Профессор политических и психологических наук Джеймс Флинн выступил с лекцией на TED, в ходе которой рассказал о том, как фрагментарно воспринимали мир наши предки сто лет назад и какая интеллектуальная пропасть нас разделяет. T&P публикуют основные тезисы выступления.

Если сравнивать наши интеллектуальные способности со способностями наших дальних родственников, разрыв окажется не просто большим — он огромен. Средний результат IQ-тестов сто лет назад составлял бы 70 баллов, такой результат сегодня классифицируется как близкий к умственной отсталости. Сейчас средний результат составляет 130 баллов, и это результат на грани с одаренностью.

Как вы знаете, машины, которыми мы пользовались в 1900 году, значительно изменились, потому что технологии и дороги стали совершеннее. Изменились и методы работы нашего сознания. Если раньше человек сталкивался с предельно конкретными проявлениями окружающего мира и пытался понять, как использовать их для своих нужд, то теперь он видит куда более сложную картину, для осознания которой требуются новые мыслительные практики — классификация, использование абстракций, серьезное отношение к гипотетическим моделям.

Еще один немаловажный фактор — гипотетические, этические дилеммы, которые всерьез обсуждаются нашим обществом. Благодаря абстрактному мышлению, классификации и научному подходу мы увидели окружающий мир во всей его полноте. И, осознав это, мы значительно расширили горизонты нашего мышления.

Советский психолог Александр Лурия провел серию опросов среди жителей деревни, которые закончили только четыре класса обучения. Одному из крестьян он дал такую задачу: «На Северном полюсе всегда идет снег. Там, где всегда идет снег, все медведи белые. Какого цвета медведи на Северном полюсе?» Ответ крестьянина состоял в том, что если кто-то приедет с Северного полюса и скажет, что видел белых медведей, он может быть ему поверит, но пока что все медведи, которые ему встречались, были бурыми. Другому крестьянину сообщили, что в Германии нет верблюдов, а Гамбург — город в Германии. На вопрос, есть ли верблюды в Гамбурге, он ответил: «Ну, если это большой город, наверняка есть». Деревенские жители не понимали вопросов Лурии, они не знали, как вообще можно решать задачи, которые не являются реальными. Не представляя мир во всей его полноте, они пытались разделить его на множество небольших кусочков, которые можно использовать в своих целях.

Сейчас все изменилось. Если посмотреть на экзаменационные вопросы 1910 года для подростков штата Огайо, можно заметить, что все они очень конкретные — к примеру, назвать столицы всех штатов США. В 1990 году школьникам задают совсем другие, абстрактные вопросы — почему самый большой город в штате может не оказаться столицей (один из ответов — потому что столицы раньше назначались под влиянием деревенских элит). В 1990 году в Америке только три процента профессий были когнитивноемкими, требующими постоянного обновления знаний. Сейчас их около 35%, и это не только врачи, ученые и адвокаты, но и, к примеру, программисты. По сравнению с врачом начала века, который был обучен всего нескольким трюкам, современный доктор имеет за своей спиной годы научной практики.

Еще один немаловажный фактор — гипотетические, этические дилеммы, которые всерьез обсуждаются нашим обществом. Благодаря абстрактному мышлению, классификации и научному подходу мы увидели окружающий мир во всей его полноте. И, осознав это, мы значительно расширили горизонты нашего мышления.

Полностью посмотреть лекцию Джеймса Флинна можно на сайте TED.