографии и технические достижения также живо интересовали молодых художников.

Выдержав первую волну критики, они начали выставляться в альтернативных галереях, полузакрытых местах, что роднит их с поколением молодых британских художников (YBA), чье восхождение к славе началось с выставки «Заморозка» в портовых доках. Как и прерафаэлиты когда-то, современные художники работают со сложными, резонансными темами, не бояться экспериментировать и плыть против течения. Они так же одержимы смертью и сексуальностью. Их искусство остается гибким и многоликим, порождая множество ответвлений. Не стоит забывать, что многие молодые британские художники оказались под влиянием прерафаэлитов в 60-е годы, когда к ним вновь проснулся интерес на волне торжества хиппи-культуры и психоделиков.

Розенфельд называет творчество прерафаэлитов «викторианским авангардом», добавляя, что они вдохновлялись политическими течениями и социальными потрясениями своего времени так же, как современные художники увлечены массовой культурой, рекламой и кино, новостями из таблойдов, сложностями современной британской жизни. Получается, что в бунтарском искусстве прошлого и будущего мы можем найти куда больше созвучности, чем могли бы предположить на первый взгляд.

Полностью посмотреть лекцию Джейсона Розенфельда можно по этой ссылке.