9 октября Культурный центр ЗИЛ запускает новый проект Fashion Factory, связанный с развитием российских творческих индустрий в сфере моды. Куратор проекта Fashion Factory Людмила Норсоян рассказала T&P о том, почему швея должна быть программистом, а продавец — аналитиком.

Людмила Норсоян, дизайнер марки Norsoyan, эксперт моды, преподаватель MBA «Индустрия моды» в МГУ, специализируется на применении передовых научных разработок при создании одежды.

Всю сознательную жизнь я учусь, используя любую возможность. Каждая открытая дверь, каждое случайное знакомство, каждая пара строчек в интернете становятся отправной точкой к поиску и получению информации. Вначале такой подход носит хаотичный порядок: ты случайно о ком-то или о чем-то узнаешь, на дурака организовываешь встречу , с горящим взглядом напрашиваешься на ученичество и получаешь желаемое — конечно, если готов не только гореть, но и работать.

Затем наступает период систематизации знаний: ты методично собираешь информацию, обрастаешь возможностями в профессии, применяешь полученное знание в работе , систематизируешь их, выстраивая собственную вселенную. И в какой то момент ты обнаруживаешь в себе неудержимое , естественное желание передавать знания. Вначале — единичным ученикам, затем — широкой аудитории, и в итоге задумываешься о создании собственной школы. Должна добавить, что процесс твоей личной профессиональной эволюции находится в счастливой линейной зависимости от эволюции образовательной: систематизируя свои знания для других, ты расширяешь собственный уровень горизонта, счастливым образом продолжая идти вровень с эпохой. И однажды приходит момент осознания новой задачи: взять на себя ответственность создания новой школы, чтобы передать свои возможности следующим поколениям.

«В образовании ситуация особенно наглядна и возмутительна: дешевая популяризация моды, продвижение ее как звездной, легко доступной, не требующей серьезных знаний и умений, сферы деятельности, привели к тому, что и учиться, и работать, и преподавать в нее ринулись толпы легкомысленных бездельников»

Так сложилось, что с середины девяностых я активно задействована и рабочих процессах и в образовательных, в глобальной индустрии моды: от Европы до Юго-Восточной Азии, от лакшери до масс-маркета, от традиционных производств до инновационных. И наблюдаю, как и сама индустрия, и образование если можно так выразиться, сыпется и ползет по всем швам. Мы живем в такой интересной реальности: сами формируем цивилизацию XXI века, с новыми требованиями к моде, к ее эстетике и функциональности, к этике производства и потребления и сами норовим передать ей по наследству нашу старческую интеллектуальную и деловую старческую немощь. В итоге получаем драматический разрыв между традиционной, громоздкой, неповоротливой и скучной индустрией, естественным образом отмирающей вместе с поколениями уходящего века, и молодой, неоформленной, не осознающей самое себя юной индустрией века высоких технологий, реальности и атомарного общества.

В образовании ситуация особенно наглядна и возмутительна: дешевая популяризация моды, продвижение ее как звездной, легко доступной, не требующей серьезных знаний и умений, сферы деятельности, привели к тому, что и учиться, и работать, и преподавать в нее ринулись толпы легкомысленных бездельников. Столько тысяч детей по миру ежегодно прорываются по огромным конкурсам в так называемые творческие вузы, чтобы выйти оттуда полуграмотными, безработными, околомодными несчастливцами. 20-25 летних доверчивых ребят, поколение интернета, воспитывают 70-80 летние дамы и господа, и профессионально и морально безнадежно застрявшие в 60-х годах XX века. 30-50 летние и того хуже — они окончили те же вузы, защитились там же на кафедрах и растворились в более приземленных сферах бытия и профессиях. И наконец мыльный пузырь лопнул, образование в сфере моды претерпевает системный кризис во всем мире.

Индустрия моды XXI века требует новый класс специалистов: высокоинтеллектуальных мастеров с универсальной подготовкой. Успешное владение любой профессией сегодня предполагает знания и умения сразу по нескольким направлениям. Каждый должен быть одновременно творцом, ремесленником, промышленником, управленцем и бизнесменом, аналитиком и практиком. Нужно воспитывать работников, владеющих математическим и аналитическим аппаратом мышления на всех уровнях ответственности. Нет сегодня понятия просто швея или просто менеджер. Швея работает на оборудовании с программным обеспечением и огромная часть ее работы — это создание программ для внедрения и производства продукции. Менеджер большую часть работы проводит в разработке и соблюдении бесконечных аналитических программ и графиков. Продавец переносит большую часть своей деятельности в интернет-сферу — и так далее, в алфавитном порядке всех специальностей.

«Процесс твоей личной профессиональной эволюции находится в счастливой линейной зависимости от эволюции образовательной: систематизируя свои знания для других, ты расширяешь собственный уровень горизонта, счастливым образом продолжая идти вровень с эпохой»

О чем я мечтаю, создавая Fashion Factory, — так это об учебном заведении, где все по делу и по уму в понимании новых реалий. Теория на базе практики, дуальная система класс- производство в ритме месяц на месяц, например. Образование будут давать специалисты успешных брендов, производств и предприятий, сами заинтересованные в подготовке профессиональных, технически и технологически подготовленных кадров. Месяц слушаешь лекции, занимаешься в лаборатории, делаешь проекты, затем месяц работаешь в действующих компаниях, в стране и за рубежом. Так полный курс — около 2 -3 лет. По окончании делаешь выпускной проект: неважно, коллекцию, цельный бизнес-план, другие идеи, но с обязательным обоснованием целесообразности проекта для рынка, с расчетом материально-технической базы. Затем публичная защита проекта перед прессой, специалистами индустрии и главное — перед будущими работодателями. Погружение в реальность и работа на внедренный в реальность результат как базовый принцип проекта.

``

MARKDOWN ERROR: Пожалуйста, убедитесь что вы не допустили ошибок в разметки страницы