В 2013 году в Индии появилось еще одно священное животное. Министерство окружающей среды запретило использовать дельфинов в развлекательных целях и содержать их в неволе. В распространенном заявлении подчеркивается, что дельфины должны рассматриваться как «негуманоидные личности» и обладать особыми правами. Какими именно — не уточняется, но такая постановка проблемы — отличная новость для представителей сложно организованной фауны. Большой мозг, система коммуникации, сексуальное поведение, кровожадность — проект «Новый век» разбирается, что выгодно отличает дельфинов от других животных и зачем им вообще нужен статус личности.

Близкое знакомство человечества с дельфинами началось в середине ХХ века. Водные млекопитающие с развитыми социальными навыками и зачатками интеллекта привлекли внимание не только ученых. Советские и американские военные вербовали дельфинов в подводные саперы, тематические парки устраивали развлекательные шоу, а на телевидении делали популярные сериалы наподобие «Флиппера». Первым контактером с дельфинами, полностью уверенным в их разумности, стал американский нейробиолог Джон Лилли. В течение десятилетий он изучал их повадки и попутно писал бестселлеры, выходившие даже в СССР.

За время работы Лилли пришел к выводу, что дельфины обладают сознанием и языком, но в конце концов не смог предоставить веских доказательств. Бурное увлечение ЛСД, межвидовые сексуальные контакты и невозможность воспроизвести ключевые эксперименты в других условиях поставили под сомнение научность достигнутых им результатов. Впрочем, Лилли сработал как популяризатор: сегодня дельфины — самый интенсивно изучаемый морской вид на планете. Вопрос, достаточно ли развиты дельфины для того, чтобы считаться личностями, решен для правительства Индии, но остается предметом спора для ученых, и вот несколько причин почему.

Мозг

Базовый признак разума — сформированный мозг. Джон Лилли предпочел изучение дельфинов шимпанзе именно из-за массы мозга, которая у средней особи составляет 1 500—1 700 грамм. Правда, впоследствии выяснилось, что размер мозга у больших млекопитающих объясняет не многое — в основном потому, что используется для обслуживания базовых потребностей организма. Интересно другое — недавно у китообразных был обнаружен веретенообразный нейрон, ранее замеченный лишь у слонов и гоминидов, отвечающий за быструю передачу информации в голове. Это хороший знак для водных млекопитающих, но в отличие от обезьян и людей, у дельфинов плотность нейронов с возрастом не сохраняется, что может свидетельствовать о недостаточно активной работе мозга. Также тестирование дельфинов на умение решать абстрактные задачи выявило, что они ничем не превосходят в этом умении, например, слонов, и называть их самыми разумными животными совершенно некорректно.

Язык

Непропорционально большое количество исследований посвящено коммуникативным навыкам дельфинов. Существует гипотеза о наличии у них развитого языка, но пока она толком никем не доказана. Дельфины определенно владеют системой звуковых сигналов, даже двумя. Первая — эхолокационная — позволяет исследовать обстановку и, что важнее, подслушивать с помощью ультразвукового сонара других особей. Второй тип — свист — используется для непосредственной коммуникации. Насколько сложно организован этот уровень общения, пока сказать тяжело, но недавно биологи Сент-Эндрюсского университета обнаружили, что в запасе у дельфинов есть индивидуальные звуковые сигналы. Они похожи на человеческие имена и позволяют идентифицировать своих в стае.

Большинство ученых все же пока не видит серьезных доказательств в пользу существования развитой сигнальной системы, которая, например, есть у белок. И хотя в неволе дельфины прекрасно поддаются дрессуре и реагируют на сложные команды, в отличие от тех же шимпанзе они не в состоянии воспроизводить команды. В данном случае они больше слушают, чем говорят — как это, например, делают собаки.

Чувства

Дельфины весьма чувствительные животные. Зрение позволяет им видеть как в воде, так и на суше, а слух намного сильнее человеческого и улавливает в десять раз больше частот. У дельфинов отсутствует обоняние, что можно объяснить средой обитания, зато сильно развит вкус. Замечено, что они привередливы в выборе пищи, и предпочитают одни виды рыб другим. Тактильные ощущения у них особенно развиты в области головы, грудных плавников и гениталий. Последнее особенно влияет на сексуальное поведение дельфинов. Оно в отличие от большинства других животных включает в себя: мастурбацию, стимуляцию других особей с помощью клюва и плавников, однополые и межвидовые контакты. Те самые ненаучные эксперименты Джона Лилли фиксировали, как испытуемые приставали к исследователям с недвусмысленными просьбами и отказывались сотрудничать, пока их сексуальные потребности не будут удовлетворены.

Предрасположенность к межвидовым контактам у дельфинов не ограничивается одним лишь стремлением получить удовольствие. Также они известны своим милосердием и участием. Задокументировано большое количество случаев, когда дельфины помогали не только попавшим в беду сородичам, но в том числе и людям. Подобные истории любят рассказывать опытные серферы, и поведение водных млекопитающих в неволе лишь подтверждает их правдивость. Менее известная характеристика дельфинов — кровожадность. Во время игр и социального взаимодействия особи часто проявляют агрессивное поведение. Более того, у дельфинов наблюдается никак необъяснимая ненависть к морским свиньям. Они безжалостно убивают представителей этого вида зубатых китов без каких-либо очевидных причин.

Социальное устройство

Дельфины — социальные животные и обитают в группах, чья численность варьируется в зависимости от вида и может достигать больше сотни особей. В стаях они ведут себя как единое целое, постоянно взаимодействуют друг с другом и в унисон реагируют на опасность, как это делали бы другие разумные существа. В течение жизни дельфины сохраняют тесные социальные связи с ближайшими представителями группы и способны узнать их через несколько лет разлуки. Кроме того, у них сильно развиты игры, которые включают в себя сложносочиненные трюки. Также у дельфинов присутствуют зачатки культуры — примеры, когда отдельные особи применяют орудия для добычи еды и дальше передают знание внутри группы. У афалинов в индийском океане распространение получили морские губки, защищающие морду от ссадин, а в Австралии замечено, как отдельные особи используют раковины для ловли небольших рыб.

Cамосознание

Самосознание можно считать одним из ключевых индикаторов разумности. Более-менее научный способ проверить, выходят ли животные на такой уровень абстракции, придумал психолог Гордон Гэллап, и в 1970 году провел зеркальный тест на высших приматах. Без ведома испытуемых он наносил на них яркие метки и наблюдал за тем, как животное реагирует на свое отражение. Выяснилось, что увидеть именно себя смогли шимпанзе. Позже к видам, способным распознать свою идентичность в зеркале присоединились орангутанги, слоны, сороки и в 2001 году некоторые представители китообразных, в том числе и дельфины. И хотя не до конца понятно, о каком уровне развития свидетельствует факт cамоосознания, но человек замечает себя в зеркале в 15—18 месяцев, и к этому возрасту кто-то, наверняка, считает его, пусть и несостоявшейся, но личностью.

«Этическое отношение к природе становится важным шагом в цивилизационном развитии. И дело тут вовсе не в животных, а в самих людях. Признавая, в дельфинах личностей и отказываясь делать из них сасими, мы не только преодолеваем очевидную человеческую жестокость, но и выходим за рамки антропоцентричного восприятия мира».

Эволюция вида и среда обитания естественным образом привели к неповторимому сочетанию сознательных характеристик у дельфинов. Они несомненно сложно организованные животные, но природа их разумного поведения мало отличается от приматов, слоновых и врановых — где-то превосходит их, где-то уступает им. С точки зрения науки, определение, кто из животных личность, а кто нет, оказывается философским упражнением в признании любви, а значит совершенно необъективным.

С другой стороны в XXI век животные начали получать базовые права, и Индия далеко не первая страна, где существует концепция «негуманоидных» личностей. В 2008 году в Испании парламент поддержал идею предоставления человекообразным приматам похожего статуса, а в Швейцарии вступил беспрецедентный закон о правах животных. Этическое отношение к природе становится важным шагом в цивилизационном развитии. И дело тут вовсе не в животных, а в самих людях. Признавая в дельфинах личностей и отказываясь делать из них сасими, мы не только преодолеваем очевидную человеческую жестокость, но и выходим за рамки антропоцентричного восприятия мира. Если мы мечтаем хоть когда-нибудь стать внепланетарной цивилизацией, готовой коммуницировать со Вселенной, мы должны понимать, как сознание эволюционирует в разных физических условиях, и сначала должны научиться контактировать с теми, кто есть на Земле.