24 сентября в Центре имени Мейерхольда прошел спектакль «Алиса и государство», основанный на лекциях Александра Аузана об отношениях между государством и гражданами. После спектакля состоялась дискуссия, на которой, с одной стороны, обсуждались вопросы современного политического театра, а, с другой — участники пытались разобраться, существует ли сейчас возможность нового общественного договора.

Александр Аузан, экономист, президент Института национального проекта «Общественный договор», декан Экономического факультета МГУ

Сейчас организации приняли характер виртуальной связи, причем связи очень серьезной. Мы понимаем, что появление большого количества людей на площадях объясняется тем, в социальных сетях образовались круги людей, которые просто вышли друг на друга посмотреть. И их тоже можно считать общественной организацией. Кто сказал, что у нее обязательно должен быть устав и официальное собрание? Главное, что возникла определенная связка людей.

Мы все время находимся «между анархией и Левиафаном». А причем в каких-то условиях анархия — действительно замечательная система, и есть работы, это доказывающие. С другой стороны, мы понимаем, что она может превратить страну в кровавую кашу, если не появится государство с палкой, которая «бьет один раз, но по голове». Вот и мы все время бросаемся из крайности в крайность, из огня да в полымя.

Вектор развития государства определяется не только созданием организаций. Принципиальное решение о развитии этого вектора вы принимаете каждый день, в зависимости от того, какой канал телевидения включаете. Или, когда снимаете квартиру и думаете, заключать договор или нет, целиком платить налоги или нет. Не только выборы, а каждое ваше решение в повседневной жизни определяет то, как будет устроена страна. Человек мучается не потому, что государство ужасно — ведь, строго говоря, оно ужасно всегда. Но человек мучается выбором, как ему жить. И будет мучаться этим постоянно. И тут важно помочь ему, чтобы он научился видеть последствия своих действий.

Елена Гремина, сценарист, драматург, директор Театр.doc

Больше всего мне хотелось, чтобы наш театр не был похожим на другие авторитарные театры с вертикальной системой. Мне всегда казалось странным, что мы ходим на митинги за честные выборы с белыми ленточками, а потом спокойно возвращаемся в свои театры, где царит полный тоталитаризм. Они обычно похожи на храмы, а их внутренняя система завязана на каком-то одном боге, который все решает. В таких театрах гниют молодые артисты и режиссеры, смены поколений не происходит, и все это очень напоминает то, что мы наблюдаем сейчас в стране.

Надо понимать, что театр сейчас становится другим. Поскольку индустрия развлечений развивается все больше, то у меня всегда есть миллион вариантов, как хорошо провести время. И поэтому в театр я пойду скорее не за развлечением, а чтобы почувствовать то, что происходит между зрителем и артистом, между сценой и публикой. Мне кажется, что этот момент сиюминутного общения, сиюминутного переживания может дать только он. И, кроме того, такие вот спектакли, как «Алиса и государство», пусть и не дают готовых решений, но в каком-то смысле выполняют функцию правового ликбеза.

Основоположником нынешней династии шведских королей был наполеоновский маршал Бернадот. Интересно, что он всегда ходил в баню один, чтобы никто не увидел у него на груди татуировку «Смерть тиранам». Это хороший пример, доказывающий, что, пока человек не отличается от того, с кем он борется, система и дальше будет только воспроизводить саму себя.