«Теории и практики» продлевают конкурс на бесплатное место в лаборатории неигрового кино Марины Голдовской в МШНК до 15 октября. Тема конкурса — «Современный герой». Мы собрали комментарии на эту тему некоторых ведущих российских документалистов и художественного руководителя Московской школы нового кино.

Александр Расторгуев, документалист, вместе с Алексеем Пивоваровым и Павлом Костомаровым запустил документальные проекты «Срок», «Реальность» и Lenta.doc

«Герой — это краеугольный камень любого кино: история начинается с героя и стоит на нем, как на позвоночнике. В документальном кино глобальные перемены всегда были связаны с открытием нового человека, нового ореала обитания, и есть только один способ нахождения чего-то нового (новой истории, нового поворота) — это новый герой, без него ничего невозможно. Круговым образом это возвращалось к одному и тому же источнику, но всегда в новом контексте и с новым градусом и яростностью повествования. Деревенское кино, которое открыла Марина Голдовская, повторяет логику развития деревенской литературы, начиная c деревенской поэзии, позже деревенской прозы (Белова, Распутина, отчасти Астафьева), — оно было гуманитарным актом русского искусства в целом в отношении так называемого маленького человека, который тем не менее боролся, выживал. Это было рождением, в каком-то смысле, героя позитивного, даже голливудского. Это было кино на сломе, на границе зарождения новой России, и она нащупала новое направление, в которое, как в прорву, кинулось новое поколение документалистов — Косаковский, Манский — это было открытием, животворящей вехой, фактически стало толчком для создания нового российского документального кино.

Что является стремниной поиска художника? Художник — это выговариватель модусов времени, он должен ухватывать их, сгущать внутри своего черного ящика и претворять в художественную форму, доступную людям, проживающим по соседству. Такой медиум, который слышит голоса духов. Откуда они исходят? Берутся ли они из готовящихся катаклизмов, будущей войны или из впечатлений личной жизни — у каждого это по-разному. Но всегда эта штука натягивается как водолазный костюм на персонажа, на героя. Механизм персонажа отделен от художника, герой — манекен, на которого надеты эти модусы, и нужно понять, что это за человек, чего он хочет сегодня, какова его история, получает ли он то, чего хочет, или разбивает свою морду о невозможность. Это решения времени. Но то, что всегда есть в руках автора и что составляет единственную недевальвируемую конкурентную единицу — это сам художник. Найти героя внутри себя — одна из самых рискованных, но и одна из самых идеологически и глобально-философски своевременных для художника задач. Сегодняшний художник в первую очередь человек, инициирующий общенародный, а может, и всемирный сеанс коллективного психоанализа. Другой в себе, я как Другой. Мне кажется, что сейчас это стало практически единственным возможным способом точки сборки важных сообщений времени.

Марина из интеллигентских дебрей, наэлектризованных политическими волнениями городских пространств вышла в пространство деревни и там нашла новых героев, источник позитивного созидательного начала. Она совершает выход в народ и находит там гвоздь сборки целой нации, в которой кроме иждивенцев и словоблудов, оказывается, есть люди, способные к труду, к кормлению себя, а не только к показательным подвигам.

И в том, что она, человек ушедший в народ, в сегодняшней ситуации набирает лабораторию по поиску современного героя, есть правильное круговое движение — это кино само по себе, круговая кинокомпозиция — круг, который художник совершает в своих картинах и в своих штудиях. Сегодняшний запрос в том, чтобы вернуться из народа к самому себе».

Виталий Манский, документалист, продюсер и президент фестиваля «Артдокфест» и национальной премии в области неигрового кино «Лавровая ветвь»

«Уникальная ситуация, когда российский мастер, досконально знающий все нюансы не только отечественной школы кино, но и самой российской жизни, может совместить этот багаж с опытом преподавания в знаменитом американском университете. Подобного предложения на рынке кинематографическо-образовательных услуг в России еще не было».

Георгий Молодцов, документалист, один из отборщиков документальной программы ММКФ, вице-президент Гильдии неигрового кино и телевидения России

«Мы живем в то время, когда за технологиями и глобальными проблемами голос одного человека заглушается ревом толпы, когда говорят обо всем и ни о чем конкретном. И именно в это время зритель жаждет видеть современных героев — истории личностей, преодолевающих обстоятельства и своим масштабом перевешивающих всю эту оголтелую толпу. И учиться не просто «делать документальное кино», а искать героя, понимать, чем этот герой важен для тебя, на мой взгляд, одна из первостепенных задач режиссера-документалиста. Поэтому создание такой программы для российских документалистов признанным мастером с уникальной образовательной программой — Мариной Голдовской — это, конечно, событие в жизни российского документального кино».

Дмитрий Мамулия, кинорежиссер, сценарист, теоретик литературы и кино, художественный руководитель МШНК

«Что такое герой и что такое современность? Бывает так, из реальности уходит флюид, и тогда реальность становится неживой, несовременной. Бывает встретишь человека — реальность бьет из него как током. А другой, вроде все у него на месте, а он мертвый. Есть неблагодарные времена, когда художники не могут поймать на радар героя; «действительность» как будто уходит вперед, обнаруживает резкое расширение художественного поля. И нет ничего страшнее ретроградов. Чтобы держать вожжи в руках, они топят все живое, руководствуясь будто бы незыблемыми законами и правилами.

Я не стал бы говорить, каков должен быть герой… Это гиблое дело, ибо требует долгих и кропотливых размышлений. Я бы сказал, что у него должно быть во все времена, чтобы быть современным: как у Гекельберри Финна у него должна быть дохлая кошка, и еще 12 шариков. И это большое богатство. В наших жизнях, где мы женимся, рожаем детей, делаем карьеру, покупаем машины, квартиры — дохлых кошек нет. Даже болезни нет. Физически она присутствует (и смерть физически есть), а семиотически ее нет. Она изгнана из языка. Нет ее тональности. Нет ее тонального волшебства. А искусство, всякое искусство, оно не что иное, как зеркало этой тональности.

Не знаю, как должен выглядеть «герой» и как должен выглядеть «современник», но знаю точно, что у него, как у Гекельберри Финна, должна быть дохлая кошка и должно быть 12 шариков. И если дохлая кошка это то, что можно интерпретировать, то 12 шариков — это то, что за пределами интерпретации».

Для участия в конкурсе нужно снять видео длительностью до пяти минут на тему «современный герой» и прислать текст с размышлениями и ответами на следующие вопросы: как уловить дух времени через человеческий образ; кто может содержать в себе наиболее характерные черты своей эпохи; где искать этот собирательный образ и, главное, как его можно раскрыть с помощью камеры; куда смещается центр тяжести современного мира и какие новые типы героев он создает.

Работы принимаются до 15 октября по электронному адресу cinema@dreamindustries.co. Лучший кандидат по мнению «Теорий и практик» получит возможность два года бесплатно обучаться на факультете неигрового кино Московской школы нового кино. Остальные участники смогут пройти собеседование на общих основаниях.