Сэйдзюн Судзуки — один из самых необычных режиссеров Японии, классик жанрового кино, которого потом записали в пионеры постмодернизма, благодаря чему, возможно, он так горячо и любим Тарантино. C 20 сентября по 21 декабря к 90-летию со дня рождения японского режиссера в Москве при участии Государственного центрального музея кино и посольства Японии в кинотеатре «Пионер» проходит объемнейшая ретроспектива его работ разных периодов. На этой неделе показывают его картины из второго цикла ретроспективы, посвященного годам расцвета студии «Никкацу». Подробнее о ректроспективе T&P рассказал ее координатор Максим Павлов.

Максим Павлов

координатор ретроспективы Сэйдзюна Судзуки, заместитель директора ФГУК «Государственный центральный музей кино»

«Если в двух словах, кто такой Судзуки для японского кино — то это японский Хичкок. Это человек, который начал в традиционном жанровом кино категории Б и потом потихонечку, кадр за кадром, в буквальном смысле, внутри этого жанра стал по-хорошему хулиганить. Изобразительный ряд у Суздуки, особенно после начала работы с Такео Кимурой, такой, что зритель может из реального пространства и времени попасть в абсолютно условные.

Он достиг той степени мастерства, когда человек начинает смотреть на банальную криминальную сцену как на произведение художественное: криминальное пространство может выглядеть как шикарная декорация для большого голливудского мюзикла — и это, конечно, характерно именно для Судзуки. В японском, да и вообще в мировом кинематографе, до него мало кто этим пользовался — не случайно Судзуки считается отцом постмодерна до, собственно, его появления. Сам он, насколько можно судить из интервью, к такой классисфикации относится скептически, но тем не менее мы знаем, что многие американские и европейские режиссеры, начавшие творить в восьмидесятые и девяностые, считают его чуть ли не провозвестником стиля. Ну и знаменитый оммаж того же Тарантино всем известен.

Удивительным образом Судзуки перешел через границы жанра, затем — через границы, собственно, Японии, и к концу восьмидесятых, через признания на фестивалях, стал всемирно известен. Теперь, слава Богу, и Россия обратилась к раннему творчеству Судзуки, пытаясь в истоках жанра найти начало того самого авторского стиля, который режиссер развил в восьмидесятые, после десятилетнего периода молчания в большом кино, последовавшего за тем, как его выгнали со студии «Никкацу».

Наш второй цикл начинается с фильма «На связи тринадцатый» и хронологически заканчивается «Молодость зверя» — наверное, самым известным фильмом, входящим во вторую часть нашей программы. В первый цикл вошли фильмы периода, который можно скорее назвать ученическим (несмотря на то, что в этот период Судзуки уже работает режиссером, а не ассистентом) — здесь же он уже набирает форму. Это, можно сказать, концентрированное выражение стиля «Никкацу». Еще не тот Судзуки, которого все полюбили и чтят как мэтра — это будет в третьей серии — но все характерные черты стиля уже сложились к этому периоду.

Можно сказать, что появление того классического стиля Судзуки — родоначальника постмодерна здесь дано в гомеопатических дозах: вы будете смотреть, как в отдельных фрагментах, в отдельных деталях, монтаже и декорациях проявляется то, что в дальнейшем станет характеристикой его стиля. В этом свете можно сказать, что вся программа Судзуки — особенно первая и вторая часть — это программа для широкого зрителя: фильмы про якудза, детективы, классические экшн-фильмы. Любой, кто любит детектив, может спокойно прийти и посмотреть любой фильм второго цикла — там еще не так много будет того, что принято называть «арт-кино». Может быть, только за исключением последнего фильма «Молодость зверя», который в определенном смысле является переломным — там его оператор очень интересно работает с цветом. Это фильм, который стал наиболее известным за пределами Японии, но значительно позже.

Еще во второй цикл вошло несколько фильмов, где главную роль исполняет Кодзи Вада, известный актер, который снимался в нескольких фильмах у Суздуки, в том числе в фильме «Молодой ветер за перевалом». Это одна из его любимых картин, как он сам сказал в интервью для нашего буклета. Как и большинство режиссеров, он не склонен оценивать свои фильмы, но про этот сам говорит, что работать на нем ему было особенно приятно. Можно считать, что это его любимый фильм из собственных.

Все фильмы сняты на студии «Никкацу». Это период расцвета самой студии, так что можно сказать, что мы знакомим зрителей не только с характерным творчеством Судзуки, но и с расцветом «Никкацу» того периода, когда на ней снимали фильмы про Якудза. До этого на «Никкацу» ставили преимущественно фильмы о самураях, а потом переключились на, так называемую, легкую порнографию. Именно период конца пятидесятых — начала шестидесятых для «Никкацу» был периодом расцвета экшн-фильмов».

Все фильмы показываются с пленки.

Вход на показы свободный — билеты можно получить в кассе кинотеатра за час до сеанса.