В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Василий Сысоев поменял химию на биологию, а Москву на Гейдельберг, где ставит эксперименты, чтобы найти новые РНК-связывающие белки, ездит верхом и получает одну из самых высоких стипендий в Германии.

Василий Сысоев

23 года

— Где ты учишься и как давно? Как ты выбрал свою аспирантуру?

— Уже больше года я аспирант Европейской молекулярно-биологической лаборатории (EMBL — European Molecular Biology Laboratory). Институт имеет пять отделений, я работаю в главном — в Гейдельберге.

В старших классах школы я читал популярные книги по современным наукам о живом и по мере возможности общался с учеными — в основном с аспирантами на летних и зимних школах и в кружке на Факультете биоинженерии и биоинформатики МГУ (ФББ МГУ). Для выполнения курсовых работ на химфаке я выбирал лаборатории, которые как-то были связаны с биологией.

После второго курса один из выпускников аспирантуры химфака, с которым мы подружились, помог мне организовать летнюю практику в Институте биофизической химии сообщества Макса Планка в Геттингене — одном из лучших в Германии. Эта практика длилась всего два месяца, но сыграла очень важную для меня роль. Во-первых, я увидел, как живут и работают люди в Германии, и попрактиковался в английском, который, кстати, неплохо знал со школы. Во-вторых, я понял, что хочу работать среди людей из разных стран, и окончательно решил искать работу за рубежом. Наконец, самым главным результатом было то, что научился важным в моей области методам и выполнил то, что от меня требовалось. За это я получил хорошую рекомендацию.

В процессе обучения мои научные интересы стали сужаться, и они во многом определили мой выбор. Многоэтапный процесс выбора и поступления сложно описать в двух словах — в этом много деталей и тонкостей, и я готовлю несколько статей о моем опыте в своем блоге. Здесь скажу только, что в аспирантскую программу ЕМБЛ я поступил в результате открытого конкурса, правила которого изложены на сайте института. За полгода нужно было отправить документы и заявление, затем со мной поговорили по скайпу и пригласили в Гейдельберг.

Окончательные решения принимались после общения с руководителями лабораторий на месте.

— Ты учился в российском вузе? Какие воспоминания?

— Я закончил химический факультет МГУ. На химфаке было много хороших курсов — органическая и физическая химия, например, коллоидная химия, некоторые другие. Отдельно хочу отметить выдающийся спецкурс на кафедре химии природных соединений. Тем не менее, устаревших курсов тоже хватало.

— Где ты сейчас живешь — снимаешь или в общежитии? Как условия?

— Я снимаю квартиру-студию площадью 26 кв. м в центре Гейдельберга. Аренда составляет 385 евро, 30 евро уходит на интернет, 18 — обязательный взнос в фонд радио и телевидения, около 27 евро — счет за электричество. Найти эту квартиру было непросто, потому что спрос на такое жилье очень велик из-за большого числа студентов. Пробовал жить в коммуналке с другими аспирантами — не понравилось и оказалось ненамного дешевле.

Сам Гейдельберг — очень красивый и благополучный город. Гейдельберг в основном знаменит своим университетом — старейшим в Германии, но его достопримечательности этим не ограничиваются. В городе есть несколько очень известных научных институтов, например Немецкий центр исследования рака (DKFZ), Институт ядерной физики сообщества Макса Планка и другие.

Окрестности Гейдельберга (горы Оденвальд) очень живописны и оснащены туристической инфраструктурой — пешими и велосипедными дорожками, разметкой, транспортом, поэтому летом здесь много туристов.

На мой вкус, у этого города оптимальный размер — около 148 тыс. человек. Сложно представить более благополучное, чистое и комфортное место. Некоторые мои коллеги жалуются, что им скучно в таком маленьком городе, но я не разделяю их мнения — в Гейдельберге очень много людей самых разных профессий из самых разных стран, и всегда можно найти интересную компанию.

— Дорого жить и учиться? Как ты получил стипендию?

— Всем аспирантам (или почти всем) институт выделяет стипендию, то есть им платят из «внутренних источников» (internal funding). Постдоки (что-то вроде научных сотрудников) обычно получают зарплату из независимых фондов, перед которыми должны отдельно отчитываться. В моем институте одна из самых высоких стипендий в Германии, поэтому на все хватает.

— Какие бонусы дает статус студента и аспиранта?

— Кое-какие скидки, которыми я почти не пользуюсь. Немецкая железная дорога (Deutsche Bahn) продает скидочные карты студентам по льготной цене — на этом я экономлю 60 евро в год.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Над РНК-белковыми взаимодействиями и их ролью в развитии плодовой мушки. Моя задача — найти новые РНК-связывающие белки и выяснить роль, которую их способность взаимодействовать с РНК играет в определении общего плана мушиного тела, в формировании органов и так далее. Я вношу свою лепту в изучение вопроса о том, как из одной клетки — яйца — получается целая муха.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Я уже не учусь, только работаю. В моей области есть пара десятков человек — заведующих лабораториями, ко мнению которых все прислушиваются. Я их регулярно вижу, поскольку они часто приезжают на конференции или с семинаром в наш институт.

— Опиши свой обычный учебный день.

— Мой рабочий день в принципе не отличается от рабочего дня среднего научного сотрудника — я планирую эксперименты, ставлю эксперименты, анализирую данные, консультируюсь с коллегами. Несколько раз в неделю хожу на семинары. Строгого расписания ни у кого нет, и все работают тогда, когда им нравится. Тем не менее работать приходится много — часов по десять в день, а то и больше. На выходных всегда кто-то работает.

— А есть какие-то внеучебные активности?

— Я лично два раза в неделю хожу в тренажерный зал и время от времени езжу верхом. Других возможностей заниматься спортом миллион — есть и бассейны, и клубы единоборств, и скалолазание.

Самые лучшие вечеринки обычно бывают в студенческих коммуналках — иногда набирается 100–200 гостей, среди которых можно встретить самых разных людей. Мне особенно нравятся джем-сессии — на них приходят в основном студенты гуманитарных факультетов.

Иногда я уезжаю на один или два выходных, чтобы посмотреть другой город. А на неделе развлекаюсь тем, что смотрю на своих рыб — недавно один из аспирантов, выпустившись и уехав в Японию, оставил мне столитровый аквариум.

— Какое самое главное знание или умение ты получил в процессе обучения?

— Я постепенно накапливаю опыт взаимодействия с ближайшими коллегами, коллегами по институту, соперниками и союзниками. Это очень полезный опыт, который сложнее получить в менее известных институтах. Я думаю, очень хорошо работать в институте, который является площадкой для проведения курсов и конференций.

— Планируешь вернуться в Россию?

— Да, на праздники в декабре.

— Где будешь работать, когда закончишь учебу?

— Пока я собираюсь продолжить академическую карьеру, то есть останусь в науке. Поскольку современная наука — это глобальная отрасль, я не знаю, в какой стране будет находиться лаборатория, в которой я найду работу после аспирантуры. Вообще, будущее туманно, но у меня есть уверенность, что все будет хорошо.