На старте сезона и по случаю открытия выставки Прыжок в будущее Павел Карыхалин дал интервью T&P, в котором рассказал о сноубордическом кино почти все: куда уходит пленка, что такое barbecue-shot и почему Stereоtactic films больше не снимает кино в России. Часть про пленку Павел будет подробно рассказывать на мастер-классе 3 декабря.

Фотография © М. Емельянов

Когда смотришь сноубордическое кино, то выглядит оно как документальное — в смысле фиксации момента. С другой стороны, понятно, что все трюки ставятся, снимаются дублями. Спортивное кино — это что такое вообще?

Кино началось лет 30 назад, когда сноубординг вообще начался. Люди снимали на VHS, на старые камеры. В Америке, где формат 16 мм более доступен, чем в России и даже в Европе; где очень просто проявить пленку 16 мм — снял ролл, отдал проявить и напечатать, стоит все это очень недорого и делается очень быстро. Все им пользовались, поэтому формат был очень живой. И очень быстро, как речь зашла о полноценных сноуборд-видео, 20-30 минут, с участием конкретных райдеров, то все кино стали снимать на 16mm пленку. Для всего action sport movie она стала основным носителем на последующие 25 лет. Помимо доступности, 16mm эстетически более приятный, чем VHS. И коммерческий момент немаловажный: все спонсоры и партнеры понимали, за что они платят, потому что 16mm пленка — это процесс. Камеры, контракт на пленку, контракт на проявку, перегонка, монтаж.

А что процесс?

[That's it, that's all](http://www.thatsit-thatsall.com/), самый большой бюджет в истории сноуборд-кино – 1,8 млн. долларов. Съемки проходили в Новой Зеландии, на Аляске, в Токио и много где еще. Снимали на super 35mm, RED, PhantomHD, Cineflex V14HD. Кино еще и о том, какая планета красивая и почему Трэвис Райс (сопродюсер фильма и прорайдер) и все райдеры Земли столько времени, пота и крови отдают доске.

И процесс был достаточно сложный, больше похоже на серьезные съемки, чем сейчас. С пленкой ты снял трюк, и не можешь сразу посмотреть его — получился-нет, насколько ты доволен тем, ка это выглядит. Ты увидишь это только через две недели перегонки в кино, так что все были гораздо мотивированней на съемках. Сейчас со съемками на цифровую камеру переделывать можно до тех пор, пока не понравится, как это все выглядит. Меньше уже похоже на кинопроцесс.

И к чему мы пришли?

За эти 30 лет много чего происходило со сноуборд-кино: были большие проекты, снимали на 35mm, на супер 35mm, приходили люди из большого кино, из рекламной индустрии, делали мощные проекты в смысле продакшна, где больше внимания уделяли истории и картинке, чем собственно сноубордингу. В 2008 сняли самый дорогой фильм за всю историю сноуборд-кино — That«s it, that»s all. 60% денег потратили на вертолет и технологию Cineflex. Супер-стабилизирующая система, супер-современная, которая используется в Голливуде; и National Geografic любит на нее снимать. Но основой всегда была шестнадцатимилиметровая пленка. До последних 5-6 лет, когда студии поняли, что цифра дешевле, райдерам удобнее работать, потому что они сразу видят результат.

Чем это нам грозит?

Команда студии: райдеры – красиво катаются, фильмеры – снимают, как райдеры катаются, продакшн-крю – монтируют фильм.

Да сложно сказать, хорошо это или плохо. С эстетической точки зрения 16mm только выиграла: теперь люди делают 35-минутный фильм, где пленке отводится отдельный сегмент с зерном, шумами, на старую пленку с высохшей эмульсией. Это выглядит, как такое хоум-кино, очень приятное. Этим, кстати интересен последний фильм Pirates — самой крупной европейской студии, которая до последнего не реагировала на эти изменения на рынке.

Трейлер к фильму I remember, 2005. Так выглядела продукция Pirates до последнего времени:


I Remember Teaser (2005)
Загружено i-sHiNe.

Ну и вообще, они — особенная история, у них в команде, помимо райдеров, фильмеров и продакшн-крю, есть еще художники, музыканты, они все вместе катаются и снимают. Арт-группа такая. Все последние фильмы выпускают со стостраничной книгой арт-работ. У них принципиально другой подход, вся эта цифра сознательно отвергалась. И вот, дошли — они выпускают свой последний фильм на пленке 16mm. В этом году мы (сноубордическая киностудия Stereotactic films, Павел Карыхалин — ее совладелец и основатель — прим. ред.) вместе снимали кино Hooked, и он уже снят на RED. Так что Pirates полностью переходят на цифровой продакшн. Очень тяжело им дались последние три года. Райдеры капризничают — им удобнее работать с цифрой и не волноваться, а вдруг оператор налажал; спонсорская часть — хотят продукт на blu-ray, цифровые премьеры, ну и так далее.

А твоя студия начинала на пленку снимать?

Нет, мы сразу с цифры начали, в 2005 году. Мы уже с пленкой только баловались. Прилетели в Узбекистан, поехали в Хиву, сняли на пленку национальный колорит, врезали.

Давай ты мне про процесс съемки расскажешь. В чем все веселье и сноуборд-фотографии, и сноуборд-кино: кажется, что за райдером едет такой же райдер, только он вообще бог, потому что с камерой. Я предполагаю, что это не так.

Ну так и есть.

Минуточку, вы что не расставляете оборудование, не снимаете дубли?

Спот – интересное место для съемки.

Есть миллион методов съемки — для гор, для города. Как снимается фильм: студии разбивается на несколько команд, в каждой по паре райдеров, по паре фильмеров, фотограф от какого-нибудь журнала, и они разъезжаются по всему миру — снимать. Крю приезжает на место, осваивается, ищет споты, находит. Потом два дня все строят фигуру, потом ждут погоду, все себя хорошо чувствуют. На одну съемку 7-10 дней.

То же с городом: приехали мы в Швецию — ночь полярная, автобус со светом, -20, по городу курсируют две машины, ищут места. Договариваются с местными, чтобы не выгнали, с полицией, чтобы разрешили снимать, ну и т.д. Потом снимают, зализывают раны и ищут новый спот. Отсняли — летите в Италию, там выпал снег, потом он в Италии растаял, выпал на Аляске — дуйте туда. И так до мая. С мая начинается отбор-монтаж–съемки интро.

И сколько фильмов за сезон реально снять?

Одна студия снимает один проект. Сейчас, не сноубордическим языком выражаясь, в индустрии стагнация. Лет 6 назад был бум, когда выходило около 40 фильмов, и из низ 15 — очень интересных. В какой-то момент стало сложно придумать что-то новое даже: столько было хорошего материала сделано. Мы вот больше не снимаем кино, потому что это невозможно.

И в связи с чем такая просадка?

До кризиса по индустрии ударили две бесснежные зимы — это удушающий момент. Потом финансовый кризис: мелкие вымерли, большие компании-спонсоры урезали бюджеты. Плюс, райдеров новых не выросло. Те, кто был, становились все круче, и круче, и круче, их расхватывали европейские студии, а смены не нашлось. Все молодые пошли кататься по перилам, что, на самом деле, не есть суть сноубординга. Культура сноубординга — это горы прежде всего. И нас как-то зарядили первые сноубордеры, которые как раз про горы и про подумать. А мы как-то…

Не доработали.

Да, не доработали. Стали заниматься тем, что нам интересно, занимались и следующих не выращивали.

Сколько стоит снять кино?

Минимум — $20 000.

Это со всеми-то перелетами?

Нет, конечно. За райдеров ты не платишь, у них свои бюджеты — только за крю. Ну и чего там надо-то: занимаешься своим любимым делом 8 месяцев, на сезон есть деньги на еду и на жизнь. Больше ничего и не надо. Хорошо, ну $30 000. И все классно.

А «Кухню» вы за сколько сняли?

В общей сложности за $100 000 где-то, со всеми премьерами. Это был для нас прямо новый уровень.

Но сейчас мы даже этого себе позволить не можем, в России снимать не вариант. Сняли зато Hooked.

Как снимали интро для Hooked:

Making of «Hooked» — iTunes release from Pirate Movie Production on Vimeo.

В связи с Олимпиадой денег не прибавится?

[Трамплин](http://www.novate.ru/blogs/030610/14847/) – город, который строят на Красной поляне рядом с горнолыжными трамплинами. Главная идея – спорт и экология.

Мы как раз этим занимаемся сейчас. С проектом Трамплин, и Прыжок в будущее — это все одна история. Теперь мы будем давать деньги молодым райдерам, чтобы они снимались в европейских студиях. Делать так, чтобы бренды-мейджоры вроде Burton вкладывались в строительство парков по стране. Их должно быть очень много. В некотором смысле, мы хотим доработать то, что не доработали. Есть возможность дать этому всему новый толчок, с нашим видением, а оно отличается от исключительно коммерческого, которое предлагают бренды.

Кто эти люди, которые делают проект Трамплин?

Мы были очень удивлены, но это такие же панки, как мы, только старше на 10 лет. Они катались на скейтбордах в 80-х. Теперь делают нацпроект.

Cineflex – шар с камерой, подвешенный под вертолетом. Оператор сиди в кабине и управляет камерой. Картинка получается [как в тизере That's it that's all](http://www.youtube.com/watch?v=LoF6TS4lSGk), начиная с 0:34.

Вопрос про парня с камерой на доске меня по-прежнему волнует, давай закроем его.

Вот что, есть самый вышак в сноуборд-кино — снять big line — съезд по отвесной стене с красивым следом от доски. Парень с камерой сидит или в вертолете, прицепленный ремнями, и снимает или на сиденье в вертолете и снимает на Cineflex. Или — и это мы называем barbecue shot — на соседней горе. Barbecue-shot он потому, что ты — оператор — пришел на гору, поставил камеру и сидишь на горе с бутербродами и термосом: ждешь, пока райдера высадят на противоположную стену и он будет готов сделать большую линию.

Как снимают big lines:

Что посмотреть, чтобы все понять про сноубордическое кино?

Фильмы студии Absinth Films — кино про сноубординг в больших горах, фильмы Optimistic и NowHere 2010 года, там Камчатку, в частности снимали.

Фильмы студии MackDawg, ей 24 года, стояла у истоков. Фильм FromWithLove, частично снимали в Красной поляне.

У Stereotactic films — Кухню и наш заключительный фильм Re:.