В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Когда Эмма Акопян приехала во Флоренцию впервые, она влюбилась в этот город и захотела остаться здесь. Именно поэтому и поступила на филологический факультет флорентийского университета, где изучает связь литературы с историей и мечтает продвигать русскую культуру в Италии.

Эмма Акопян, 26 лет

— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Я учусь в Италии, в Университете Флоренции, на филологическом факультете, официально он называется факультетом литературы и философии. Мое отделение — языковое, это что-то вроде подготовки преподавателей разных языков и специалистов по кросскультурным исследованиям. Я живу и учусь здесь уже третий год. Сложно сказать, как это получилось — просто когда я впервые приехала во Флоренцию, я влюбилась в этот город и захотела здесь жить. К тому же мой университет один из старейших в мире и входит в пятерку лучших вузов Италии. Впрочем, обо этом я узнала уже позже.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— У медиков и архитекторов он довольно серьезный, а вот для всех остальных иностранных студентов это скорее довольно простая проверка, насколько хорошо студент подготовлен в целом. Я сдавала тест на общее понимание выданного небольшого текста. У моего брата, Тиграна, который поступал после меня на факультет информационных технологий, помимо вопросов на понимание текста были задания по логике и математике. Впрочем, тоже довольно простые.

После сдачи теста нужно подать документы, подтверждающие предыдущие годы обучения. Это апостилированные аттестат и диплом, если он есть, и Dichiarazione di valore — документ, в котором указывается соответствие российского образования итальянским образовательным стандартам. Затем в специальном отделе, у нас он называется ISEEU, тебе рассчитывают налог на оплату вуза.

Этот налог — единственное, что нужно платить за обучение. Его сумма зависит от материального положения студента. Нужно принести справки с работы за прошлый год, свои и родителей (супруги тут не в счет). Если в сумме годовой доход не превышает 17800 евро, то ты платишь минимальный налог — 360 евро в год. Чем больше зарплата — тем сумма оплаты выше. Максимум — 2000 евро. Возможность получить грант есть, но только для тех студентов, которые не имеют высшего образования в своей стране.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Да, училась, в РЭУ имени Плеханова по специальности «технолог пищевого производства». Воспоминания не самые яркие. Все, что я вынесла из этого образования — понимание, что я не хочу быть инженером, особенно в сфере питания. И еще, разве что, остались друзья.

— Где ты сейчас живешь?

— В пригороде Флоренции, в городке Понтассьеве. Вообще cчитается, что жилье на окраинах или в пригороде должны быть дешевле, но в реальности это не совсем так. В первую очередь цена зависит от инфраструктуры — магазинов, остановок, кафе и прочего по соседству. Чем всего этого больше, тем дороже квартира в этом месте. Поэтому получается, что цена жилья в центре Флоренции и на окраине может отличаться минимально. Мне повезло — мало того, что место очень удобное, так еще и квартира немаленькая — 100 квадратных метров. Вообще такое стоит около 800-900 евро, но мне повезло — попалась щедрая местная старушка, у которой несколько квартир во Флоренции, и она не жадничает. В итоге я плачу за жилье 600 евро.

— Какие бонусы дает статус студента?

Скидки, например. Они действуют только в случае, если студенту нет 28 лет. Скидка на транспорт (только трамвай и автобус) составляет около 20%, есть скидки в музеи, но только в профильные — для меня это исторические, а для студентов факультета изящных искусств, соответственно, галерея Уфицци и так далее.

Студенты также получают специальную карту, по которой предоставляется скидка на обед в университетской столовой. С картой несколько блюд и стакан сока стоят 2-3 евро, без нее — 8-9. Кроме того, тут, несмотря на очень простое поступление, университет закончить сложно. К школе это, кстати, тоже относится. То есть поступают все, но выпускаются только те, кто в самом деле учится, так что статус студента университета в глазах итальянцев довольно высок. Особенно это относится к иностранцам, ведь учеба на неродном языке — сложное дело.

— Что ты изучаешь сейчас?

— Сейчас мы изучаем влияние мировой истории на мировую литературу, то, как она отразилась на сознании писателей XX века. Основное внимание уделяется истории Германии, у итальянцев есть пунктик в отношении этой страны.Нам рассказывают о том, как литераторы-немцы предсказывали политический крах Германии. Например, в книге «Душевные смуты воспитанника Терлеса» (это гомоэротический рассказ о представителях «золотой молодежи» Германии начала XX века) раскрываются проблемы садизма, унижений более слабого, что отсылает к общественно-политическим проблемам страны.

Мы говорим о культурной революции в Италии и изменениях в жанрах, о популярности белых стихов. А еще о писателях Италии прошлого века, которые все как один были коммунистами, и это тоже сказывалось, естественно, на литературе эпохи.

— Как оцениваешь свои успехи?

— Успехи неплохие. Не скажу, что упорно учусь — студенты тут сами решают, когда, что и в каком объеме сдавать. Поэтому я доучиваюсь без особых нервов. Правда, сам принцип изучения предметов тут отличается от российского. Для подготовки к экзамену приходится учить наизусть пару-тройку толстенных книг.

Нужно быть готовым к тому, что преподаватель откроет любую из них где ему вздумается и скажет что-то вроде: «расскажите, что было во второй части данного научного труда? Я подскажу, имеется в виду глава вторая части третьей». Так что все читают все — подготовка по конспектам тут не поможет и принцип везения с билетом тоже. Почти на каждом экзамене всех прогоняют по полному списку вопросов.

— Оправдал ли университет твои ожидания?

— Да, оправдал. Например, учеба в нем уже позволила мне найти работу по специальности. Недавно мне предложили вести курс русского языка для детей-билингвов, также я займусь преподаванием русского как иностранного. Это неплохое начало карьеры и надеюсь, я оправдаю ожидания.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Их двое — Марчелло Гардзанити и Ирина Владимировна Двизова. Гардзанити — гений в славянской филологии и невероятный фанат своего дела. Двизова — прекрасный педагог и помощник в трудном деле преподавания русского как иностранного.

— Опиши свой обычный учебный день.

— Я встаю в восемь утра, в 8.40 сажусь на поезд, досыпаю в нем минут двадцать. Пары начинаются в 9.30. Каждая длится около двух часов, но нас, как правило, отпускают пораньше. В час дня — обед, потом снова лекции. Часто приходится бегать по всему центру Флоренции, потому что здания факультета разбросаны по всему городу. Часов в 6, когда учеба заканчивается, я пью кофе, выкуриваю сигарету и еду домой.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Главное знание — это то, что я наконец живу в стране, где демократия и свобода проникла даже в процесс обучения, где берегутся нервы людей, что, на мой взгляд, самое важное. Например, в университете студенты выбирают интересные им предметы и сдают их когда угодно сколько угодно раз. Отношение ко всем студентам одинаковое — вне зависимости от национальности и цвета кожи. Многие итальянские студенты выбрали наш факультет в том числе для того, чтобы иметь возможность общаться с представителями разных культур. Учащимся из стран третьего мира со сложной политической ситуацией выплачивается особая стипендия, около 600 евро в месяц (при том, что россияне, например, могут рассчитывать где-то на 100 евро в год), им предоставляется общежитие. Так что албанцы, сирийцы, иранцы, африканцы чувствуют себя тут очень комфортно.

В общем, если хочешь учиться, двери открыты, а как и сколько — зависит только от тебя.

— Дорого жить и учиться?

— Да, дорого, в целом выходит около тысячи евро в месяц минимум, но экономить учишься быстро. Правда, тут как и везде — при наличии своей квартиры живется куда проще.

— Планируешь вернуться?

— Как получится, но вообще не хотелось бы. В дальнейшем я бы хотела заняться преподаванием русского в университете и в целом продвигать русскую культуру в Италии.