В издательской группе URSS вышла новая книга политолога Артура Вафина «Идеология в организации: психологические игры в “лидеров” и манипуляции «массами» — о том, как на самом деле работает идеология, что она маскирует и является ли человек собственником своего мнения. Философ Вячеслав Данилов рассказал, что он думает о книге.

Вячеслав Данилов

Философ, главный редактор портала Liberty.ru

Эта небольшая книга авторства Артура Вафина называется «Идеология в организации: психологические игры в “лидеров” и манипуляции «массами». Так много кавычек означает, что не все слова в этой книге нужно понимать прямо и непосредственно.

Мы живем среди подобных себе. В этом мы напоминаем животных — некоторых из видов животных собираются в стадо. Мы же как люди можем вместе выглядеть и как стадо, и как общество. Общество напоминает стадо людей, но мы знаем, что они отличаются. Как, глядя на одну группу, мы понимаем, что это «просто случайные люди», а глядя на другую — что это спаянный коллектив? Мы говорим «прирожденный лидер», но понимаем, что лидером он не родился. Мы говорим «массы послушны», но понимаем, что послушание это не сродни инстинкту животного стада. Мы просто это «видим» или «знаем», но знаемое и видимое нами не определяется содержанием «видимого» и «знаемого». Нельзя увидеть общество, но можно увидеть людей. Технику, при помощи которой люди видят общество, а не просто толпу, древнегреческий философ Платон называл идеей. Набор таких способов отличать неотличимое и видеть невидимое, и более того, действовать в соответствии с этим, можно условно назвать идеологией.

Идеология позволяла большевикам видеть в богато одетом господине «буржуя», а современным провластным политологам видеть в кичливом хипстере — «врага режима». Идеология, вопреки требованию Иисуса отличать врагов от друзей по «плодам их», позволяет различать врагов и друзей заранее. В некотором конкретном случае идеология может

ошибаться, перепутав друга и врага, но в статистически значимой совокупности идеология не врет. Идеология эффективна, а значит и мир, про который она говорит, существует так, чтобы соответствовать идеологии. Вопреки распространенному мнению, идеология — это не только про то, каким общество должно быть (либеральным, фашистским, коммунистическим), но и о том, каков мир, человек и человеческое

общество есть.

Мнения перформативны: разделяя некоторое мнение, человек не просто что-то знает о мире, но становится частью группы тех, кто это мнение имеет. На основе общих мнений возникает групповая солидарность: и люди не знают, почему они вместе — потому ли, что разделяют одинаковые мнения, или наоборот, они разделяют эти общие для них мнения только потому, что уже заранее похожи друг на друга.

Популярна фраза «У каждого свое мнение». Будучи высказанной, она как правило завершает некоторую дискуссию, оставляя беседующих в своем праве. Мы и вправду имеем право на мнение, практически любое. Но так ли много мнений, как и людей? Вряд ли, иначе единодушие было бы крайней редкостью, если бы оно вообще было возможным.

Кто придумал эти мнения, сам ли человек, прежде чем его высказать? Чаще всего мнения придумывают авторитеты, а транслируют выгодные или полезные мнения средства массовой информации, да так искусно, что мнения эти ложатся в голову как влитые.

Является ли человек собственником своего мнения? Может ли он от него избавиться по своему желанию? Чаще всего нет. Люди являются заложниками мнений, которые не они придумали. Мнения (и разделяемые группой профильных авторитетов мнения — то есть знания) правят людьми, а не наоборот. Не мы хозяева своих мнений — нас обманывает

язык, когда говорит «свои». Это мы и наше общество так устроены, что мнения гораздо чаще меняют людей, чем мы в состоянии эти мнения изменить. Мнениям проще менять людей, чем людям — мнения.

Мнения — это не просто набор содержательных высказываний о чем угодно. Мнения перформативны: то есть разделяя некоторое мнение, человек не просто что-то знает о мире, но становится частью группы тех, кто это мнение имеет. На основе общих мнений возникает групповая солидарность: и люди не знают, почему они вместе — потому ли, что разделяют одинаковые мнения, или наоборот, они разделяют эти

общие для них мнения только потому, что уже заранее похожи друг на друга. Хипстеры любят продукцию Apple потому, что они хипстеры, или наоборот, они становятся хипстерами, полюбив продукцию компании Джобса? Эта путаница — результат работы идеологии. Она уже всегда есть, до того момента, как ты понял, что тобой манипулируют. Идеология

появилась раньше человека. Тебя еще нет, а она уже есть.

В отличие от большинства книг о корпоративной идеологии, написанных бизнес-гуру для оболванивания менеджерского стаффа, чтобы тот, в свою очередь, оболванивал подчиненных и клиентов, Артур Вафин раскрывает секреты softpower и учит ею пользоваться. Объясняя ответственность за право этого пользования, прежде всего — моральную.