Манифест — это всегда декларация о намерениях с оттенком утопии. С конца XIX века редкое социальное и культурное движение обходилось без манифестов. «Теории и практики» выбрали 10 программных документов, которые стремятся сделать будущее еще лучше и интереснее: от манифеста коммунистической партии до экологического благоденствия в Ванкувере.

Манифест коммунистической партии

Карл Маркс и Фридрих Энгельс, 1848

Манифест коммунистической партии — один из важнейших политических текстов современности, чье влияние на ход человеческой истории сложно переоценить. Написанный Марксом и Энгельсом в 1848 году он затрагивает не только принципы, методы и задачи зарождающихся в то время коммунистических организаций, но и определяет концептуальную основу будущей идеологии. Маркс и Энгельс были уверены: классовая борьба — движущая сила истории всех существовавших сообществ — приведет к социальной революции и новому общественному строю, капитализм погибнет от рук пролетариата, на смену которому должна прийти ассоциация свободных индивидов. С момента выхода документа прошло больше 160 лет, коммунизм успел прийти и сойти с арены жарких политических баталий, показав, что революция — совсем не универсальный способ достижения прекрасного будущего. Но гуманистический пафос манифеста актуален как никогда — подавляющая часть планеты все еще живет в неравенстве, бедности и эксплуатации, и с тех пор мало что изменилось.

«На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»

Манифест 3 января

Брюс Стерлинг , 2000

К началу миллениума идеолог киберпанка писатель Брюс Стерлинг выступил с предложением нового культурного манифеста, основанного на идеях Viridian Design Movement. Цвет виридиан имеет голубовато-зеленоватый оттенок — в противовес природному зеленому, традиционному цвету защиты окружающей среды. Манифест провозглашает торжество дизайна, культурной индустрии и технического прогресса, а также всеобщую мобилизацию в борьбе с глобальным потеплением: для этого пригодятся социальная инженерия и суды над климатическими преступникам. Свой текст Стерлинг адресовывает прежде всего культурной элите, которая должна создать все условия для власть неимущих: сделать заботу об экологии роскошью и классовым маркером, продвигать искусственную пищу и потребление нематериальных благ. И хотя официально движение прекратило существование в 2008 году, пафос их проекта кажется не таким уж и утопическим.

«После долгих лет копирования, присвоения, высвобождения и внеисторичности постмодерн должен закончиться. И тогда после конца века появится мгновенная и неутолимая жажда подлинно нового»

Манифест футуризма

Филиппо Томазо Маринетти, 1909

Первый манифест футуризма был опубликован в газете Le Figaro в виде платного объявления на первой странице. Как и во всех последующих манифестах и работах футуристов, в нем прославлялись прогресс, скорость и разрушение старых идеалов. «Насилие и точность» — такую формулу манифестов вывел Маринетти.

Позже манифесты стали появляться чуть ли не на каждом собрании кружка футуристов в Италии, России и других странах, нередко процесс сопровождался спорами и драками. Футуристы регулярно выпускали свежие версии текстов, чтобы удержать внимание публики, сбрасывали свои манифесты с балконов, самолетов и движущихся машин. Манифест 1909 г. — дедушка художественных манифестов: вскоре последовали программные документы дадаистов, сюрреалистов, вортицистов, конструктивистов и других новых групп. Авторы ранних художественных манифестов верили, что искусство может изменить мир, но ситуация после Первой мировой войны оказалась несколько иной.

«Красота может быть только в борьбе. Никакое произведение, лишенное агрессивного характера, не может быть шедевром. Поэзию надо рассматривать как яростную атаку против неведомых сил»

Описывая современную американскую диету, условия содержания животных и труда рабочих в продовольственной индустрии, колумнист New York Times и кулинар Марк Биттман выносит неутешительный вердикт: сложно вообразить более неустойчивую и разрушающую систему. Авторство первого продовольственного манифеста принадлежит футуристам, которые призывали, среди прочего, отказаться от вилки, ножа и пасты — она делает людей депрессивными и пассивными, но у Биттмана все предельно серьезно. Для того чтобы сделать нашу жизнь более здоровой, безопасной и продуктивной, он предлагает несколько важных шагов. Во-первых, изменить систему субсидий: финансировать не производство сои и кукурузы, большая часть которых идет на промышленные цели, а мелких производителей настоящей еды. Во-вторых, поощрять полезные инициативы, как домашнее приготовление пищи, переработка мусора, устойчивое сельское хозяйство и продовольственное образование для детей и взрослых. В-третьих, использовать принудительные методы: обложить налогом производство и рекламу вредной еды, обязать писать правду на этикетках.

«Еда и все, что с ней связано, играют решающую роль в здоровье человека и общества, национальной и международной безопасности. На кону не только здоровье людей, но и всей планеты»

В разгар холодной войны английский философ, математик и литератор Бертран Рассел выпустил обращение к руководителям государств и всему человечеству, в котором описывалась опасность применения ядерного оружия. Документ подписали 11 ученых: работавшие над манифестом Рассел, Ротблат, Жолио-Кюри, Эйнштейн и сочувствующие их целям Борн, Бриджмен, Инфельд, Меллер, Полинг, Пауэлл и Юкава.

Манифест положил начало Пагуошскому движению ученых, выступающих за мир, разоружение и научное сотрудничество. Декларируемые документом цели были частично достигнуты: за последние полвека новая мировая война так и не началась, а вопрос ядерного разоружения до сих пор остается в повестке дня международного сообщества. Но, с другой стороны, локальные конфликты никуда не делись, а военные бюджеты крупных стран постоянно растут. Поэтому и сегодня манифест Рассела — Эйнштена важен так же как и 60 лет назад.

«Перед нами лежит путь непрерывного прогресса, счастья, знания и мудрости. Изберем ли мы вместо этого смерть только потому, что не можем забыть наших ссор?»

В XXI веке манифесты пишут и города, к примеру, Ванкувер. Согласно разработанному по инициативе мэра Ванкувера Грегора Робертсона проекту, к 2020 каждый горожанин будет жить в 5 минутах ходьбы от парка или пляжа, обеспечен доступом к здоровой локальной пище и чистейшей воде, а еще дышать самым чистым воздухом на планете. Более 50% поездок будут совершаться пешком, на велосипеде или с помощью общественного транспорта, вакансий в зеленом секторе станет в два раза больше, а все новые здания будут углеродно-нейтральными и энергосберегающими. Кроме того, экологический след, выбросы парникового газа и потребление воды уменьшатся на 33%. Инициаторы проекта регулярно и в деталях сообщают, как обстоят дела с его реализацией. Манифест Ванкувера — великолепный пример того, как локальные сообщества, взяв ситуацию в свои руки, доказывают, что будущее планеты зависит только от нас.

«Самый зеленый город в мире будет полон жизни. Его жители, здоровые, счастливые и процветающие, будут сосуществовать по принципу «одна планета для всех» — так, чтобы в целости и сохранности передать ее будущим поколениям»

В своем манифесте группа Hacktivismo, ответвление хакерского коллектива Cult of the Dead Cow, напоминает, что свобода информации — одно из фундаментальных прав человека. Критикуя интернет-цензуру и репрессии со стороны государства, она заявляет о своей решимости выступить защитником свободы слова и разработать технологии, которые бы могли противостоять цензуре информации в интернете. Ограничение доступа к информации повлечет за собой интеллектуальный, духовный и экономический спад, волну ксенофобии и дестабилизацию мирового порядка.

Это не первый текст подобного толка. «Манифест хакера» появился еще в 1986, но декларация Hacktivismo, пожалуй, главный документ, постулирующую нелегкую будущую судьбу интернета. С момента его написания прошло 12 лет, и на фоне недавних скандалов с NSA, Anonymus и Wikileaks его пророческая сущность проявляется все больше и больше.

«Государственная цензура интернета — серьезная форма организованного и систематизированного насилия против граждан, подрывающая доверие»

Манифест Биокосмизма

А. Святогор, 1922

Русский биокосмизм возник в 20-е годы ХХ века как литературное движение, а позже — анархическая фракция. Биокосмисты считали индивидуальное бессмертие высшей целью государства, а упразднение частной собственности невозможным без отмены частного времени. Они считали, что основное право человека — это право на бессмертие и на свободу перемещений в космическом пространстве, противопоставляя себя «земным» буржуазным ценностям. Движение тесно связано с космизмом, представителями которого были основоположник советской космонавтики Циолковский, биофизик Чижевский и основатель учения о биосфере Вернадский. Биокосмизм стал предтечей трансгуманизма, участники которого хотя вырваться за пределы современного понимания «человеческого» с помощью новых технологий. Особенно актуально манифест звучит на фоне последних новостей от компании Google, объявившей о запуске инициативы Calico, направленной на то, чтобы максимально увеличить продолжительность человеческой жизни.

«Мы слишком определенны и актуальны, и нам слишком мало даже четверки наклонений. Десятки и сотни наклонений! Нам необходимо наклонение космоса и наклонение бессмертия!»

Манифест киборга

Донна Харауэй, 1985

Несмотря на близость к научной фантастике, эссе «Манифест киборга: наука, технология и социалистический феминизм в конце 20 века» рассматривает вполне проблемы — будущее гендера под углом эссенциализм и натурализм. По мнению американского биолога и философа Донны Харауэй, в результате современных социально-технологических трансформаций мы больше не можем воспринимать себя как человеческих существ. С долей иронии она оценивает наше современное бытие и считает, что людям было бы куда правильнее провозгласить себя киборгами. В частности, это могло бы решить фундаментальные вопросы феминизма. В мире, где живут Homo Cyborg, нет гендерных различий, более того — не существует границы между человеком и животным, человеком-животным и машиной, материальным и нематериальным. Когда будут пересмотрены традиционные представления о том, что такое человек, а бинарные оппозиции гуманизма преодолены, воцарится справедливость и взаимоуважение, без конфликтов и противоречий.

«Эта мечта не об общем языке, а о могучем атеистическом разноречии…Лучше я буду киборгом, чем богиней»

«Будущее принадлежит любознательным» — уверены создатели Skillshare, онлайн-сообщества по обмену знаний. Согласно их замыслу, каждый человек на планете должен иметь возможность научиться чему угодно, где угодно, в любом возрасте и по доступной цене. Критикуя стандартизированность традиционного образования, они утверждают, что в процессе обучения не существует единственно правильных дорог. Настоящие достижения — это не успешно пройденный тест или полученная степень, а то, что ты создал — например, первый испеченный тобой пирог. Одна из ключевых идей нового образования и обучения — «Learn by Doing»: учиться через коммуникацию с другими учениками, на собственных действиях и ошибках. Но это не все — каждый может чему-то научиться у другого, и следовательно мы все учителя, а лучшие из учителей просто задают нужные вопросы. Когда люди учатся всю жизнь, они никогда не станут выпускниками, и если каждый будет делиться своими знаниями, наш мир станет куда лучше.